ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Изобретенное приспособление — электронно-усилительная лампа — не фонограф и не двигатель внутреннего сгорания. Такой тип изобретений публика не воспринимает всерьез и, не понимая его пользы, сразу же забывает. Но Джордан и другие ученые Стэнфорда верили, что у приспособления есть практическое будущее, и вскоре стало ясно: они не ошиблись — ЭУЛ стала первым электровакуумным прибором, а ее последователи сделали возможными и радио, и телевидение, и радары, и медицинские мониторы, и навигационные системы, и сами компьютеры.

Как только потенциал крошечной ЭУЛ стал неоспоримым, ничто уже не могло изменить участи зеленой, тихой долины.

Стэнфордский университет превратился в пристанище для инженеров-электронщиков, большинство из них оставались там и после выпуска — Дэвид Паккард и Уильям Хьюлетт, например. Рассел Варриан и Фило Фарнсворт, чьи исследования дали нам первый телевизор, радар и микроволновые технологии. ЭНИАК и Унивак изобрели на восточном побережье, но их ограничения — огромный размер и жуткий жар от электровакуумных приборов — подвигли изобретателей отправиться в Калифорнию. Там компании творили чудеса с крошечными приспособлениями, известными как полупроводниковые интегральные схемы, гораздо более удобными по размерам, температуре и эффективности, чем электронные лампы. Когда разработали ИС, во второй половине 1950 годов, мир машин понесся вперед со скоростью космического корабля, от «IBM» к «Парк-ксерокс», к Исследовательскому институту Стэнфорда, к «Интел», к «Эппл», к тысяче новых интернет-компаний, рассеянных по всему роскошному ландшафту.

Земля обетованная, Кремниевая долина...

Джон Патрик Холлоуэй, Фейт, сейчас ехал по залитому дождем шоссе №280 на юго-восток, к школе Святого Франциска и своей встрече с Джеми Тернером за многопользовательской игрой в реальном времени.

В CD-проигрывателе «ягуара» находилась запись еще одной пьесы, «Гамлета» — Лоуренса Оливье. Повторяя слова в унисон с актером, Фейт свернул с шоссе у Сан-Хосе и через пять минут уже проезжал мимо нависшей испано-колониальной громады Святого Франциска. Пять пятнадцать на часах, у него еще час, чтобы полюбоваться архитектурой.

Фейт остановился на грязной торговой улице рядом с северными воротами, через которые собирался сбежать Джеми. Развернув схемы здания и копию плана двора, за десять минут Фейт изучил документы. Потом вышел из машины и медленно обошел кругом школу, рассматривая входы и выходы. Вернулся к «ягуару».

Увеличив громкость проигрывателя, откинулся на кресле, стал смотреть, как люди проходят и проезжают мимо на велосипедах по мокрому асфальту. Прищурился в восхищении. Для него они были не более — или не менее — реальны, чем страдающий принц датский в пьесе Шекспира, и Фейт на несколько минут даже забыл, где находится: в реальном мире или мире машин. Он услышал голос, возможно, свой собственный, может, нет, читающий слегка измененный отрывок из пьесы.

«Что за мастерское создание — машина! Как благородна разумом! Как беспредельна в своих способностях, обличьях и движении! Как точна и чудесна в действии! Как божественна в доступе...»

Он проверил свой нож, сжал бутылочку с жидкой смесью химических веществ, все тщательно разложено по карманам серого комбинезона, на спине которого аккуратно выведены слова «ААА Компания очистки и технического обслуживания».

Посмотрел на часы, снова закрыл глаза, откинувшись на роскошную кожу автомобиля. Размышляя: только сорок минут до того, как Джеми выскользнет в школьный двор встречать брата.

Только сорок минут до того, как Фейт узнает, выиграет ли он очередной раунд.

Убийца осторожно провел пальцем по острому как бритва лезвию ножа.

Как ангел в действии...

Как бог в доступе...

* * *

В лице Ренегата334 Уайетт Джилет занимался «прослушкой» — «просмотр» слишком слабое слово — чата «#hack».

