ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Потом Фейт краем глаза заметил статью, присланную Свэнгом месяц назад. Она касалась семьи, живущей в богатом районе Пало-Альто.

* * *

"Высокая безопасность в мире высоких технологий.

Дональд В. человек, побывавший на краю, где ему совсем не понравилось.

Дональд, сорока семи лет, согласившийся на интервью только в случае неупоминания его фамилии, является главным исполнительным директором одной из самых успешных фирм венчурного капитала в Кремниевой долине. Если другие мужчины и болтают направо и налево о своих достижениях, Дональд отчаянно пытается скрыть успех, да и другие факты из его жизни надежно засекречены.

Существует серьезное основание для подобной скрытности. Шесть лет назад по приезде в Аргентину для заключения сделки с инвесторами его похитили под дулом пистолета и продержали в заложниках две недели. Компания заплатила огромный выкуп за его освобождение.

По прошествии определенного промежутка времени Дональда обнаружила полиция Буэнос-Айреса целым и невредимым, однако он утверждает, что с того времени стал сам не свой.

«Ты смотришь смерти прямо в лицо и думаешь: я так много принимал как должное. Мы считаем, что живем в цивилизованном мире, и глубоко ошибаемся».

Дональд входит в растущее число богатых президентов компаний в Кремниевой долине, которые начинают всерьез относиться к своей безопасности.

Он с женой даже выбрал частную школу для единственной дочери, Саманты, восьми лет, исходя из высокой степени безопасности".

* * *

Отлично, подумал Фейт и подключился к сети.

Анонимность героев статьи, конечно, означала лишь временное неудобство, через десять минут он взломал редакторскую компьютерную систему газеты и просматривал заметки журналиста, написавшего статью. Вскоре ему стали известны все необходимые детали о жизни Дональда Вингейта, проживающего на 32983, Гесперия Вей, Пало-Альто, женатого на Джойс, сорока двух лет, в девичестве Ширер, они являются родителями третьеклассницы школы имени Джуниперо Серра, по адресу 2346 Рио-дель-Виста, также в Пало-Альто. Фейт также узнал все о брате Вингейта, Ирвинге, и жене Ирва, Кэти, и о двух телохранителях на службе у Вингейтов.

Многие поклонники многопользовательских игр считают, будто только плохой стратег выбирает два раза подряд ту же самую мишень — в данном случае частную школу. Фейт, однако, полагал, что в таком подходе есть определенный смысл: копы будут совершенно сбиты с толку.

Он снова медленно просмотрел файлы.

Кем ты хочешь быть?

* * *

Патриция Нолан сказала:

— Вы же не собираетесь стрелять по нему? Он же вроде не опасен. Уж вы-то знаете.

Фрэнк Бишоп прорычал, что в спину Джилету палить никто не собирается, а кроме этого, никаких гарантий нет. Ответ прозвучал не слишком вежливо, но сейчас его цель — найти беглеца, а не утешать влюбленных консультантов.

Зазвонил главный телефон ОРКП.

Тони Мотт поднял трубку, послушал, яростно кивнул, глаза его слегка расширились. Бишоп нахмурился, гадая, кто находился на другом конце линии. Уважительным тоном Мотт сказал:

— Подождите минутку, пожалуйста.

Потом молодой коп передал трубку детективу так, будто там заложена бомба.

— Вас, — неуверенно прошептал он. — Извините.

«Извините»? Бишоп поднял бровь.

— Вашингтон, Фрэнк. Пентагон.

Пентагон. Уже пробило одиннадцать по времени восточного побережья.

Появились проблемы...

Он взял трубку.

— Алло?

— Детектив Бишоп?

— Да, сэр.

— Дэвид Чамберс. Я управляю департаментом расследований преступлений МО.

Бишоп переложил телефон в другую руку, будто предстоящие новости меньше повредят его левому уху.

— Я слышал из разных источников, что в северном районе Калифорнии подписан приказ об освобождении Джона Доу. И что данный приказ может касаться индивидуума, в котором мы заинтересованы. — Чамберс быстро добавил: — Не упоминайте имени по телефону.

— Верно, — отозвался Бишоп.

