ЛитМир - Электронная Библиотека

Дейн была шокирована тем, что увидела: судя по всему, он еще не вполне распрощался с этим приютом. Там все еще было кое-что из его одежды. Постельные принадлежности аккуратно сложены у камина, там же корзина и кувшин с водой – вещи, без которых не может обойтись человек.

Ружья не было – он усвоил урок. И кувшин наполовину наполнен водой. Что бы это значило?

Дейн открыла дверь на веранду и вышла из зала. И снова ее опалило жаром. Было так жарко, что она машинально принялась развязывать пояс. Медленно, очень медленно отстегнула юбку и сняла каркас. Юбка упала на пол, но Дейн словно и не заметила этого. Затем потребовалось пожертвовать малым: всего лишь расстегнуть крючки верхние и нижние, и грудь ее, приподнятая корсетом, открылась свежему воздуху.

Она окинула себя взглядом.

Дейн была вся в белом, от туфель до корсета, и с этой белизной контрастировал курчавый треугольник в прорези панталон, темно-розовые соски и несколько темных полос кожи, обвитых вокруг кисти.

Вот сейчас она была готова.

Сегодня мистер Ханском...

Не хочется об этом думать. Мысль о встрече с мистером Ханскомом подействовала на Дейн как ушат холодной воды. Неужели она всерьез могла поверить в то, что, заставив Флинта Ратледжа пасть к ее ногам, она может сделать общество мистера Ханскома более приятным?

Какая она все-таки дура...

И тут Дейн увидела его. Флинт шел со стороны конюшен, с обнаженным, блестящим от пота торсом. Остановившись на солнечной поляне, он опрокинул на себя ведро с водой. Потом поднял голову и увидел ее.

Дейн сразу поняла, что он не удивился. Она знала, что застала его здесь лишь потому, что он был уверен – она придет. Его прозорливость раздражала. Дейн злило то, что Флинт так легко просчитывал каждый ее шаг. Это делало перспективу сбить его с толку весьма туманной.

Дейн напряженно выпрямилась и провела кончиками пальцев по намотанной на кисть полоске кожи.

«Это мы еще поглядим, – сказала она себе и медленно пошла по направлению к лестнице, расположенной там, где веранда огибала угол дома. – Мы еще поглядим...»

– Ну-ну, разве это не девственная королева Монтелета? Вы что-то потеряли, ваше высочество? Или только хотели бы потерять?

Флинт стоял в двадцати ярдах от нее, и с него стекала вода. Он весь сочился сарказмом, и ей так хотелось смахнуть с его физиономии эту самодовольно-циничную ухмылку.

– Нет, мистер Ратледж! А почему вы спрашиваете?

Ей так и не удалось отвести взгляд от его покрытой темными жесткими волосами груди. Ему не удастся ее запугать. Ни за что!

– Ничего я не потеряла, мистер Ратледж, в том числе и самообладание, а единственное, что мне до сих пор удалось здесь обнаружить, это змею, которая ждет, когда ее ядовитое жало запихнут ей обратно в глотку.

– О, сладкая, я вижу, что кое-кому мой язык не дает покоя, и я с радостью покажу вам, куда...

Она едва не вздрогнула, попытавшись представить то, что он не успел сказать. Ее спокойствию мало способствовало и то, что Флинт ни на миг не отводил взгляда своих угольно-черных глаз от ее груди.

– Вам не удалось меня искусить, мистер Змей.

– Разве? – спросил он тихо и вкрадчиво.

Ах эта мужская самонадеянность...

– Нисколько, мистер Ратледж, – спокойно заявила она. – Возможно, это вы...

– Я всецело в твоей власти, – с готовностью признал Флинт, выбив почву у нее из-под ног. – Ты и представить себе не можешь, как мне хочется снова вас потрогать.

У Дейн перехватило дыхание, когда он приблизился на шаг. Она продолжала стоять на своем – у нее не было иного выбора, она предстала перед ним на все готовой и жаждущей его ласки, и он это знал.

– Сегодня ты оделась, чтобы дразнить меня, сладкая. Ты знаешь, чего хочется мужчине в такой жаркий денек.

Он сделал еще шаг.

– Мужчина хочет видеть женщину, пришедшую получить то, что он может дать ей, предлагая на этот раз чуть больше, в совокупности с воспоминаниями о том, что она позволила ему делать в прошлый раз.

