ЛитМир - Электронная Библиотека

Он редко ошибался. Они начали очень осторожно с ним обращаться, после того как он обвинил их в организации несчастного случая.

Самое время было обрушить на них новость о вечеринке и возможности обретения невесты.

— Устроить небольшую загородную вечеринку — прекрасная идея, — одобрил затею Николаса викарий во время своего визита насчет приглашений. — Так щедро. Великолепная возможность со всеми познакомиться.

Цель была несколько иная, но Николас решил не упоминать о ней. Его прислуга уделяла внимание всем деталям предстоящей вечеринки. Всем, кроме одной, — приглашениям.

Ему нужна была Элизабет.

И нужно, чтобы она поменьше гуляла с Питером в поле. Там может случиться что угодно, ведь терпение Питера уже на пределе. Неделя — достаточно большой срок для удерживания мужчины в подчинении и для наполнения его страстью. Вероятно, Питер уже давно готов получить свою долю плоти Элизабет.

А она более чем созрела для него.

Николас ее хорошо обучил.

Может быть, даже слишком?

Поэтому нелишне будет напомнить ей, что их сделка все еще находится в силе.

Если, конечно, она согласится продолжить выполнение своих обязанностей…

Ведь с момента его падения с лестницы Элизабет вела себя очень предусмотрительно и осторожно. А после объявления о вечеринке еще и подозрительно.

Атмосфера напряженности в доме была густой, как сироп. Любой из них мог оказаться либо его союзником, либо врагом. А Элизабет? Где же Элизабет?

Черт, именно там, где он и предполагал: с Питером и своим отцом, секретничая и вынашивая планы.

Николас, хромая, вышел на террасу, где они все сидели.

— Итак, действие развивается, — предположил Питер.

— Как по накатанной колее, — добродушно сказал Николас. — Викарий одобрил мою идею, а Элизабет уже вполне вышла из траура, чтобы участвовать в нашем веселье. Идеальная задумка.

— Выбор жены ты называешь весельем? — недоверчиво спросил Фредерик. — Неужели ты и вправду относишься небрежно к таким вещам, как будто жену можно найти в буфете рядом с солеными огурцами.

— Кто знает, — ответил Николас, — может быть, и можно. В любом случае ее можно найти рядом с буфетом. Элизабет, я хотел бы попросить тебя помочь мне с приглашениями. «Соблазни его…»

Приглашение было обернуто жемчужинами. Элизабет проигнорировала жесты своего отца, справилась с раздражением и сказала:

— Если ты хочешь.

— Прямо сейчас, если ты ничем не занята. Теперь уже Питер послал ей многозначительный взгляд.

Она сжала губы и повторила:

— Если ты хочешь.

— Тогда пойдем в библиотеку.

Она проследовала за ним с террасы и села в одно из кресел в библиотеке, пока он разгребал бумаги на столе. Краем глаза она видела энергичные кивки своего отца и знаки, которые он показывал руками.

«…Да, да… продолжай…» Питер сделал движение головой: «Приумножь его страдания…» Затем они оба исчезли.

— Вот список, составленный викарием, — проговорил Николас, протягивая ей лист бумаги. — Элизабет?

Она повернулась к нему.

— Ах да. — Она просмотрела перечень имен. — Так много соседей?

— Я тоже не ожидал такого количества, — признался Николас. — Но если уж пригласил одного, придется приглашать всех. К тому же среди них есть достаточное количество подходящих дам, хотя, конечно, подойдет только одна.

— Ты имеешь в виду, подойдет для… — Она сдержалась. Было не самое подходящее время для вульгарных замечаний. Николас был серьезен, как никогда раньше, и она поняла, что, как только он найдет себе жену, шенстоунская вдова окажется здесь лишней.

«…Соблазни его…»

Обманам не было конца. Она должна притвориться, что никогда не отдавалась ему, заодно преодолеть отвращение от того, что он считал ее способной на жестокость по отношению к нему.

Она могла многое получить, но и многое потерять, если он найдет себе жену.

Значит, если она вновь примется за соблазнение Николаса, то лишь для того, чтобы выиграть время. Таким образом, ей придется лгать и ему тоже.

