ЛитМир - Электронная Библиотека

Он протиснулся в дверь мимо Питера и многозначительно кивнул Элизабет. Она его проигнорировала и ждала с протянутыми руками, пока Питер закроет за собой дверь.

— Дорогая Элизабет, я с трудом…

— Я знаю, я тоже…

Она снова была в его объятиях, наедине, за закрытой дверью… Если бы он только запер дверь на ключ… Но теперь она уже ни за что не согласилась бы пошевелиться. Питер обнимал ее, в его руках был рай.

Они разговаривали чуть слышным шепотом.

— Ты чувствуешь меня?

— Наверное, да…

А не слишком ли робко она себя ведет? Он еще крепче прижал ее к себе, слегка касаясь своими губами ее губ.

— Я не могу поверить, что ты прикоснулась… Насколько много можно ему открыть?

— Я… все изменилось…

— Боже, да! Ты хочешь…

Поцелуй, краткий, отрывистый.

— Я знаю…

— Да, ты знаешь. Ты чувствуешь…

— Я не могу тебе сказать…

— Время пришло. Пойдем в мою комнату…

«…Все, что он захочет… Но не позволяй ему трахать тебя…»

Слишком рано. Слишком рано.

— Я не могу больше ждать… — прошептала она.

Она сделает все, что нужно, поднимет свое платье, даст ему, что он хочет взять от ее тела. Или ее желание покажется слишком очевидным? Возможно, от нижнего белья прок все-таки есть… но она не могла ни о чем больше думать: он целовал ее, крепко, нежно, зарываясь руками в ее одежду.

Отлично. Ей не придется…

Ой! Его ладони вновь были на ее ягодицах, плотно прижимая ее тело к его стволу.

— Мы подходим друг другу, — пробормотал он, впиваясь в нее языком, сжимая пальцы на мягких кружевах, прикрывающих ее тело.

Он держал ее за ягодицы и медленно, приятно прижимал к своему телу. Ей было хорошо и спокойно.

— Я хочу большего… — Он начал стягивать с нее нижнее белье. — Намного большего… Ты хочешь меня, Элизабет?

— Да.

— Тогда позволь мне…

— Слишком рискованно… ты не запер дверь…

— В моей комнате…

— Сейчас?

— Если ты хочешь… — Он прижал свой эрегированный пенис к ее животу.

Ой-ой, слишком опасно. Никакого секса. Надо его отвлечь.

Она сымитировала сладострастный стон.

— Так приятно ощущать твои руки там, внизу.

— Насколько приятно?..

— Я обожаю, когда ты меня так ласкаешь.

— Твоя попка такая возбуждающая.

— Я чувствую, насколько ты возбужден.

— Хорошо. Почувствуй еще сильнее. — Он прижался к ней.

Время обратить внимание на его пенис.

— Я знаю, как почувствовать сильнее.

Она вновь ощутила робость. Надо что-то делать. Она просунула руку между ног Питера и сжала его плоть.

— Намного сильнее.

— Элизабет… — Его голос звучал все настойчивее.

Может быть, не стоило ей так делать?

— Не здесь, Питер. Не здесь.

— Когда? Где? Я хочу тебя сейчас…

— Но мы не можем…

— Ты меня так сильно возбудила, завела, а теперь «мы не можем»?

— Мы обязательно будем любить друг друга, — пообещала она.

— Когда? Где?

Бам-бам-бам! Дверь распахнулась, и, когда через секунду в комнату вошел Николас, Элизабет уже стояла у окна, поодаль от Питера.

— Я прошу прощения. Я не знал, что здесь кто-то есть.

— Здесь никого нет, — язвительно сказал Питер. — Мы с Элизабет просто вспоминали прошлые времена. А сейчас я отправлюсь на конную прогулку. — И он гордо покинул комнату.

— Вот так случай! — воскликнул Николас. — Моя лучшая кобылка довела этого пони до пены у рта, и теперь он отправился вымещать свое настроение на моих лошадях.

Моя… Кобылка…

— Я делала то, что ты сам мне сказал, — попыталась защититься Элизабет.

— Я не ожидал, что ты потащишь его в постель дважды за один день, — обвиняюще сказал Николас. — Оставь немного пыла для меня, Элизабет. Я не заметил никаких сигналов с твоей стороны сегодня. Но в первый день я и не ожидал их увидеть. В любом случае произошло именно то, что я и предсказывал: у твоих ног двое страждущих мужчин, молящих о соитии с тобой.

— Я не вижу, чтобы второй мужчина умолял меня.

— Я всегда в твоем распоряжении, Элизабет.

