ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И это был второй урок, который Дженис пришлось усвоить в тот же вечер: непрошеные гости вроде нее должны быть готовы к борьбе не на жизнь, а на смерть.

Глава 3

– Что это за симпатичная пташка? – промурлыкал Эллингем, поднося к глазам лорнет, когда спустя два часа на балу в Кавендиш-Хаус он прокладывал себе путь среди многочисленных гостей. – Посмотри, Макс, сколько людей и какое обилие юных сирен, жаждущих попасться на глаза Уику. Какая прелесть! У меня просто нет слов… Жалко, что сам он этого не видит. Хотя раболепие присутствующих, которое так тешит наше самолюбие, скорее всего заставило бы Уика зевать от скуки.

Эллингем и Макс наконец пробрались в самый центр толпы. Их окружали музыка и стайки очаровательных девушек, старающихся изо всех сил скрыть переполнявшее их желание выиграть конкурс невест, а те из них, кого природа обделила красотой, притворялись, что им все равно. И тут Эллингем увидел ее – словно яркий лучик солнца, сияющий в мягком свете канделябров. Обнаженная нежная шея. Волнующие изгибы чуть прикрытой груди. Облегающее платье. Элегантность и простота. А главное, внутренний свет, так выгодно выделявший ее среди остальных гостей.

К тому же девушка была явно неглупа – на Эллингема смотрели ее светящиеся умом глаза. А уж тело и стильное, смелое платье заслуживали высшей похвалы. Образ девушки был, несомненно, тщательно продуман. Не слишком вызывающий, но и весьма далекий от скромного. Прелестница выглядела элегантно и в то же время дерзко благодаря нескольким откровенным деталям туалета, которыми девушка умело пользовалась. Пышная грудь, с трудом сдерживаемая корсетом, могла оставить равнодушным только слепого, а нежная шейка, которую не скрывали тяжелые украшения, так и притягивала взгляды мужчин, заставляя их сердца биться быстрее.

Эта девушка точно знала, какое впечатление она хотела произвести. Отсутствие украшений и какой-либо вычурности выгодно подчеркивало ее молодость и естественную красоту. И это в обществе, где все искусственное считалось нормой.

Интересно, к какому типу девушек она принадлежала – к скромницам или кокеткам? Надо это выяснить. Но Эллингем не торопился. Ему приятно было наблюдать за тем, как она грациозно двигалась среди гостей, приветствуя друзей и знакомых, которые, по всей видимости, хорошо ее знали. И это еще больше возвысило девушку в глазах Эллингема, так как большинство приглашенных на бал принадлежали к сливкам общества. Тем не менее сам он видел ее в первый раз.

Где же она скрывалась все это время?

Хотя, возможно, девушка настолько умна, что предпочла держаться в тени, до тех пор пока Эллингем не пересмотрел всех девиц в Лондоне, а затем, когда он уже отчаялся найти подходящую кандидатуру, вышла на арену.

Ну и хитра же, бестия! Девушке сразу удалось привлечь к себе его внимание тем, что она не прилагала к этому никаких усилий. Хотя, вне всякого сомнения, она прекрасно понимала, кто он такой и какие цели преследует.

Задело ли это его за живое? Может быть, совсем чуть-чуть, признался себе Эллингем.

– Эта девушка ведет себя как настоящая герцогиня, – заметил Макс Боуэн.

– Да она наверняка такая же глупая курица, как и все остальные девицы, – с раздражением ответил Эллингем, раздосадованный ее пренебрежением к своей персоне. – Скорее всего она окажется заурядной, благовоспитанной и скучной барышней.

– Очень трудно найти кандидатуру для нашего эксперимента. Я до сих пор не вижу подходящей девушки.

– А я и подумать не мог, что охота за девственницами окажется таким утомительным занятием, – недовольно заметил Эллингем. – Я-то надеялся, что они будут бросаться нам на шею.

– Тогда бы я уже недели три назад пустил в ход своего дружка. А до начала эксперимента осталось совсем мало времени. Уик теряет терпение. Возможно, придется продолжить с двумя девушками. Хотя если сейчас ты найдешь третью кандидатуру, отвечающую всем критериям, например вот эту пташку, в нашем распоряжении, как и предполагалось, окажутся три девицы. Так что все, что нам нужно сделать, – это протестировать данный «образец», и я готов приступить к делу немедленно.