Прежде чем при помощи социального инжиниринга кого-то обманывать, надо узнать о жертве как можно больше, чтобы создать достоверную картину. Он повторял вслух замечания, и Патриция Нолан быстро записывала все, что Уайетт упоминал о Трипл-Х. Женщина сидела с ним рядом. Он чувствовал запах приятных духов и гадал, был ли он частью ее плана реабилитации.

Вот что удалось Джилету узнать о Трипл-Х:

В настоящий момент он находился во временной зоне Тихого океана (упомянул о веселой вечеринке с коктейлями в соседнем баре, на западном побережье — пять пятьдесят вечера).

Возможно, находится в Северной Калифорнии (пожаловался на дождь, а согласно метеорологическому источнику ОРКП, погодному каналу, большая часть дождей на западном побережье сконцентрировалась в окрестностях залива Сан-Франциско).

Американец, пожилой и, возможно, с высшим образованием (грамматика и пунктуация слишком хороши для хакера, слишком хороши для школьного киберпанка — верное использование сленга показывает, что он не типичный хакер-европеец, который часто пытается произвести впечатление идиомами и неизбежно употребляет их не к месту).

Возможно, находится в торговом центре, заходил в чат оперативного обмена сообщениями с коммерческого доступа в Интернет, скорее всего в интернет-кафе (упомянул о паре девушек, только что зашедших в «Секрет Виктории», и замечание о баре предполагало то же самое).

Серьезный, потенциально опасный хакер (тот же доступ из торгового центра — большинство людей, занимающихся рискованным хакингом, стараются избегать входа в Интернет с собственного компьютера из дома и используют публичные терминалы).

Отличительная черта — большое самомнение, считает себя волшебником и старшим братом всем новичкам в группе (без устали объясняет сложные аспекты хакинга начинающим в чате, но не терпит всезнаек).

Со сложившимся мысленным образом Джилет подготовился искать Трипл-Х.

В Голубом Нигде легко найти того, кто не думает прятаться. Если человек явно хочет остаться в неизвестности, тогда поиски превращаются в тяжелую и часто неисполнимую задачу.

Чтобы установить связь с компьютером, пока он в сети, необходимо иметь какой-то поисковый инструмент — как, например, «Гиперпоиск» Джилета, — но иногда может понадобиться и помощь со стороны телефонной компании.

Если компьютер Трипл-Х подключен к интернет-провайдеру через волоконно-оптический или другой высокоскоростной кабель, а не телефонную линию, тогда «Гиперпоиск» приведет их к точной долготе и широте торгового центра, где стоит компьютер хакера.

Если, однако, машина Трипл-Х подсоединена к сети через стандартную телефонную линию, через модем — связь посредством набора номера, как на обычных домашних персональных компьютерах, — «Гиперпоиск» Джилета опознает только интернет-провайдера Трипл-Х и там остановится. Потом люди из службы безопасности телефонной компании должны проследить звонок от провайдера к самому компьютеру Трипл-Х.

Тони Мотт щелкнул пальцами, с улыбкой поднял взгляд от своего телефона и сказал:

— Есть, «Пасифик белл» готов к поиску.

— Начинаем, — откликнулся Джилет.

Он набрал сообщение и нажал «Ввод». На экранах всех подключенных в сети к чату «tfhack» появилось сообщение:

Ренегат334: Привет, Трипл, как дела?

Джилет занимался импингом — притворялся кем-то другим. В данном случае он выбрал семнадцатилетнего хакера с отрывочными знаниями, но без недостатка храбрости и юношеского максимализма — как раз такого и ожидаешь застать на подобном чате.

Трипл-Х: Хорошо, Ренегат. Видел, как ты прослушивал.

В чатах можно увидеть, кто подключился, даже если он не участвует в разговоре. Трипл-Х напоминал Джилету, что он бдителен, а подтекст сообщения: не пытайся играть со мной.

Ренегат334: Я на публичном терминале и люди постоянно ходят туда-сюда, это меня убивает.

Трипл-Х: Где ты находишься?

Джилет взглянул на сводку погоды.

Ренегат334: Остин, дьявольская жарища. Когда-нибудь был здесь?

Трипл-Х: Только в Далласе.

30
{"b":"7211","o":1}