Дейн была околдована его голосом, собственные ощущения подводили ее – она словно таяла на глазах, тело ее хваталось за воспоминания о жаркой ласке, что он дарил ей в тот, прошлый раз. Внезапно стало так легко согласиться на полную капитуляцию, потому что на его стороне было все: и сила, и волшебство.

И тогда Дейн ухватилась как за соломинку за последнее средство, способное помочь ей обрести контроль над ситуацией. Глаза ее словно невзначай опустились вниз и вспыхнули, когда она увидела его реакцию. Конечно, вот он – способ! Как она раньше не догадалась.

Но теперь-то она кое-что поняла. Она знала, насколько это делает его уязвимым. Она до сих пор не предприняла ни одной попытки его остановить, и он сделал еще один шаг. Он думает, что он тут главный!

Еще один шаг.

– Ты хочешь получить то, что я могу тебе дать, сладкая. Ты тешишь себя тем, что провоцируешь меня, играешь в Изабель. Даже разделась передо мной, выставила себя напоказ, мол, бери то, что я тебе предлагаю, а теперь ты хочешь сказать мне «нет»? Еще один шаг.

– Ты не можешь дождаться этого. Ты пришла ради этого... Ты хочешь этого...

Он был сейчас от нее в двух футах и гипнотизировал ее своей властью, своим мускусным мужским запахом, он делал для нее последний шаг к полной капитуляции таким естественным и легким.

И если она пойдет у него на поводу, если она так и поступит...

Глаза Дейн ярко блеснули при взгляде на ту часть его тела, что так заметно реагировала на ее взгляд, и принялась отматывать полоску кожи.

– Ты хочешь этого сейчас...

Резкий свист прорезал воздух. Щелчок хлыста был произведен одним ловким движением кисти.

– Вот так-то лучше, мистер Ратледж. Плетка способна привести вас в чувство.

– Ну-ну, наша девственница полна сюрпризов, – пробормотал он.

– Я пришла сюда охладиться, мистер Ратледж, и иных целей у меня не было.

– Разумеется, – охотно согласился он.

– Так что, прошу меня извинить, мы с мистером Хлыстом устроимся поудобнее. Мы всего лишь притворимся, что вас здесь нет.

– Все, что угодно, сладкая.

Удар, и плеть просвистела в нескольких дюймах от его тела.

– Зовите меня мисс Сладкая, – надменно заметила Дейн, после чего повернулась к Флинту спиной и мелкими шажками, покачивая бедрами, плавно направилась к кромке воды. Она надеялась, что у него слюна потекла при виде ее плавно подрагивающего зада. Она хорошо помнила, как ягодицы ее сжались, когда их коснулась его ладонь, но она не желала помнить о своем тогдашнем смятении и скорее умерла бы, чем призналась себе в том, что до боли хочет, чтобы Флинт снова ее так же приласкал.

Она приподняла волосы и повернулась к нему в профиль.

– Видит Бог, Изабель, ты вводишь мужчину в грех...

Он подошел к ней, и голос его был нежен. Он звучал у самого ее уха, и руки его уже уверенно скользили по шелку ее панталон к той ждущей плоти, что была под ними. Она чувствовала жар его тела, влагу его обнаженной груди, трущейся о ее спину, чувствовала и ту часть его тела, что стала твердой и все сильней прижималась к ней, и в этом была тайна...

– Ты ведь не можешь терпеть. Ни одного дня не можешь, так?

– Ты не можешь, – прошептала она, поколебавшись лишь крохотное мгновение перед тем, как отдаться тем ощущениям, что рождали его всезнающие опытные пальцы.

– Ты оделась для меня...

– Возможно, как-нибудь тебе повезет и я для тебя разденусь...

– Ты уже почти разделась, сладкая, – сказал он и, обхватив ее одной рукой поперек талии, начал движение вверх, к ее обнаженной груди.

В этот момент Дейн поняла, что если он коснется ее обнаженного тела, то она потеряет контроль. Она уже почти потеряла его, отдавшись магии его ласки. Но она не могла.

– Ах! – Дейн слегка ударила его по руке рукоятью хлыста. – Я так не думаю, мистер Ратледж.

– Воображаешь себя всемогущей?

Отлично! Она смогла зацепить его за живое. И сделать больно.

– Держите дистанцию, мистер Ратледж. – Дейн замахнулась на него хлыстом. – Теперь мы играем по моим правилам.

20
{"b":"7209","o":1}