ЛитМир - Электронная Библиотека

Она стремилась обрести власть над ним. Заставлять его желать все сильнее оттого, что она не станет поддаваться мужскому обаянию. Но план Дейн не сработал. Она не могла сопротивляться.

– О нет, я не хочу разжигать вас сильнее, мистер Ратледж. Вы и так в огне, – пробормотала она, изворачиваясь в надежде прервать его ласку. Увы, эти движения привели к обратному результату.

Ему это нравилось. Если бы он ухаживал за ней как положено, ему бы ни за что не удалось прикоснуться к ней до самой брачной ночи. Мужчинам нравятся темпераментные женщины, они просто не любят брать их в жены. Его руки становились все смелее и настойчивее, и Дейн это не нравилось. К несчастью, у нее не хватало воли остановить Флинта, таким сильным было наслаждение. Когда бы еще она могла узнать об этом искушении плоти?

Никогда!

Дейн ненавидела Флинта. Она хотела бежать. Ситуация стремительно уходила из-под контроля. Она чувствовала себя в ловушке, опутанной тонкой паутиной чувственности, которую Флинт так умело плел.

Блестящая паутина, липкая, густая, с замысловатыми узорами, словно кружево, и такая же прочная, как если бы она была сплетена из самых лучших прутьев.

Спасения не было.

Его руки были сильные. Они пробирались под платье, они ласкали каждый дюйм ее нагой плоти...

Она не смогла остановить его сейчас. И, несмотря на все возрастающую панику, позволила ему...

Он уже ласкал ее между ног, просил впустить его...

– Сейчас, маленькая негодница, сейчас я хочу отведать твоего меда...

Дейн внезапно подалась назад. Он улыбался, но улыбку его никак нельзя было назвать приятной.

– Вот сейчас мы посмотрим, насколько ты разогрелась, сахарок. Сейчас мы подойдем к тому сладкому угощению, которого жаждет каждый мужчина...

«Сейчас та тайная власть, с помощью которой женщина может управлять мужчиной, сейчас...»

Была ли она достаточно дерзка, достаточно разгневанна и распущенна, чтобы позволить ему сейчас открыть перед ней эту тайну?

– Девственница с сердцем Изабель и усмешкой стервы – ты любишь дразнить, сладкая, тебе нравится дразнить и мучить мужчину. Ты делаешь это до той поры, пока он не начинает исходить слюной от желания обладать тобой, а потом окунаешь его прямо лицом в грязь... Ты ведь только это готова дать, не правда ли? Лишь пригубить твоего меда, только разбудить аппетит? Но не успел он начать пиршество, как ты идешь на попятную...

Дейн жадно ухватилась за озвученную Флинтом мысль. Именно этого она хотела: разыграть все так, как он говорил, и уйти.

– Вы все совершенно правильно поняли, мистер Ратледж, – холодно заявила она, ценою неимоверного усилия воли освободившись из его объятий. – Пожалуй, хватит удовольствия... на сегодня.

Она видела, насколько он зол. Но принуждать ее к чему-либо не входило в его намерения. Флинту Ратледжу ни к чему было принуждать женщину к любви силой, и тем более эту женщину.

– Сука, – прошипел он, – ты девственница, сладкая моя, и ты напугана. У тебя никогда еще не было мужчины.

Дейн ненавидела его. Она ненавидела его за то, что он раскусил ее, понял, что за игру она собралась вести. Дейн подхватила юбки, потрясла ими, будто желала стряхнуть с них пыль, словно невзначай задирая их все выше и выше – хотелось напомнить ему, что она могла бы ему дать, если бы захотела. Она собиралась доиграть свою роль до конца. Зрителю, которому в соответствии со сценарием не положено было стать счастливым.

– – Этого мужчины у меня еще не было, но на сегодня с него хватит. – Как легко было произнести эти слова и как непросто далась сама капитуляция. – Возможно, в другой раз, сахарок, может, в другой раз я покажу тебе, что делает настоящая женщина, когда хочет мужчину.

Отлично сказано! Так, словно она знала, о чем говорит. Она знала благодаря Найрин, змее, свившей гнездо в ее, Дейн, доме. Она просто не была вполне готова к... полной капитуляции.

– Только не ищи для своей цели меня, сахарок. Такая стерва, как ты, едва ли мне по вкусу.

Флинт мрачно смотрел на нее сверху вниз, и ей так сильно хотелось ударить его ногой по лицу.

