ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я признаюсь
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
Ключ к сердцу Майи
Моей любви хватит на двоих
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира
Фирма
Черновик
Праздник нечаянной любви
Говорю от имени мёртвых
A
A

– Черт, – сплюнула одна из женщин. – Она сожгла того мальчика. Сожгла маленького мальчика!

– Мальчика? – недоверчивым шепотом спросила другая. – Она устроила поджог в подвале – ты что, не читала? Дом на Тридцать шестой улице. Она могла бы спалить всех, кто в нем находился.

– И эта стерва называет себя матерью, – прорычала тощая женщина с глубоко посаженными глазами. – Чтоб она сдохла! Я вам точно говорю…

– Ш-ш-ш! – зашипела Хатейк, махнув рукой.

– Прикончим ее! Прикончим стерву прямо сейчас!

Хатейк грозно свела брови и сверкнула глазами.

– Молчать! Мы сделаем так, как я скажу. Ты меня слышишь, девочка? Я не стану ее убивать. Дамбалла не просит больше, чем принадлежит ей по праву.

– Хорошо, сестра, – испуганно прошептала девушка. – Хорошо. Я все поняла. Что мы должны сделать с ней?

– Ш-ш-ш! – снова зашипела Хатейк, с опаской глядя на решетку, за которой дремал охранник. – Кто сегодня встречается с адвокатом?

Две девушки подняли руки. Проститутки. Хатейк знала, что в суде такие дела объединяют вместе и рассматривают в первую очередь. Похоже, город хочет поскорее вернуть жриц любви обратно на улицы.

Хатейк окинула взглядом ту, что постарше.

– Ты Данетта?

Девушка кивнула. Ее рябое лицо выглядело почти блаженным.

– Я попрошу тебя об одном одолжении.

– Что я должна сделать?

– Когда тебя приведут в зал суда, переговоришь со своим адвокатом.

– Да, сестра.

– Скажешь, что он не останется внакладе. Мне нужно, чтобы вскоре после того, как тебя выпустят отсюда, ты вернулась обратно.

Данетта нахмурилась:

– Ты хочешь… Ты хочешь, чтобы я…

– Слушай внимательно. Мне нужно, чтобы ты вернулась. Завтра же.

Данетта не переставала тупо кивать, уже ничего не понимая.

– Я хочу, чтобы ты достала одну вещь и принесла мне сюда. Ты ведь знаешь, как это сделать, да? Знаешь, где спрятать? В заднем отверстии, а не в переднем. Поняла?

– Ну да.

Данетта кивнула с таким видом, словно ей приходилось проделывать это ежедневно.

Она обвела взглядом остальных женщин. Все до одной поддерживали Хатейк.

– Я тебе заплачу. Заплачу за то, что ты вернешься.

– Ты достанешь мне крэк? – жадно спросила девушка.

Хатейк нахмурилась. Всем было известно, что она ненавидит наркотики, а также тех, кто их продает и употребляет.

– Девочка, ты спятила?

Рябое лицо застыло.

– Ты достанешь мне крэк?

– Я дам тебе денег, – с отвращением бросила огромная негритянка. – А ты уж сможешь купить на них все, что угодно, девочка. Если хочешь, уродуй свою жизнь.

– Так что мне надо принести обратно? – спросила Да-нетта.

– Ш-ш-ш! – зашипела Хатейк Имахам.

Мимо решетки прошел скучающий охранник.

6

– Ну и комната для свиданий, черт побери!

– Джон, я влипла? – спросила Этти.

– Не совсем, – успокоил ее Пеллэм. – Хотя болото недалеко.

– Я так рада тебя видеть.

Они сидели друг напротив друга в комнате, залитой ярким светом люминесцентных ламп. По стене неторопливо протрусил таракан, мимо засохших останков своих раздавленных сородичей. Не обращая внимания на табличку со строгим предупреждением «ФИЗИЧЕСКИЕ КОНТАКТЫ ЗАПРЕЩАЮТСЯ», Джон Пеллэм коснулся забинтованной руки Этти Вашингтон. Дородная женщина средних лет в форме, дежурившая в комнате свиданий, холодно взглянула на это нарушение правил, но промолчала.

– Луис Бейли уверен, что сможет добиться освобождения под залог, – сказал Пеллэм.

Этти выглядела плохо. Несмотря на все, что с ней случилось, она казалась слишком спокойной. Пеллэм знал, что Этти легко заводится. Он не раз был свидетелем этого – особенно когда она рассказывала о своем муже Билли Дойле и о том, как он ее бросил. И как ее выгнали с последнего места работы. После многих лет работы уборщицей в Доме моды Этти выставили за дверь, не заплатив ни цента выходного пособия. Сейчас Пел-лэм ожидал, что она выплеснет гнев на тех, кто устроил поджог, на полицию, на тюремщиков. Однако он увидел лишь покорное смирение. Его это встревожило больше, чем приступ ярости.

