ЛитМир - Электронная Библиотека

Тук, тук…

Она нырнула в постель и набросила мокрый платок на лоб.

Черт, занавеси… Она выпрыгнула из кровати.

— Минуточку. — Она рывком задернула занавеси, залезла в кровать и натянула одеяло. — Войди-ите…

Дьявол… Ее голос прозвучал слишком энергично для страдающей головной болью.

Питер просунул голову в приоткрытую дверь.

— Ох, Элизабет, бедняжка, ты все еще лежишь. Позволь мне присоединиться к тебе.

— Не подходи, Питер. Я в порядке. Еще полчаса, и я спущусь вниз.

— Я могу тебе помочь одеться.

— Не надо. Спасибо, что проведал меня, — проговорила она намеренно холодно.

— Я знаю способ, как ты можешь выразить мне свою благодарность.

— Только не с головной болью, Питер.

— Послушай, мне не нравится, что я всегда иду у тебя на поводу.

— Но ведь ты знаешь, что со временем ты все получишь.

— Неужели?

— Больше всего на свете я хочу быть с тобой.

— Тогда почему ты медлишь?

— Не могу же я просто взять и отдаться тебе. Столько всего мешает нам.

— Ничто не может помешать мне залезть к тебе в кровать. Все остальное разрешится само собой, Но, очевидно, ты не в настроении. Что ж, используй свои возможности, Элизабет. Все возможности. Хорошо используй. — Он закрыл за собой дверь.

Предупреждение? Совет? Она сделала глубокий выдох и осторожно выбралась из кровати, чтобы запереть за Питером дверь. И еще нужно закрыть смежную дверь…

Нет…

Смеясь, на пороге стоял наполовину раздетый Николас.

— Прекрати смеяться, — раздраженно сказала она, забираясь обратно в постель. — Уходи.

— Мне больше понравилась идея Питера.

— Какая идея?

— Насчет «залезть к тебе в кровать». Он просто изнемогает от желания взобраться на тебя.

— Ты тоже, — пробормотала она, отводя взгляд. Ей с трудом удавалось не смотреть на его пах.

«Нельзя игнорировать мужской пенис…»

Господь всемогущий; его пенис нельзя было игнорировать даже при всем желании.

— Постоянно. Только не говори, что от его слов ты не намокла.

— На самом деле у него было довольно романтическое предложение: просто лечь и позволить ему войти в меня. Любая женщина загорелась бы желанием.

— У тебя напряглись соски.

— У тебя тоже.

Он был по пояс обнажен, но она могла смотреть только на его пах. Сегодня она не была готова к утехам с ним. Она даже не ожидала увидеть Николаса. В ее планы входил просмотр бумаг Уильяма. О Боже.

Что теперь делать? Нужно его отвлечь…

— Так почему бы тебе не раздвинуть ноги и не позволить мне войти? — Он начал снимать брюки.

Ей даже не нужно было его возбуждать. В тот момент, когда он сбросил штаны, она сама находилась уже на полпути к оргазму.

Почему же ей всегда приходилось ставить все с ног на голову, чтобы угодить другим?

Но такова была сделка. И лучше она будет придерживаться ее условий, чем позволит ему совать нос в ее дела.

Пропади он пропадом.

Она пожала плечами.

— Мы же заключили сделку, разве нет? Он забрался к ней на кровать.

— Да, мы заключили сделку.

Он раздвинул ее ноги, нащупывая ее дырочку через кружева кальсон, действуя в опасной близости от ее половых губ.

Она чувствовала, как он пытался контролировать свою энергию, мощь. Он держал себя в руках, водя головкой пениса по самому краю половых губ, вблизи от жара, источаемого ее возбужденной дырочкой.

Как у него все получалось? Она с уверенностью могла утверждать, что еще минуту назад совершенно не хотела его, но одно легкое движение заставило ее изнемогать от желания. Не оставалось никакого выбора, кроме как побыстрее со всем покончить.

Она изогнулась, моля его о проникновении, однако она чувствовала только самый кончик его члена, вибрирующий у входа во влагалище.

— Ты так и не надевала мои жемчужины, — произнес он. — Пожалуй, стоит тебе напомнить о них.

Он безжалостно вводил в нее кончик своего члена.

— Я тебя заставлю умолять меня, чтобы ты крепко уяснила, чей пенис тебе нужен.