Проклятие, она могла бы...

И тогда она придумала кое-что получше. Дейн приподняла ногу и погладила его по набухшему члену. Видит Бог, он был громадный, больше, чем ей показалось, когда он прижимался к ней телом. Она скользнула по нему ступней и начала медленно водить вверх и вниз по всей длине, ощущая дрожь и вибрацию.

Трудно поверить, но она оценивала его реакцию, подглядывая из-под опущенных ресниц. Флинт хотел ее, она чувствовала свою власть в полной мере и радовалась. Будет еще встреча. В другое время у нее будет еще один шанс, и тогда она заставит его ползать у ее ног, выпрашивая милость.

Но она уже не хотела ждать другого раза.

– Нет, я не могу удовлетворить твои потребности, мой сладкий. Я могу определить это по тому, какой ты лежишь маленький и тихий. Да, зовите меня Изабель, мистер Ратледж, зовите меня стервой. – Она поставила ногу на ту часть его тела, что оставалась на удивление твердой, и встала над ним – королева амазонок над поверженным воином.

– Надейся и мечтай, что когда-нибудь, когда я буду в настроении, я дам тебе еще один шанс.

И тогда она опустилась на колени, крепко поцеловала его в губы, после чего вскочила и убежала.

Глава 5

Она прочувствовала свою власть и испытала грубое, бесстыдное удовлетворение от того, что переиграла Флинта. Ей нравилось заставлять его уступать своей воле, несмотря на наличие определенных сомнений. Дейн пустила Боя вскачь. Она гнала коня вскачь по полям Монтелета вне себя от ярости.

В другой раз все будет по-другому. Дейн не позволит себе расплыться словно жидкое тесто, когда он коснется ее. В следующий раз не останется места неуверенности и сомнениям, она будет знать, как поступить, потому что теперь знает, каково это: испытать на себе ласку мужчины.

Теперь Дейн понимала природу того затягивающего, словно омут, возбуждения, способного перекрыть все доводы рассудка. Она понимала, как умело воспользоваться этим состоянием и как обрести контроль над партнером.

Дейн хотела этого очень сильно. Сын злейшего врага ее отца лепил из нее все, что заблагорассудится, словно она была куском теста. Вот так и Найрин обращалась с Гарри.

Заставляла желать себя так, что нутро сводило. Дейн хотелось знать, как это делается, и она успела уяснить для себя, что дразнить и искушать мужчину недостаточно. Женщина должна быть готовой сыграть свою роль до конца.

Если она хотела, чтобы мужчина ползал у нее в ногах, вымаливая награду, она должна быть готова взять то, что он был готов ей дать, и не задумываться о цене. Но какова цена? Мгновенная боль в уплату за бесконечные часы наслаждения и славы, сладостного сознания того, что можешь подчинить себе мужчину.

Неужели этого мало? Или лучше спрятать голову в песок, как страус, в зыбкий песок бессильного гнева?

Она должна была увидеть его снова. Как можно скорее, прямо сейчас, чтобы навеки покончить с этим, стряхнуть с себя сомнения и нерешительность, сведшие на нет всю ее игру в осведомленность и опыт.

Но это будет ужасно глупо. Так поступила бы девственница, опьяненная доселе запретным знанием, а ей хотелось вести себя так, будто она была искушенной соблазнительницей. Нет, в следующий раз, когда она выманит его...

Дейн требовалось время подумать и взвесить каждый шаг. Обдумать все, что случилось. Еще раз взвесить все им сказанное и дать справедливую оценку собственным поступкам. И еще Дейн хотелось погрузиться, как в роскошную ванну, в эти новые чарующие ощущения, что Флинт пробудил в ней. Она хотела понять их и воспользоваться ими.

Они дадут ей власть, но только в том случае, если она подчинится этим новым чувствам. Дейн поднялась на холм, откуда Монтелет была как на ладони. Черт, уже довольно поздно: работники возвращались с полей в свои хижины.

Она опоздает к ужину – это непременно. И все будут ее ждать, а ведь ей еще надо переодеться, чтобы выглядеть презентабельно. Ей придется пробраться в дом тайком, через черный ход. Дейн вовсе не хотелось встречаться за ужином с родственниками. Сейчас бы в кровать, но не затем, чтобы спать, а чтобы думать.

17
{"b":"7209","o":1}