Эллингем злобно посмотрел на друга.

– На этот раз, мой дорогой Макс, тебе придется уступить крошку мне. Я по-настоящему заинтригован. – И он вновь с еще большим вниманием принялся изучать золотистую фигурку девушки, ярким пятном выделявшуюся в толпе. – А из этой пташки может выйти толк. Пожалуй, я с ней поработаю. Умные глаза, сдержанные манеры… Несмотря на фривольное платье, я думаю, что она как раз тот тип девушки, который нам нужен.

Дженис чувствовала на себе взгляд Эллингема в течение всего вечера. Казалось, пронзительные глаза этого человека проникали насквозь и видели все ее потаенные мысли. Дженис едва не охватила паника. Она казалась себе неуклюжей гусыней. И в конце концов внимание Эллингема укрепило ее решимость.

Дженис понимала, что ей необходимо вооружиться хоть какой-то информацией, чтобы продумать свои дальнейшие шаги. Она успела заметить, что некоторые простодушные девицы, чьи шансы, по мнению их матерей, равнялись нулю, на удивление охотно делились своим опытом. Видимо, это давало им ощущение некоей причастности к запретному миру избранных.

– О, вы поставили на правильного человека, – говорили они. – Эллингем – ключевая фигура в этой игре, и сейчас он очищает зерна от плевел, как это мы называем, то есть отбирает кандидатуры. Обычно он подходит, знакомится, осыпает вас комплиментами, а потом предлагает пройтись по залу. А во время беседы уводит в укромное местечко, где позволяет себе всякие вольности.

– И это все? Комплименты и вольности где-нибудь в уголке?

– А разве этого мало? Если ему удалось сорвать у приличной, благовоспитанной девицы поцелуй, значит, она вполне может представлять интерес для Уика, не правда ли?

– И в этом состоит вся проверка? – Дженис не верила своим ушам. Выбор невесты больше напоминал какую-то извращенную игру. – И таким образом граф выбирает себе спутницу жизни?

– О нет. Говорят, что это только предварительный отбор, в котором определяются основные претендентки. Известно, что у скромницы, несмотря на ее богатство и происхождение, шансов нет никаких. И в то же время графу подойдет только самая умная, красивая, прекрасно воспитанная, светская и самая невинная из всех девственниц.

– И уже кто-то прошел предварительный отбор?

– Говорят, что уже есть две претендентки. Они совершенно не похожи друг на друга и обладают разными характерами. Теперь Эллингему осталось найти третью девушку, и на этом поиск невест закончится. Во всяком случае, видимая его часть. А дальше все будет зависеть от пожеланий и вкусов самого Уика. По слухам, он собирается использовать собственные критерии отбора, который пройдет уже в узком кругу его приближенных.

– О…

План Уика поражал своим цинизмом и сугубо мужским подходом. В результате отбора все три претендентки оказывались в полной власти графа. Дженис почувствовала, как у нее все внутри похолодело. Что она могла противопоставить Уику в такой ситуации? И какая мать, зная все обстоятельства сделки, захочет принести свою дочь в жертву золотому тельцу?

Очевидно, многие. Их хищные взгляды неотрывно следили за Эллингемом в надежде привлечь его внимание.

Для самой Дженис это явно не представляло большого труда, ибо Эллингем весь вечер не сводил с нее глаз. Однако для дальнейших действий ей необходимо было четко представлять себе, как она собиралась мстить Уику.

Хватит ли у нее смелости? Ведь теперь, когда ее заметили и ей предстояло принять участие в предварительном испытании, Дженис начала понимать, что от нее может потребоваться гораздо больше, нежели просто яростное желание отомстить графу.

Для начала ей придется завлечь Эллингема в свои сети, возбудить его интерес, но удерживать на расстоянии, обещая все и не давая ничего.

Она должна отличаться от своих соперниц и в то же время соответствовать требуемому типажу. Легкомыслие и скромность, доступность и сдержанность – Дженис необходимо было продемонстрировать все эти качества.

7
{"b":"7207","o":1}