ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хорошо, — с обидой сказал отец Элизабет. — Хочешь поиграть в героя — играй. Опусти его, Элизабет. Мы достаточно скоро узнаем, что происходит внизу.

Они смотрели, как он спускался, освещаемый мерцанием факелов. Какое-то время было видно, как он пробирается по воде, неся в одной руке факел, в другой — ведро, затем он исчез. Во тьме была видна только красная точка его факела. Затем и она исчезла.

— Сгинул, — пробормотал Питер.

— Мы должны что-то делать, — с несчастным видом проговорила Элизабет. На самом деле именно она должна была пойти, ведь она знала, что он обнаружит в подземных комнатах.

— Элизабет, успокойся. Он отказался от помощи.

Один из людей, качающих воду, доложил, что резервуар почти пуст.

— Пусть кто-нибудь проверит, наполнили ли другой бак, — распорядился Питер.

— Есть. — Человек поднял руку и бегом припустил к дому.

— Черт… — пробормотал Питер.

— Элизабет права, мы должны спуститься. Что, если он попал в беду? — сказал отец Элизабет.

— Вдруг огонь распространился, и он не может с ним справиться? Что, если напора воды недостаточно? Если он потерял сознание от нехватки воздуха? — перечисляла Элизабет.

Она могла придумать еще тысячу несчастий, но Виктор высказал самое главное:

— Что, если он мертв?

— Такой факт все меняет, — ответил Питер и подозвал держателей факелов. — Подойдите поближе. Будем действовать согласно плану Элизабет. Передавайте по цепочке ведра, а мы спустимся вниз и постараемся помочь Николасу. Элизабет, возьми факел, запасное древко и немного воды, на всякий случай. Виктор, возьми два ведра. Фредерик, встань у первой ступеньки и передавай информацию наверх. Заодно следи, чтобы хватало людей и ведер. И продолжайте качать воду. Элизабет, пойдем.

Он взял два ведра с водой и направился вниз по ступенькам. За ним шла Элизабет, высоко держа факел, чтобы освещать дорогу Питеру, а замыкали шествие ее отец и Виктор.

В воздухе все еще витал дым, образуя неясные круги вокруг факелов.

Хотя Элизабет прекрасно знала дорогу, ей казалось, что она спускается в никуда и в любой момент может оказаться в полной пустоте.

— Я на дне, — прошептал Питер. — Приготовьтесь наступить в воду. Боже мой, здесь сущий ад. Я ничего не вижу, но дыма не так уж много. Элизабет, передай мне факел.

Она протянула ему факел и взамен взяла одно из его ведер.

— Николас! — закричал в темноту Питер. Ничего. Каждая проходящая секунда обдавала леденящим страхом.

— Я здесь! — Они с трудом расслышали его голос.

Господи, он обнаружил комнату…

— Черт… — пробормотал Питер. — Оставайтесь здесь. Я пойду за ним; нет необходимости всем там умирать.

— Но он же жив, — возразила Элизабет. — И дым почти рассеялся. Мы все пойдем.

Питер провел рукой по волосам.

— Может быть. Может быть. Есть возражения, Фредерик? Виктор? Нет? Подайте мне еще один факел. — Он поджег его от факела Элизабет. — Есть только один путь.

Он развернулся, ведя за собой остальных, бредущих по щиколотку в воде, журчащей по тоннелю, подобно реке.

— Николас!

— Вы уже недалеко, — закричал тот, и Элизабет почувствовала, как ее сердце уходит в пятки. Он был именно там; он нашел комнату.

До нее оставалось не более тридцати шагов. И до того, как ей придется раскрыть правду.

Неожиданно она споткнулась — о Питера? — и упала. Оба факела погасли. Она барахталась по колено в воде, пытаясь уцепиться за стену, слыша рядом с собой ругань.

— …Черт… — Голос Николаса раздался совсем недалеко от нее.

По поверхности холодной воды плыли облачка едкого дыма, и она почувствовала головокружение. Чьи-то руки уцепились за нее, послышался сухой голос. Ее отец?

— Элизабет? — Или Питер?

— Черт побери… где спички? — произнес Николас странно-напряженным голосом. Послышался шуршащий звук, и их осветил тусклый свет.

— Какого черта? — Ее отец поднялся на ноги и уставился на клубок рук и ног на полу. — Николас…

— Я в порядке. — Голос звучал сдавленно.

— Элизабет?