— Я тебя уже умоляю…

— Еще нет… — Он поводил бедрами, продолжая удерживать внутри ее только самую верхушку члена.

Она подалась ближе к нему, пытаясь насадить себя на него поглубже.

— Нельзя.

— Но мне нужно.

Он вышел из нее и прекратил двигаться.

— Так что именно тебе нужно, моя дорогая?

— Твой пенис. Мне нужен твой пенис…

— И?..

И? И? Если он не войдет в нее сию же минуту, она закричит и соберет в своей комнате всех обитателей дома.

— И?..

— Я жду.

Он застыл на границе ее тела, готовый стремительным движением ворваться в ее плоть. Чувствовалось, что он с трудом справляется с собой, пытается не поддаться ее чарам, и она уже хотела схватить его член и силой засунуть в себя.

— И… Я хочу… Я хочу тебя…

— Да, — прорычал он и мощным движением вошел в рай.

Сегодня он совсем не намеревался заниматься любовью с Элизабет. Он просто не мог устоять перед желанием посмеяться над Питером и его джентльменством.

В Элизабет было что-то, чему он не мог противостоять. Она была слишком сексуальна, страстна и желанна.

И все же, размышлял Николас, двигаясь в размеренном темпе, какой ценой Элизабет пришлось капитулировать перед ним? Она уже получила от сделки все, что хотела: деньги, право оставаться в Шенстоуне, секс…

Она практически ничем не поступилась, а он умудрился потерять контроль над всем. Какая ошеломляющая мысль! Он взял в руку ее ладонь и какое-то время внимательно ее изучал. Красивая рука, сильная. Достаточно сильная, чтобы убить? Достаточно отчаявшаяся, чтобы попытаться?

— Врага следует знать, — проговорила она обессилевшим голосом.

Он хорошо ее изучил. Девственница Элизабет попалась ему в руки, определив тем самым свою жизнь.

Он очень хорошо ее обучил.

Женщина, открывшая для себя секс, становилась дьяволом во плоти.

Она хотела вернуть себе то, что ей раньше принадлежало.

На что она может решиться ради этого?

Переспать с врагом? Заняться сексом с любимым?

С обоими? Ни с кем?

Невозможно предугадать, кто станет твоим врагом.

— Николас, — прошептала она в пылу страсти.

— Я все еще здесь. — В постели он все еще был хозяином положения.

— Я чувствую, — послышался саркастический ответ. — Надеюсь, ты сделаешь нечто запоминающееся, пока ты там.

Такова была она! Что поделаешь? Он с силой вошел в ее усталое тело и пока небо в алмазах.

Глава 10

Двумя минутами позже или часами? Элизабет услышала настойчивый стук в дверь. «Боже мой, только не Питер». Было темно. Николас уже давно ушел; обед, судя по всему, давно закончился. Спросонья она совершенно не была готова к общению с Питером. Какой сейчас час?

Она поколебалась минуту, затем схватила халат, зажгла газовую лампу на стене и чуть приоткрыла дверь.

— Отец?

— Ну?

— Что «ну»?

— Я думал, ты использовала головную боль в качестве предлога, чтобы сделать что-нибудь.

— Я могла бы убить его, — не без иронии предложила она.

— Я тоже подумывал о его убийстве, — пробормотал отец.

— Отец!

— Забудь. Забудь, что я вообще что-то говорил. Ты сделаешь то, что должно быть сделано.

Она уже все сделала. Ее настроение перешло от раздражения к страсти через минуту после того, как Питер закрыл за собой дверь. Она отдалась Николасу раньше, чем Питер успел дойти до конца коридора.

Что же она за женщина?

— Я пропустила обед? — спросила она.

— Да. И стычку Николаса и Питера. Не слишком прелестная картина. Каждый остался при своем мнении, однако я сильно подозреваю, что Николас может иногда подслушивать через смежную дверь. Тебе принести поднос с едой? Может, попросить Минну составить тебе компанию?

— Нет, нет. Я позвоню, если мне что-нибудь понадобится.

— Отлично, — проговорил отец и направился к двери.

Она медленно закрыла за ним дверь. И смежную дверь тоже, хотя ее распирало любопытство, почему за ней так тихо, не было слышно ни звука.

32
{"b":"7208","o":1}