Этти стыдливо прикрыла ладонью грязное пятно на застиранном, изношенном тюремном платье.

– Охранники твердят в один голос, что едва я признаюсь, будто устроила поджог, и назову, кого для этого наняла, мне станет значительно легче.

Пеллэм, поколебавшись немного, все же решил спросить:

– Расскажите про страховку.

– Проклятие, Джон, никакой страховки я не покупала. Неужели меня принимают за выжившую из ума старуху, способную на подобную глупость? – Этти прижала ладонь здоровой руки к жестким курчавым черным волосам, кое-где тронутым проседью, словно пытаясь унять головную боль. – Да и где мне взять денег? – поморщившись, продолжала она. – Я и так с трудом расплачиваюсь по счетам.

– В последний месяц вам не приходилось бывать в страховых агентствах?

– Нет, клянусь.

Нахмурившись, Этти подозрительно посмотрела на охран-ницу.

– Этти, я должен задать вам эти вопросы. Поймите, сотрудница страховой фирмы опознала вас по фотографии.

– Это ее проблема, – поджав губы, буркнула Этти. – Я никуда не ходила и ничего не покупала.

– А еще вас в тот вечер видели у двери черного хода в здание. Прямо перед тем, как начался пожар.

– Я действительно время от времени пользуюсь черным ходом. Достаточно часто пользуюсь – если хожу за продуктами в ночной магазин. Так короче – и мне не приходится подниматься по лестнице.

– У всех жильцов есть ключи от этой двери?

– Не знаю. Думаю, у всех.

– Вы заперли ее за собой?

– Она захлопывается сама. По-моему, я слышала, как щелкнул замок.

Раньше Этти, рассказывая о себе, постоянно отвлекалась на посторонние темы. Каждая мысль тянула за собой десять других. Один вопрос, пропущенный через пестрый поток сознания, мог привести в совершенно другое время и другое место. Однако сегодня Пеллэм заметил, что ответы Этти отличаются краткостью и осторожностью.

Наконец охранница пришла к выводу, что достаточно долго терпела ладонь Пеллэма на руке заключенной.

– Физические контакты запрещены, – грозно произнесла она.

Пеллэм отодвинулся. Нос охранницы был проколот тремя золотыми булавками, в каждом ухе болталось штук по десять маленьких колечек. Ее воинственность говорила о том, что она ждет не дождется, когда кто-нибудь начнет насмехаться над ее украшениями.

– Я хотел поговорить с вами о Луисе Бейли, – сказал Пел-лэм. – Как вы думаете, он хороший адвокат?

– О, он прекрасно знает свое дело. Луис уже работал на меня. Я наняла его месяцев шесть или восемь назад для решения проблемы с социальной страховкой. Он отлично справился со своей задачей… Джон, эта охранница недобро косится на нас. На мой взгляд, она чересчур безвкусна. Натыкала булавок в нос…

Пеллэм рассмеялся.

– Одна свидетельница сказала мне, будто незадолго до начала пожара видела кого-то в переулке за домом. Вы никого там не заметили, когда возвращались из магазина?

– Конечно, заметила.

– Кто это был?

– Я никого не узнала. Какие-то парни из нашего района. Они постоянно там торчат. Ты же понимаешь, это переулок, излюбленное место сборищ подростков. Как было пятьдесят лет назад, так и сейчас. Есть вещи, которые не меняются.

Пеллэм вспомнил слова сына Сибби – те, за которые мальчик удостоился от матери пощечины.

– Парни из банды?

– Вполне возможно. Я стараюсь в эти дела не вмешиваться. Нас особенно не трогают… Или рабочие. С той стройки, что напротив. Ну, со своими телескопами на треногах. Вечно они что-то вымеряют. Да, теперь я точно вспомнила, что видела в переулке кого-то из них. Они все были в пластиковых строительных касках. И еще я заметила среди них тех, что приносили обращение, которое мы подписали.

Пеллэм вспомнил, как Этти рассказывала ему про строительство нового небоскреба, про то, что местные жители отнеслись к этому с большим энтузиазмом. Роджер Маккенна, не уступающий в знаменитости самому Дональду Трампу,[11] возводит роскошный небоскреб в Адской Кухне! Компания направила в район представителей, и те собрали подписи жителей домов, соседствующих с отведенным под строительство участком, под обращением с просьбой об увеличении высоты здания на пять этажей. Взамен строительная компания обещала открыть в здании новый овощной магазин, испанский ресторан и круглосуточную прачечную. Этти, как и большинство обитателей Адской Кухни, обращение подписала.

вернуться

11

Трамп, Дональд – крупнейший делец на нью-йоркском рынке недвижимости, владелец нескольких небоскребов в центре города.

12
{"b":"7210","o":1}