ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Администратор Instagram. Руководство по заработку
Неукротимый граф
Популярная риторика
Ложная слепота (сборник)
Проверено мной – всё к лучшему
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
Факультет судебной некромантии, или Поводок для Рыси
Элиза и ее монстры
Запад в огне
Содержание  
A
A

— Просто займись делом, — проговорил Бишоп и вытащил листы бумаги из принтера — всё, что они успели украсть с компьютера Фейта, пока он не зашифровал данные. Детектив махнул остальным членам команды: — Давайте посмотрим, что у нас есть.

У Джилета глаза и рот горели от дыма. Он заметил, что Бишоп, Шелтон и Санчес остановились и неловко уставились на дымящуюся машину и явно подумали всё о том же: как неприятно, когда нечто, нематериальное, как программный код — просто нити виртуальных нулей и единиц — спокойно может приласкать твое физическое тело болезненным, даже смертельным прикосновением.

* * *

Под взглядами своей фальшивой семьи, уставившейся на него с фотографий в гостиной, Фейт мерил шагами комнату, задыхаясь от гнева.

Человек Долины пробрался в егомашину...

И еще хуже, сделал это при помощи простенькой программки, какую с легкостью составит гик-старшеклассник.

Фейт, конечно, тотчас сменил идентификационный номер своей машины и адрес в Интернете. Джилет больше не сможет взломать его компьютер. Но Фейта беспокоило следующее: что видела полиция? Ничто из информации в машине не могло привести их к дому в Лос-Альтосе, зато там содержались данные о настоящих и будущих операциях. Видел ли Человек Долины папку «Следующие проекты»? Видел ли он, что собирается сделать Фейт через несколько часов?

Уже все готово для новой атаки... Черт, план почти пришел в действие.

Надо ли теперь выбирать новую жертву?

Но Фейту даже думать не хотелось о том, чтобы бросать то, на что ушло столько времени и сил. Еще более отвратительной казалась мысль о необходимости отказываться от планов из-за предателя — человека, выдавшего его полиции Массачусетса, пошатнувшего Великий Социальный Инжиниринг и в результате убившего Джона Патрика Холлоуэя, загнавшего Фейта навеки в тень.

Он снова сел перед монитором, опустил мозолистые пальцы на пластиковые клавиши, гладкие, как отполированные женские ногти. Закрыл глаза и, как любой хакер, пытающийся найти недостатки неверной программы, позволил мыслям разбрестись, куда им заблагорассудится.

* * *

Дженни Бишоп лежала в одной из жутких, застегивающихся сзади рубашек, которые выдают в больницах.

И для чего конкретно, думала она, нужны эти крошечные синие точки на ткани?

Она поднялась на подушке и оглядела желтую комнату, где ждала доктора Уилистона. Уже без десяти двенадцать, доктор опаздывает.

Дженни думала, чем займется после прохождения тестов. Сначала по магазинам, потом заберет Брэндона из школы, подбросит его до теннисных кортов. Сегодня мальчик играет против Линды Гарланд, самой симпатичной маленькой штучки среди четвертых классов и полнейшей оторвы, чья единственная стратегия заключалась в том, что она подлетала к сетке при каждом удобном случае в попытке, как считала Дженни, разбить противнику нос ракеткой.

И о Фрэнке, конечно, Дженни тоже думала. Пришла к выводу, что его отсутствие в больнице принесло ей огромное облегчение. Он такой противоречивый. Гоняется за плохими мальчиками по улицам Окленда. Ничуть не смущается, арестовывая убийц в два раза здоровее себя, болтает с проститутками и торговцами наркотиками. Она, кажется, ни разу не видела его подавленным.

До прошлой недели. Когда медицинский осмотр показал, что количество белых кровяных телец Дженни не соответствует норме без всяких на то причин. Когда она выложила ему новости, Фрэнк Бишоп побледнел как полотно и замолчал. Кивнул несколько раз, его голова поднималась и падала на грудь. Ей показалось, муж вот-вот заплачет, — такого она еще никогда не видела, — и Дженни гадала, что же тогда делать ей.

И что это может значить? — дрожащим голосом спросил Фрэнк.

— Наверное, какая-то странная инфекция, — предположила Дженни, глядя ему прямо в глаза, — или рак.

— Понятно, понятно, — прошептал Фрэнк, будто громкий голос или другие слова могли спровоцировать у нее агонию.