— Да. — Она с трудом выдавила из себя одно слово. При свете факела Николас выглядел настолько грозно и мрачно, что ей захотелось убежать, ведь он обнаружил комнату. Он протянул ей один из двух факелов, поднятых из поды, не говоря ни слова о том, что только что произошло.

А что сейчас произошло? Просто она споткнулась, и все упали, барахтаясь в холодной воде.

— Попробуем его зажечь. — Он поднес конец древка к пламени. Факел затрещал, зашипел и занялся. — Удачно. Пойдемте, покажу, что я там нашел.

Все столпились за его плечами у дверного проема комнаты, из которой сильно пахло дымом.

— Что там? — спросила она скрипучим голосом. Черт побери.

— Эпицентр возгорания, — сказал Николас.

— И что это значит? — подал голос Виктор.

— Пожар был ограничен стенами одной комнаты. Дальше в туннеле нигде нет ни следа горения, а ведь там строительные леса, которые легко воспламеняются. Но сгорела только комната, в которой возник пожар.

Он выдержал паузу, чтобы смысл слов лучше дошел до его слушателей.

— Огонь был только здесь. — Он очертил факелом полукруг, освещая комнату.

Комната была умеренных размеров, примерно восемь на десять футов. Каменные стены. Земляной пол пропитался водой, заливавшейся сюда из тоннеля. Все предметы сгорели до полной неузнаваемости. В воздухе все еще чувствовался запах дыма.

— Виктор, Питер, вылейте ваши ведра в тот угол. Там еще остались угли.

— Пожар прекратился? — неуверенно спросила Элизабет.

Огонь был только здесь, он ограничивался одной комнатой. Объяснение повисло в воздухе, едко, как дым. Что он недоговаривал? О чем он думал?

Он обернулся и посмотрел на нее. Хрупкая, стройная Элизабет, достаточно сильная, чтобы поднять ведро воды и факел, достаточно сильная, чтобы выдержать ночь с ним.

— Все кончено, — загадочно сказал он. — А теперь Виктор поднимется наружу и организует цепочку для передачи ведер. И продолжайте качать воду. Питер, возвращайся в дом и проследи, чтобы все начали приводить в порядок. Фредерик, где-то здесь должны быть фонари. Найди их и освети комнату. Я останусь здесь, пока не потухнет последний уголек.

Часом позже все, за исключением Николаса, собрались в библиотеке. Они сидели и молча смотрели друг на друга.

— Ну, — наконец произнес Виктор, — теперь вы убедились, что здесь действуют посторонние силы. Происшествие является предупреждением. Враги…

— Ради Бога, Виктор… — с отвращением сказал отец Элизабет. — Только потому, что случился небольшой пожар…

— Да, — медленно проговорила Элизабет, — но как?

— Могло быть много причин, — ответил отец. — Кто-то мог неосторожно зажечь спичку. Или оставить горящую свечу. Или…

— Но там ведь ничего нет; туда никто никогда не спускается, — проговорила Элизабет.

Отец пожал плечами:

— Значит, кто-то спустился.

— И совершил поджог, — скептически добавила Элизабет.

— Я имел в виду… допустил небольшую неосторожность, вот и все.

— Такая неосторожность нас всех до смерти перепугала, — сказала Элизабет.

— Вот именно, — перебил ее Виктор. — Кто-то хотел напугать кого-то в доме. Предупреждение. Враги…

— Виктор! — Он начинал действовать на нервы Элизабет. С другой стороны, он, как обычно, произносил вслух то, о чем они не смели и подумать.

— Сейчас слишком поздняя ночь, для того чтобы строить какие-то предположения, — сказал Питер. — Важно, что пожар потушен, никто из нас слишком сильно не рисковал и сейчас все в безопасности.

— Тогда зачем мы здесь все собрались, раз мы все в безопасности? — требовательно спросил Виктор. — Раз нет никаких врагов?..

— Замолчи, Виктор.

— Вы меня никогда не слушаете. — Он придвинулся к двери на террасу. — Враг здесь, в воздухе витает запах перемен…

— Ему на самом деле следует вернуться в Лондон, — сказал отец Элизабет. — У него здесь нет подходящей аудитории.

— Дураки, — фыркнул Виктор. — Или вы все ждете прихода Николаса? — Он прошелся по комнате, глядя на них. — Ах да. Вы все ждете. Хотите услышать, что был несчастный случай. Что не было никакого злого умысла. Что огонь может заняться и потухнуть сам по себе, не распространяясь, не причиняя никакого вреда. Наивные глупцы.

28
{"b":"7208","o":1}