ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайная жизнь мозга. Как наш мозг думает, чувствует и принимает решения
Честная книга о том, как делать бизнес в России
Супербоссы. Как выдающиеся руководители ведут за собой и управляют талантами
Пиковая дама и благородный король
Небо в алмазах
Звездочёты. 100 научных сказок
Естественные эксперименты в истории
Братья и сестры. Как помочь вашим детям жить дружно
Воскресни за 40 дней
A
A

Нетрудно себе представить, как распалялся и заводился похотливый любитель подглядывания при виде трех обнаженных девственниц, принимающих самые эротические позы и положения, изо всех сил старающихся соблазнить его.

Так что прельстить сластолюбца Уика было совсем нетрудно.

Что-то в этой мысли было… Она перестала ласкать себя и украдкой бросила взгляд на Инноченту, которая стояла на четвереньках, потягиваясь словно кошка.

Такая безрассудная… так уверенная в себе, хотя ничего неизвестно насчет действительных намерений Уика… Да, ей не следует быть похожей на них.

Сердце вдруг бешено забилось. Она изменит правила игры. Одна из подобранных ему девственниц не станет вилять хвостом, обхаживать его, выставлять напоказ свои прелести. Она проявит характер и выдержку. Она заставит его пойти за ней. Заставит его потрудиться для этого, черт бы его побрал, попотеть ради нее.

Он может в мгновение ока выгнать ее из дома, с некоторой опаской подумала Дженис, оценив возможные последствия. Она еще не играла с мужчинами вроде Уика, который уверен, что все, что он ни пожелает, будет положено к его ногам, стоит ему только свистнуть.

Но как иначе отличиться от других, когда все они в масках, и лишь их обнаженные тела выставлены на всеобщее обозрение?

Больше никаких демонстраций. Она скромно присела на край кушетки и скрестила руки на груди. У нее дух захватило при мысли о следующем отчаянном ходе, сердце готово было выскочить из груди. Она шла на огромный риск. Наплевать на правила игры, установленные Уиком. Потребовать, чтобы он добивался ее.

Она была уверена, что он наблюдал за ними. Но что он мог увидеть такого, что отличало бы их от тех женщин, которых он знал? Обнаженное женское тело не имело тайн для него. За годы распутства он наверняка повидал все размеры, формы и цвета кожи, которые когда-либо существовали. Значит, только своим телом его не завлечь.

Господи, да это просто безумие. Любой скажет, что идти против его желаний – безрассудство. Но ей не оставалось ничего иного, ведь она должна отличаться от них, быть другой, возбудить в нем интерес. Придется пойти на хитрость. Она сделала глубокий вдох, чтобы обрести внутреннее равновесие.

– А где же Уик? – Когда она произнесла это, пути назад уже не было. – Почему мы ждем здесь, словно марионетки? Он давно должен был прийти и выбрать одну из нас.

Ее слова эхом разнеслись под высоким потолком зала, а потрясенные Инночента и Виртуоза застыли в своих позах.

– Отлично, – прошептала Инночента. Продолжай в том же духе, Весталка. – Только знай, что мужчины вроде Уика на дух не выносят болтливых баб.

– А если Уик не желает воспользоваться моей наготой, мистер Эллингем уже предложил свои услуги. Он заявил, что обожает заросшие волосами лобки. – Дженис выразительно посмотрела на низ живота. – Уж здесь-то я точно пройду отбор.

– Хватит! – раздался из-за стены рык, в котором безошибочно узнавался голос Уика. – Эллингем, ублюдок… Да я заставлю тебя сосать собственный член, если ты будешь соблазнять моих девственниц…

Уик пулей влетел в комнату.

– Где эта сука, что посмела приказывать мне?

Как будто это было трудно определить – Инночента лежала, выгнув спину, широко раскинув ноги, а Виртуоза приподняла ладонями груди, словно предлагая их Уику, который наконец заявился собственной персоной.

Дженис сидела совершенно прямо, словно за чашкой чая, скромно сложив руки на коленях, и ждала.

– А, так это наша Весталка. Та, что прячет свой пушистый лобок, даже когда утверждает, что мужики обожают его. Ну просто находка наша Весталка. Никогда бы не подумал, что мои пальцы смогут забраться так глубоко в лоно девственницы. И будут приняты там с пылом и жаром. И где же благодарность? Нет ее. Вместо этого наша Весталка выступаете претензиями. Видно, она забыла, что пришла сюда добровольно, чтобы завоевать мои ласки и симпатии. Вот так всегда с девственницами: сначала они позволяют отведать их нетронутых прелестей, а потом начинают командовать. – Он стоял в нескольких дюймах от нее, она подняла к нему скрытое вуалью лицо. – Здесь никто не командует, моя сладкая дырочка, царствуют лишь моя воля и мои желания.