Они поговорили о ничего не значащих деталях — назначенное время похода в больницу, заслуги доктора Уилистона, — потом она отправила мужа на улицу, ухаживать за садом, а сама начала готовить ужин.

Наверное, какая-то странная инфекция...

О, она любила Бишопа больше, чем кого бы то ни было на свете, больше, чем могла любить. Но Дженни нравилось, что на данный момент мужа нет рядом. Ей не улыбалось сейчас держать кого-то за руку.

Или рак...

Ну, она очень скоро узнает, в чем дело. Дженни посмотрела на часы. Где доктор Уилистон? Она ничего не имела против больниц и неприятных процедур, но ненавидела ждать. Может, что-нибудь идет по телевизору. Когда начинаются «Молодые и неутомимые»? Или, к примеру, послушать радио...

Неуклюжая медсестра вкатила в комнату медицинскую тележку.

— Доброе утро, — проговорила женщина с сильным латиноамериканским акцентом.

— Здравствуйте.

— Вы Дженнифер Бишоп?

— Да.

Медсестра подключила Дженни к кардиомонитору, прикрепленному к стене над кроватью. Послышался тихий ритмичный писк. Потом женщина сверилась с компьютерной распечаткой и осмотрела ряды препаратов.

— Вы ведь пациентка доктора Уилистона, верно?

— Верно.

Она посмотрела на пластиковый браслет Дженни и кивнула.

Дженни улыбнулась:

— Не поверили мне?

Медсестра ответила:

— Всегда проверяю дважды. Мой отец работал плотником. Он всегда говорил: «Семь раз отмерь, один раз отрежь».

Дженни еле сдержалась, чтобы не засмеяться. Не лучшее выражение для больницы.

Она заметила, что медсестра набирает в шприц какую-то прозрачную жидкость, и спросила:

— Доктор Уилистон приказал сделать укол?

— Да.

— Но я только собиралась пройти кое-какие тесты.

Снова сверившись с распечаткой, женщина кивнула:

— Он назначил укол.

Дженни взглянула на лист бумаги, но слова и цифры на нем ничего ей не говорили.

Медсестра протерла руку пациентки ваткой со спиртом и вколола лекарство. Когда она вытащила иглу, Дженни почувствовала странную пульсацию, распространяющуюся по всей руке из места укола — жгучий холод.

— Доктор скоро к вам придет.

Она вышла, прежде чем Дженни успела спросить про укол. Он ее слегка беспокоил. Она знала, что в ее состоянии надо быть осторожным с препаратами, но уговаривала себя не беспокоиться. По записям четко выходило, что она беременна, Дженни знала: здесь никто не станет подвергать ребенка опасности.

Глава 0010000/тридцать два

— Мне нужны всего лишь номера его мобильного телефона и около квадратной мили, чтобы определить звонок. И я могу похлопать парня по плечу.

Утверждение исходило от Гарви Хоббса, блондина среднего возраста, худого, за исключением серьезно округлившегося живота, выдававшего привязанность к пиву. Он носил голубые джинсы и вязаную рубашку.

Хоббс служил главой отдела безопасности «Америки мобайл», главной компании в Северной Калифорнии, предлагающей услуги сотовой связи.

Электронное сообщение от Свэнга о подобных компаниях, которое Джилет нашел на компьютере Фейта, содержало список лучших фирм для людей, желающих подключаться к сети через мобильный телефон. В списке «Америка мобайл» шла первым номером, и команда предположила, что Фейт последовал совету Свэнга. Тони Мотт позвонил Хоббсу — с последним отдел по расследованию компьютерных преступлении работал и раньше.

Хоббс подтвердил, что многие хакеры используют «Америку мобайл», поскольку, чтобы выйти в сеть через мобильный телефон, нужен постоянный высококачественный сигнал, который и обеспечивала их компания. Хоббс кивнул на Стивена Миллера, тот все еще работал не покладая рук вместе с Линдой Санчес, пытаясь снова соединить в сеть компьютеры ОРКП.

— Мы со Стивом как раз говорили об этом на прошлой неделе. Он решил, что нам пора менять название на «Хакерская Америка».

Бишоп спросил, как они могут выследить Фейта, зная, что он клиент, хотя, возможно, незаконный.

62
{"b":"7211","o":1}