Ситуация была очень неприятной, поэтому Элизабет с трудом удавалось концентрировать внимание на списке гостей, хотя она все-таки пыталась угадать, кто из местных дам мог бы подойти для Николаса.

«…Ему нужна не наследница, ему нужна самка для размножения…»

Чертовски многообещающая компания, с досадой подумала Элизабет, просматривая список. Очень молодая, привлекательная и целомудренная.

Она исподтишка взглянула на нижнюю плоть Николаса. Его проныра был готов заняться делом.

— Если завтра до обеда мы успеем отослать Патрика разносить приглашения, вечеринку можно смело назначать на следующую субботу, как думаешь? — спросил он.

Он рассчитал время? У него уже составлено расписание? Как будто он собирался решить вопрос с женитьбой как можно быстрее и вычеркнуть его из списка дел, которые надо сделать.

А ведь прошло немногим более недели со времени его приезда в Шенстоун. Элизабет прервала свои размышления.

— Как пожелаешь, — ответила она, лихорадочно обдумывая свой следующий шаг. У нее ни на что не оставалось времени. До конца недели все приглашения дойдут до адресатов, и уже на следующей неделе сюда прибудет целый гарем созревших для замужества дев.

Таким образом, у Элизабет было совсем немного времени на то, чтобы определить свои дальнейшие действия.

Если она, конечно, решит их предпринять.

— Давай решим, что будет написано в приглашениях, — сказала она.

— Просто, что я приглашаю на неформальную встречу в своем поместье, чтобы иметь возможность познакомиться со своими соседями. Будут танцы, карты, легкий ужин и выпивка. Сгодится?

— Метко сказано. — Черт побери, он действительно наметил свои ориентиры. — Какое указывать время?

— Шесть часов.

— Хорошо. Обо всем другом уже позаботились?

— Конечно, ведь для этого существуют слуги. И, конечно, нужна жена.

Элизабет закусила губу и решилась:

— Среди гостей будет отличный выбор нетронутых девушек.

— Расскажи о них, — попросил Николас. — Ты их знаешь? Какая из них, по-твоему, мне лучше подойдет?

«Я», — подумала она и прикусила язык.

— Рискну сказать, что решать будешь ты сам. У каждой из них есть черты, которые тебе понравятся, но ни одна из них не идеальна. Хотя кто вообще идеален?

Элизабет еще раз просмотрела список. Черт, здесь была Селена Тайпен, милая и покорная девственница, мечта любого мужчины. И Урсула Сэмвик со страстным взглядом и гибким телом.

Да, они приедут. Все приедут, чтобы построить глазки новому графу Шенстоуну и поймать его ответный взгляд.

«Соблазни его».

Она успела поймать не только его взгляд…

Нужно перестать думать о постороннем…

…Она поймала своим ртом самую беззащитную часть его тела…

Элизабет со свистом втянула в себя воздух. Нужно перестать думать, перестать.

— Итак, до завтрашнего обеда? — переспросила она спокойным голосом.

«Соблазни его».

И у нее имелись для соблазнения свои средства.

— До завтрашнего обеда, — ответил он. У нее была еще целая неделя.

Жемчужина, ах, какая жемчужина…

Она поднесла ее к свету, чтобы хорошенько рассмотреть со всех сторон. Ее блеск был воистину соблазнителен. Тело вспомнило то, чего так долго было лишено.

Тайны.

Элизабет была окружена ими со всех сторон. Тайная жизнь. Тайные письма. Тайные планы.

Тайные удовольствия.

Ей нужно было всего лишь поместить жемчужину туда, где бы она была скрыта от всех.

Тайны.

Наслаждение от жемчужины… самая большая тайна.

И с последним содроганием изнемогающего тела Элизабет поняла, что ей нужно делать.

Жемчужина. Она обмотала ожерелье вокруг своей шеи и прицепила жемчужину. Сделка оставалась в силе. Жемчужина являлась символом того, что Элизабет нуждалась в срочном мужском обслуживании.

«…соблазни его…»

Ничто не должно помешать ее решению — ни ее угрызения совести, ни его обвинения, ни ее планы, ни замыслы ее отца. Ничто.

51
{"b":"7208","o":1}