ЛитМир - Электронная Библиотека

– Благодарю.

– Она будет на службе?

– Будет.

– Матушка не придет.

– Обязательно придет, Маркус. – У Алекса не было на этот счет никаких сомнений. Что бы ни говорила Джудит, она поступит так, как положено.

Наступило молчание. Маркуса снедало любопытство, и Алекс хорошо понимал.

– Она вульгарна? Она прилично выглядит?

– Ты увидишь ее достаточно скоро, – ответил Алекс, отказываясь удовлетворить любопытство брата. – У тебя все, Маркус?

– Алекс...

– Больше говорить не о чем. Полагаю, тебе нужно написать проповедь, и ты не станешь злоупотреблять моим радушием...

Маркус хотел что-то сказать, но раздумал и отвернулся, потом снова повернулся к брату.

– Ты всегда поступаешь по-своему, не так ли, Алекс?

– Всегда, – ответил Алекс. – И тебе лучше помнить об этом.

– Мой дорогой Алекс, ты никогда никому не даешь этого забыть.

Стук в дверь разбудил Франческу, и она не сразу поняла, где находится.

– Мисс? – Голос был мягким, низким, женским. – Мисс, я пришла распаковать ваши вещи.

Служанка. Одна из многих, с которыми Франческу недавно знакомили.

Она выбралась из постели, открыла дверь.

– Прошу прощения, мисс... меня зовут Агнес.

– Да, конечно. Агнес. – Франческа с трудом соображала, но все же была уверена, что совершенно не хочет, чтобы бойкая Агнес рылась в ее вещах или в вещах Сары.

Глаза Агнес расширились.

– О, я разбудила вас, мисс?

– Да, я дремала. Я позову вас попозже.

– Прекрасно, мисс. – Агнес присела в реверансе. Франческа, захлопнув дверь, прислонилась к ней спиной и закрыла глаза.

О Боже. Теперь она уже полностью проснулась.

Все эти слуги. И все непристойные костюмы Сары. Что же ей с ними делать? А с одеждой Сары? Какая ужасная идея – привезти их с собой. Но еще хуже выдавать себя за Сару. Это просто катастрофа.

Ей не справиться с этим.

Франческа схватилась за голову. «Что бы сделала Сара? – спросила она себя и тут же ответила: – Сара победила бы врага. Взяла бы в свои руки бразды правления в доме, убежденная в том, что рождена для жизни в роскоши и праздности».

Почему, ну почему Уильям не поселился в этом доме наперекор всем? Миэр не смог бы ему отказать при остальных членах семьи, которые, по идее, должны были принять сторону Уильяма, обедневшего младшего сына, если даже не поддерживали его решения жениться на Саре.

Сара была артисткой. И могла сыграть роль любезной леди не хуже других.

Возможно...

Но не в этой одежде. Нет, надо спрятать эти вещи. Зачем только она привезла их с собой?

Это говорило лишь о ее наивности: не продумала заранее все до мельчайших деталей, с которыми ей придется столкнуться, коль уж решила выдать себя за Сару.

И не последнюю роль тут играла одежда. Миэр окончательно растерялся, увидев ее в подобающем случаю трауре, и всю дорогу никак не мог прийти в себя.

Он действовал ей на нервы своим пристальным вниманием, своим молчанием.

Молчание – тактика тирана; тетя Ида к ней часто прибегала. Франческа хорошо это знала. Кларисса очень переживала, а Франческа была счастлива, что не слышит упреков тети Иды.

Но в молчании Миэра таилась угроза. И Франческе приходилось заполнять паузу, в чем-то признаваться, защищать себя – Сару – чтобы он не сделал необоснованных выводов.

Общительная Сара именно так и поступила бы.

Но Франческа, использовала это молчание словно стену, отгородившись ею от оскорблений Мэра, от его яростного желания унизить Сару, за которую Франческа себя выдавала.

И теперь она пожинала плоды своего обмана. Одно дело – противостоять Миэру и совсем иное – оказаться со своей ложью в этом логове его родственников.

Какой же нелепой, опрометчивой была эта идея! Скорее всего, ее Кольм не имел никакого отношения к Саре, и устроенный ею маскарад оказался бессмысленным.

