ЛитМир - Электронная Библиотека

Она даже не знала, что они существуют. Бриллианты, ради которых Питер совершил несколько убийств. Дальше ее засосал водоворот событий. Затем появился международный секретный агент, оказавшийся наследником Шенстоуна…

До нее доносилось потрескивание огня, а дым казался вратами в рай…

Тайны. У всех были тайны.

Она умрет за них и за свою слепую веру в Питера.

Они неслись так быстро, как могли. Спотыкаясь в неверном свете пожара, они бежали к садам, к нижнему полю, где дым лежал на земле подобно толстой серой мантии.

Должно быть, металлические двери уже горячие, как адское пекло. Тело Николаса болело, будто его избили на боксерском поединке. И он совершенно не представлял, как ему спасать Элизабет.

Проклятие… У них с собой не было ничего такого, чем можно было подцепить двери. Только собственные руки.

Чертов ублюдок…

Элизабет…

Сукин сын… Николас подозревал его с самого начала. Но не был уверен. Он не понимал, чего добивался Питер, после того как Элизабет потеряла Шенстоун.

И все время она искала, что бы использовать против Николаса.

По приказу Питера?

Черт. Ему нужно было так много узнать, а дым становился все плотнее, а она — внизу в тоннеле… черт бы его побрал, он убьет его…

Они резко затормозили, когда Николас наступил на одну из металлических дверей и выругался.

— Чертовски горячая. Не прикасайся к… — предупредил он Виктора. — Повяжи что-нибудь на рот и нос. Нужно найти толстую ветку. Черт, я почти ничего не вижу. Будь он проклят, будь он проклят…

В отчаянии они бродили вокруг, разыскивая что-нибудь тяжелое, чем можно было бы приподнять двери. К счастью, у Виктора оказался нож, которым они срезали две крепкие ветки. Освещаемые далеким пожаром, они легли на землю, воткнули концы веток в щель и налегли на них всем телом.

Дым пробирался в легкие даже через самодельные повязки. Ближе к земле он был густым, как кисель, и с каждым вдохом наполнял их легкие.

А Элизабет была внизу.

Нажимая на ствол, Николас чувствовал, что его тело как будто разрывается надвое.

Проклятие…

Элизабет!..

Она могла уже быть без сознания, она могла… нет, если он будет так думать, он тоже умрет…

Он благодарил Бога за то, что Виктор методично и четко помогал ему во всем.

— Мы доберемся до нее, — хриплым голосом пообещал Виктор. — Мы ее найдем.

Металлический лист поддался. Они еще сильнее налегли на ветки — одна из них треснула, но створка двери все же приподнялась. Всего на дюйм, но вполне достаточно.

Еще через минуту Виктор открыл обе створки, и наружу повалил дым.

— Черт возьми…

— Я за тобой, — сказал Виктор. Времени почти не осталось. Они скатились вниз по задымленной лестнице и на четвереньках двинулись в сторону потайной комнаты.

Огонь еще не достиг ее, но жар был почти невыносим. Питер поджег часть подвала непосредственно под домом, и теперь огонь распространялся по тоннелю.

В их распоряжении оставались считанные минуты, возможно, еще меньше.

— Я нашел ее… без сознания. Где нож?

Виктор передал ему нож, и Николас перерезал веревку везде, где мог ее нащупать, понемногу продвигая неподвижное тело Элизабет в сторону Виктора, пока не освободил ее целиком.

Теперь надо было подняться на ноги и, полагаясь только на память, пробираться к выходу через плотные клубы дыма.

Сущий ад. Кашляя и сплевывая, они волочили тяжелое тело Элизабет, нащупывая путь вдоль стены, каждые несколько минут падая на пол, пытаясь глотнуть последние остатки воздуха.

Затем Виктор коснулся нижней ступеньки. Он поднял Николаса на четвереньки и уложил Элизабет ему на спину.

— Наверх, — с трудом выдавил из себя Виктор. Он не знал, остались ли у Николаса силы, чтобы карабкаться наверх вместе с Элизабет.

Однако Николас кивнул и начал движение. Медленно, сквозь ужасную боль, он продвигался вверх по ступенькам, сопровождаемый Виктором.

Достигнув верхней ступеньки, они услышали за своими спинами яростный рев пламени, ворвавшегося в тоннель и пожирающего деревянные перекрытия.