– И тем не менее вы здесь.

Рискованные слова повисли в воздухе. Она замерла. Но Уик был не из тех, кто легко поддается на провокации.

– Ну конечно, чтобы показать, чего может лишиться неблагодарная болтливая девственница. – Он начал сбрасывать с себя одежду, предмет за предметом, прямо у них на глазах, а задохнувшиеся Инночента и Виртуоза смотрели на него, разинув рты. И вот он стоял перед Весталкой совершенно голый, за исключением одного: кожаного мешочка на мошонке, из которого гордо торчал твердокаменный член.

Он обхватил рукой толстый ствол и вплотную придвинулся к ней, так что пенис едва не касался ее губ. Но если он думал еще больше шокировать ее, то ему это не удалось.

Перед ней была сама сущность, воплощение мужчины. Этот гордый твердый объект желания, нетерпеливо трепетавший от неутоленной потребности завладеть самой интимной и потаенной частью женщины…

Да, да, именно так она его воспринимала. Этот длинный толстый член последует туда, куда проникли его пальцы, он заполнит ее так, как не смогла бы сделать никакая другая часть его тела.

Она не боялась его. Ей хотелось касаться, ласкать его. У нее просто слюнки потекли, так ей захотелось взять его в рот, заглотнуть. Все ее тело подобралось и напряглось. Независимо от ее разума и воли оно готово было раскрыться перед ним.

Она отбросила в сторону свои страхи. Она уже зашла слишком далеко. Риск не оправдывался, ему оставалось только прогнать ее. Ей больше нечего было терять. Абсолютно нечего.

– Но ведь и Уик тоже кое-чего лишится, – отважилась прошептать она, не в силах оторвать глаз от его массивного члена.

Она услышала его ворчанье и подняла на него взгляд. На бесстрастном лице его глаза пылали мрачным огнем.

– Возьми меня… – громко прошептала Инночента у нее за спиной.

– Нет, меня… – пропела Виртуоза. – От одного взгляда на тебя я просто сгораю от желания.

Дженис была уверена, что он слышал их слова, те, что ему тысячи раз и больше говорили женщины с самыми разными формами и темпераментами. И все же он не отводил глаз от ее лица, хотя Инночента и Виртуоза стонали и умоляли его прийти и заняться ими.

– Эллингем! Забери этих двух баб отсюда…

Эллингем тут же вошел, а Инночента и Виртуоза принялись вопить и реветь.

– Ваш черед еще придет, – утешил он. – Он всех вас опробует в равных условиях, прежде чем примет окончательное решение. Ведите себя тихо, не надо, чтобы он видел вас в таком состоянии. Пошли, я ублажу вас обеих, если вам так хочется…

Услышав эти обещания, произнесенные вполголоса, Дженис дала волю своему воображению.

– Ты можешь заниматься с ними, сколько душе угодно, – равнодушно бросил Уик. – А я попользую их потом, так уж принято среди друзей. А вот насчет тебя, Весталка… ты меня развеселила своей наивной наготой. Я имею в виду то, как глубоко мои пальцы забрались в твое лоно, какое невинное удовольствие они тебе доставили, каков на вкус твой дерзкий язык. Только поэтому ты избежала моего гнева за твою наглость. – А теперь, – он пристроился перед ней таким образом, что его член толкался в ее губы, – возьми его в рот и вылижи.

Она облизнула губы. То, о чем она никогда не расскажет. Никогда не должна говорить…

Великий Боже, он такой огромный, такой толстый и длинный – как же с ними управляются?

Она приподняла вуаль ровно настолько, чтобы он мог видеть только ее губы, сомкнувшиеся вокруг головки члена, и без малейших сомнений или колебаний втянула член поглубже между зубов и принялась старательно обсасывать головку.

Уик не думал, что он мог бы завестись больше, но вид ее девственных губ, с таким тщанием обрабатывавших его член, оказался столь возбуждающим, что он едва тут же не кончил.

– Сильнее, Весталка… – Он всем телом подался вперед, пытаясь проникнуть еще глубже, требуя, чтобы она как можно больше заглотнула его.

16
{"b":"7207","o":1}