— Где он находится сейчас?

В Бразилии, Кливленде, Париже, взламывает Нью-йоркскую фондовую биржу, чтобы привести мировую экономику к краху.

— Под моим надзором, — ответил Бишоп.

— Вы полицейский штата Калифорния, не так ли?

— Да, сэр.

— Как же, черт возьми, вам удалось освободить федерального заключенного? И что еще более важно, как, дьявол меня забери, вы вытащили его как Джона Доу? Даже начальник тюрьмы в Сан-Хосе ничего не знает...или говорит, что не знает.

— Мы друзья с министром юстиции США. Вместе закрыли дело об убийствах Гонсалеса два года назад и с тех пор работали в паре.

— Вы расследуете убийство?

— Да, сэр. Хакер взламывает компьютеры людей и использует полученную информацию, чтобы ближе подобраться к жертвам.

Бишоп посмотрел на озабоченное лицо Боба Шелтона и провел пальцем по своему горлу. Шелтон закатил глаза.

Извините...

— Вы знаете, почему нас интересует данный индивидуум? — спросил Чамберс.

— Кажется, он написал какой-то софтвер, который взламывает ваши программы.

Как можно более туманно. Он догадывался, что в Вашингтоне часто велось два разговора одновременно: мысленный и вербальный.

— Что вообще-то незаконно, а если копия написанной программы выйдет за пределы страны, то разразится катастрофа.

— Я понимаю.

Бишоп заполнил наметившуюся паузу:

— И вы хотите вернуть его обратно в тюрьму?

— Правильно.

— У нас осталось по приказу три дня, — твердо заявил Бишоп.

В трубке послышался смех:

— Стоит мне сделать один телефонный звонок, и ваш приказ станет туалетной бумагой.

— Полагаю, вы в состоянии это сделать. Да, сэр.

Последовала пауза.

Потом Чамберс спросил:

— Ваше имя — Фрэнк?

— Да, сэр.

— Ладно, Фрэнк. Как коп копу: он действительно помог вам с расследованием?

Кроме одного маленького отклонения... Бишоп ответил:

— Очень. Понимаете, преступник — эксперт в компьютерах. Мы не ровня ему и нуждаемся в помощи такого человека, как тот, о котором говорим в настоящий момент.

Снова пауза. Чамберс снова заговорил:

— Я скажу так — я лично не думаю, что он дьявол во плоти, как его здесь у нас представляют. У нас нет подтверждений, что он взломал нашу систему. Но множество людей в Вашингтоне считают наоборот, и в департаменте начинается охота на ведьм. Если он совершил что-то незаконное, то сядет в тюрьму. Но мне кажется, человек не виновен, пока не докажут обратного.

— Да, сэр, — согласился Бишоп, потом деликатно добавил: — Конечно, можно и так сказать: если какой-то ребенок сумел взломать код, придется вам писать новый.

И тут же подумал: «Да, такое замечание вполне может стоить мне работы».

Но Чамберс только рассмеялся.

— Я не уверен, что «Стандарт-12» соответствует своей славе. Но здесь много людей, вовлеченных в написание шифра, которые и слушать об этом не захотят. Им не нравится выставляться, и уж совсем они не любят светиться в прессе. Итак, есть помощник заместителя министра, Питер Кеньон, он стену головой пробьет, если узнает, что наш неназванный индивидуум вышел из тюрьмы и может оказаться в новостях. Понимаете, Кеньон заведовал созданием «Стандарта-12».

— Я так и думал.

— Кеньон не знает, что парня выпустили, но до него доходили слухи, и, если он пронюхает правду, будет плохо и мне, и другим людям.

Чамберс в нескольких словах посвятил Бишопа во внутренние дела агентства. Потом добавил:

— Я был копом, прежде чем связаться с бюрократией.

— Где, сэр?

— Военный полицейский в военно-морских силах. Большую часть времени проводил в Сан-Диего.

— Разнимали драки? — спросил Бишоп.

— Только если армия проигрывала. Послушайте, Фрэнк, если мальчик помогает вам поймать преступника, ладно, продолжайте. Можете оставить его до окончания действия приказа.

40
{"b":"7211","o":1}