Они упали на землю, жадно глотая задымленный воздух.

— Нужно убираться отсюда, — задыхаясь, выдавил из себя Виктор. — Мы слишком близко…

Николас кивнул и встал на ноги. Кружилась голова, а ноги отказывались держать тело. Легкие, казалось, высохли и пожухли… У них не было времени, даже чтобы проверить состояние Элизабет. С помощью Виктора он поднял на руки ее тело.

— О нет. Никуда вы не пойдете. Николас пошатнулся и почти уронил Элизабет, когда узнал голос Питера.

— Опусти ее на землю, — приказал Питер. Подобно привидению, он вышел из кустов и заставил их отступить к тоннелю.

— Опусти ее, Николас. Нам надо еще закончить некоторые дела.

— У него пистолет, — прошептал Виктор. — Лучше опустить Элизабет.

— Она мертва? — заботливо спросил Питер, наблюдая, как Николас опускал ее тело на землю.

— Почему бы тебе не подойди и проверить? — сказал Николас.

— Нет, меня интересует нечто другое, приятель, и ты прекрасно знаешь что, — произнес Питер.

— У меня нет ничего.

— Забавно, Николас. Я рассчитывал, что в случае пожара ты первым делом кинешься спасать бриллианты. А ты вышел из дома, словно собрался на прогулку. Сукин ты сын, где бриллианты?

— Где Минна? — неожиданно подал голос Виктор.

— Старая стерва. Я позаботился о ней… Значит, так, Николас, у меня пистолет, у тебя — имперские бриллианты, и тебе некуда бежать, кроме как в тоннель. Бог знает, что ты сделал для своей родины, но, уверен, ты готов за нее и умереть. Однако мне интересно, — он выстрелил, и пуля попала в землю рядом с Элизабет, — согласна ли с тобой Элизабет?

Николас сделал шаг вперед, но Виктор остановил его. Еще рано.

— Значит, все зло — твоих рук дело, — произнес Виктор. — И только для того, чтобы узнать местонахождение бриллиантов!

— Какой ты смышленый агент контрреволюции, Виктор. Было бы неплохо, если бы мы все это закончили без лишних убийств.

— Ах да, убийств. Загадочных убийств, — медленно проговорил Николас. — А затем маньяк пропал.

— Я возмущен. Неужели ты так ничего и не понял? В одной из потайных комнат прятался я. После того как я убил тех людей и твоего священника, я пришел к Элизабет и пообещал ей весь мир. Тот мир, который она хотела. То есть меня. Именно она спрятала меня здесь.

Николас был сражен. Элизабет не могла ничего знать. Он не мог поверить в то, что она укрывала убийцу.

Он взглянул на Виктора. Когда?

Из тоннеля вырывался густой дым, обдавая их спины нестерпимым жаром.

— Минна, — одними губами произнес Виктор.

— Элизабет обо всем знала, — усмехнулся Питер. — Знала все. Я намеревался жениться на ней. Но вместо того чтобы лишить тебя наследства, эта сучка вышла за тебя замуж. Ты знал о ее планах? Если бы ей удалось тебя отстранить, я бы женился па ней и продолжал скрываться в Шенстоуне. Так надо себя нести с женщинами, Николас. Она пыталась играть против нас обоих, и ей удалось одурачить нас. А теперь я хочу получить бриллианты.

Николас пожал плечами.

— Иди и возьми их.

Питер снова выстрелил, и пуля пролетела в опасной близости от Элизабет. Она заметно пошевелилась.

— Ты хочешь поиграть со мной? Ты еще не наигрался? Их не было в доме, не было в тоннеле; их слишком много, чтобы ты смог спрятать на себе. Так где же они?

Он снова выстрелил в подтверждение своих слов, теперь ближе к ногам Николаса. Тело Элизабет заметно дернулось.

Где же Минна? Было уже достаточно светло, и Николас мог отчетливо видеть Питера и задымленное пространство за его спиной. Минны нигде не было. С каждой минутой дым становился все более густым, а воздух все более горячим.

И тут он увидел движение на земле позади Питера. Элизабет, кашляя и шатаясь, поднялась на ноги.

Питер оглянулся. С резким «Сейчас!» Николас бросился на Питера, откуда-то появилась Минна и большой дубиной ударила его.

Тот упал, успев выстрелить. С протяжным стоном Минна рухнула на землю.

67
{"b":"7208","o":1}