Нет... слишком много совпадений. Сначала Кольм поселил ее именно в этом пансионе, потом к ней врывается совершенно незнакомый человек и настойчиво интересуется им.

Да, но Сара... в этом и был камень преткновения.

Что, если это окажется ложным путем?

Кольм станет потешаться над ней. Он скажет: «Ты пошла на такое ради любви ко мне?» И полюбит ее за это...

Одежда... Она заставила себя вернуться к действительности. Нельзя терять время, мечтая о Кольме. Надо сделать что-то с одеждой до возвращения Агнес.

Самое простое – это распаковать вещи и где-нибудь их спрятать. Только здесь вряд ли найдешь укромное место.

Ей самой хотелось спрятаться.

Где в этой комнате можно что-либо спрятать, где? Где не будет любопытных глаз, шаловливых рук?

Она вошла в гардеробную. С одной стороны встроенные шкафы, совершенно пустые, видимо для вещей Сары.

Нет, здесь нельзя. Может, среди вещей Уильяма?

По другую сторону она увидела аккуратно висевшие костюмы и сюртуки и ящики, доверху заполненные безупречно сложенными вещами.

Она прикоснулась к великолепно отглаженным рубашкам.

И здесь нет места для вещей Сары...

Великолепно отглаженные...

О Боже милостивый...

Слишком дорогие и элегантные для Уильяма, носившего подержанную одежду, купленную на распродажах.

Это не его вещи...

– Моя дорогая Сара, – произнес Миэр с порога. – Как хорошо! Я знал, что вы в гардеробной. Думаю, вам пора раздеться.

Глава 4

Конец игре.

Так скоро Франческа этого не ожидала. Впрочем, она недооценивала Миэра с первой же их встречи. Тиран не знает пощады в преследовании врага.

А враг – это она.

Он чуть не довел ее до сердечного приступа. Ноги ее не слушались, руки дрожали. Он не должен видеть ее в таком состоянии.

Надо держаться. Помнить, что начался первый акт спектакля, в котором она исполняла роль Сары Тэва, а Сара никогда не сдавалась.

Она уступила лишь неизлечимой болезни, подточившей ее силы...

Франческа медленно обернулась, заставляя себя успокоиться усилием воли, которой, как она знала, у нее не было. Она будет держаться. Ради Сары. Ради Кольма.

– Милорд?.. – За годы общения с Тетей Идой она научилась говорить ледяным тоном. – Не ослышалась ли я?

Ее самообладание озадачило его. Она должна была прийти в ярость от того, что он поместил ее в свою комнату. Но столь высокомерного тона от грязной потаскухи он не ожидал и не собирался его терпеть.

Пора поставить на место эту развратницу.

– Моя дорогая Сара, а зачем тогда вы здесь?

– Минута откровения, – пробормотала она. – Так зачем я здесь? – Она буквально выдавила из себя эти слова. Даже Сара, в отчаянии обратившаяся к графу, не представляла себе, на что он способен, не знала, что его планы могут идти вразрез с ее планами.

Какая досада, что он застал ее в гардеробной! Надо немедленно лишить его такого преимущества. Но для этого она должна приблизиться к нему, это ужасно, но еще ужаснее, если он зажмет ее в углу.

Она прошла мимо Миэра, стараясь не касаться его и чувствуя на себе его насмешливо-пронзительный взгляд.

– Вот теперь мы с вами лицом к лицу, Сара Тэва. – Но это ему еще меньше понравилось. В сумеречном свете комнаты она казалась еще более аристократичной; траурное платье облегало стройное тело, а точеное лицо выражало презрение к нему и к его игре в «кошки-мышки».

Кто эта женщина?

– И что же вы видите, милорд?

Нахальная, раздраженно подумал он; она чертовски хорошо знает, что он видит, что увидел бы любой мужчина, взглянувший на нее: зрелое, завораживающее тело, пристойно одетое и источающее похоть.

Она права – пора заканчивать игру.

– Мне нужно то, что Кольм отдал вам, – решительно заявил он.

Франческа замерла.

– Я не знаю, о чем вы говорите.

– Вы настоящая лгунья. – Она отшатнулась от него.

– Так вот зачем вы привезли меня в Англию? Чтобы я сказала вам то, о чем не имею понятия?

Он захлопал в ладоши.

9
{"b":"7205","o":1}