— Сложно назвать твои слова мольбой.

— Какая еще мольба? После прошлой ночи ты должна, раздвинув ноги, лежать на спине и умолять меня.

— Сейчас как раз такая ситуация — где ты хочешь и когда ты хочешь? — с отвращением спросила она.

— Хочется верить. Запри дверь, Элизабет.

Она впилась в него взглядом.

— После прошлой ночи я решил иначе, но… Мужчина живет мечтами, как и его член. Иди. Запри дверь.

— Так просто?

— Так просто. Запирай.

Прозвучал тон, не терпящий возражений. В любом случае она всегда могла выпрыгнуть из окна, если бы события приняли нежелательный оборот.

Николас казался недовольным.

— То, что ты не можешь дать русскому, ты отдашь мне.

Она ненавидела его за то, что он передразнивал ее. И себя за то, что позволяла ему указывать, где и когда заниматься любовью с Питером. Наверное, нужно было выбежать из комнаты, разыскать Питера и отдаться ему.

Привлекательная мысль. Почему бы и нет? Какая между ними была разница? В конце концов, твердый пенис — это твердый пенис. Питер мог бы довести ее до оргазма так же просто, как и Николас. Более того, она любила Питера.

И у нее не было доказательств состоятельности Николаса в постели.

— Какая ты все-таки непостоянная… продолжаешь думать о русском после прошлой ночи.

— Мне не стоило тебя слушать. Нужно было ему позволить взять меня сегодня утром.

— Зачем? У тебя есть я. — Он снял брюки. — А его оставь для замужества.

И вот перед ней предстал его член — массивный, жесткий, вибрирующий, с толстой головкой, длинный и сильный, как он и обещал, как он и предлагал.

Она потянулась, чтобы коснуться его, но Николас отвел ее руку.

— Не трогай меня. Я кончу, если ты ко мне прикоснешься.

— Ну и что?

— Я не расходую свое семя зря. Либо я извергну его в твою вагину, либо сохраню до лучших времен.

Он наклонил свой пенис, и Элизабет почувствовала, как напряглось ее тело.

— Я готов обслужить тебя прямо сейчас. — Он погладил свое орудие.

У нее пересохло в горле; она почувствовала сокращение своих мышц и поток своих соков. Элизабет не могла оторвать взгляд от его сильных пальцев, манипулирующих членом.

— Ты сказала, что хочешь, чтобы по тебе сохли двое мужчин. Итак, у тебя есть двое мужчин, задыхающихся от желания трахнуть тебя. Но сейчас здесь я, и удача улыбнется именно мне.

Он выждал еще мгновение, продолжая ласкать свой пенис.

— Что насчет денег? — спросила Элизабет. Он остановился, затем начал прятать восставшую плоть обратно в брюки.

— Ах да. Деньги. Плата за оказанные услуги. Дай только мужчине вкусить секса совсем немного и можешь делать с ним что угодно. Ты способная ученица, черт побери. И я сам порекомендовал тебе такую стратегию. Но в последний раз я допускаю, когда ты отказываешь мне под предлогом денег, Элизабет. Итак, сумма, эквивалентная четверти твоего дохода, будет ежемесячно перечисляться на твой счет начиная со следующей недели. Мы с тобой подпишем бумаги; я уже послал за нотариусом. Он прибудет в течение двух дней. Меня не интересует, на что ты будешь тратить деньги. Но я знаю, что денежный вопрос закрыт. Ну а теперь иди к себе в спальню. Я присоединюсь к тебе через пять минут и отымею тебя. Я купил твое тело за свои деньги. На этот раз.

Глава 4

Двое мужчин…

Она узнает все сокровенные мужские фантазии. Все шло именно так, как она хотела. И она приобретет Питера. И деньги. У нее будет Питер, стабильный доход, у ее отца будут средства для своих нужд: она получит все, что имело для нее значение.

Элизабет взяла в руки жемчужное ожерелье, и крупная жемчужина на конце коснулась ее обнаженного тела.

Невыразимое удовольствие.

Такова была сделка. Николас будет ее удовлетворять. Питер женится на ней. Если она сможет соблазнить и удержать его.

Питер все знал о сексе; о нем знали все женщины мира, кроме нее. Поэтому ей нужен был Николас, ведь у нее не было ни малейшего представления о том, как соблазнять мужчин.

12
{"b":"7208","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Адольфус Типс и её невероятная история
Звезды и Лисы
Экспедитор. Оттенки тьмы
Тобол. Мало избранных
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело
Космос. Прошлое, настоящее, будущее
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Перекресток
Путь художника