ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нужны только ЭСН и МИН его телефона, — ответил Хоббс.

Джилет — тоже в свое время взламывавший телефонные линии — знал, как расшифровываются аббревиатуры, и объяснил остальным: каждый мобильный телефон обладает ЭСН (секретный электронный серийный номер) и МИН (мобильный идентификационный номер — код местности и номер самого телефона из семи цифр).

Хоббс продолжил, что если у него появятся эти номера и он окажется в радиусе квадратной мили от работающего телефона, то сможет использовать оборудование для обнаружения радиосигнала и узнать местоположение звонящего с точностью до нескольких футов. Или, как повторил Хоббс, «похлопать парня по плечу».

— Как мы найдем номера? — поинтересовался Бишоп.

— А, вот здесь есть сложность. В большинстве случаев мы знаем номера, потому что клиенты заявляют о краже телефона. Но ваш приятель, похоже, не карманник. Однако вам придется их узнать, потому что иначе мы ничего не сможем сделать.

— Как быстро вы будете действовать, если мы их получим?

— Я? Со скоростью света. И даже быстрее, если поеду в одной из машин с мигалками на крыше, — пошутил Хоббс.

Потом вручил им свою карточку. У Хоббса были два рабочих номера, факс, пейджер и два мобильных. Он усмехнулся:

— Моей девушке нравится моя доступность. Я ей говорю, что просто очень сильно ее люблю, но на самом деле из-за всех этих взломанных линий компания хочет постоянно находиться со мной на связи. Поверьте мне, кража услуг мобильной связи станет величайшим преступлением нового века.

— Или одним из них, — пробормотала Линда Санчес, не отрывая глаз от фотографии Энди Андерсена и его семьи на столе.

Хоббс ушел, и детективы продолжили просматривать документы, которые им удалось распечатать с компьютера Фейта перед началом шифровки.

Миллер объявил, что импровизированная сеть ОРКП заработала. Джилет проверил и проследил за установкой самых необходимых резервных лент — он хотел убедиться в отсутствии соединения с «ISLEnet». Хакер как раз заканчивал последнюю диагностическую проверку, когда машина запищала.

Джилет взглянул на экран, гадая, что мог найти его бот. Но звук оповещал о получении электронного сообщения. От Трипл-Х.

Джилет прочитал письмо вслух:

— "Посылаю вам файл с кое-какой информацией о вашем друге".

Он поднял голову:

— Файл через «ph».

— Все в написании, — задумался Бишоп. Потом сказал: — Мне казалось, Трипл-Х умирает от страха и будет звонить только по телефону.

— Он не упоминал имени Фейта, и сам файл зашифрован. — Джилет заметил, как дернулся агент министерства обороны, и добавил: — Не хочу вас разочаровывать, агент Бакл, но это не «Стандарт-12». Всего лишь обычная коммерческая шифровальная программа с доступом по ключу. — Он нахмурился. — Но он же не посылал нам ключа, чтобы открыть письмо. Кто-нибудь получал сообщение от Трипл-Х?

Хакер никому не звонил.

— У тебя есть его номер? — спросил Джилет Бишопа.

Детектив покачал головой. Когда Трипл-Х звонил раньше, чтобы сообщить электронный адрес Фейта, определитель на мобильном Бишопа показывал номер платного телефона-автомата.

Однако Джилет присмотрелся к зашифрованной программе, засмеялся и объявил:

— Бьюсь об заклад, я взломаю ее без всякого ключа.

Он вставил диск с хакерскими программами в один из персональных компьютеров и загрузил взломщик шифра, составленный пару лет назад.

Линда Санчес, Тони Мотт и Шелтон просматривали листы с информацией, которую Джилет скачал из папки Фейта «Следующие проекты», прежде чем убийца прекратил загрузку и зашифровал данные.

Мотт прикрепил листы к белой доске, и команда сгрудилась вокруг.

Бишоп заметил:

— Тут много упоминаний управлений различными услугами — уборщики, парковка, безопасность, питание, персонал, бухгалтерия. Кажется, он наметил большое здание.

Мотт показал:

— Последняя страница. Смотрите. Медицинские услуги.

— Больница, — догадался Бишоп. — Он собирается напасть на больницу.

Шелтон добавил:

— Все правильно — высокий уровень безопасности, множество будущих жертв.

Нолан кивнула:

— Как раз подходит по степени риска и соответствует правилам его игры. Он может притвориться кем угодно — хирургом, медсестрой, дворником. Кто-нибудь догадывается, кого выберет Фейт?

Но они так и не смогли найти на листках никакого упоминания конкретной больницы.

Бишоп указал на строчку на одной из распечаток:

СКГСШК запрашивает идентификационные номера — отдел 44.

— Выглядит знакомо.

Внизу значился длинный список номеров социальных страховок.

— Да, — кивнул Шелтон, тоже пытаясь вспомнить. — Где-то я это уже слышал.

Внезапно Линда Санчес воскликнула:

— Ну конечно, я знаю: наша страховая компания — Страховая компания государственных служащих штата Калифорния. Здесь, наверное, номера социальных страховок их клиентов.

Бишоп взял телефон и позвонил в офис СКГСШК в Сакраменто. Рассказал специалисту по связям, что обнаружила команда, и спросил о назначении данных. Кивнул, послушал и затем поднял глаза:

— Тут у нас последние запросы медицинских услуг государственными служащими.

Потом Бишоп снова заговорил по телефону:

— Что означает отдел сорок четыре?

Послушал. Нахмурился. Посмотрел на остальных:

— Отдел сорок четыре принадлежит полиции штата — офис в Сан-Хосе. Это мы. Информация конфиденциальна... как до нее добрался Фейт?

— Иисусе! — пробормотал Джилет. — Спроси, есть ли записи на наш отдел в «ISLEnet».

Бишоп повиновался. Кивнул:

— Конечно.

— Черт! — сплюнул Джилет. — Взломав «ISLEnet», Фейт находился в сети не сорок секунд — дьявол, он поменял загрузочные файлы, чтобы мы так решили. Он наверняка загрузил гигабайты данных. Мы должны...

— О нет!

Команда обернулась и увидела, как Фрэнк Бишоп с открытым ртом, как громом пораженный, показывает на список номеров, приколотый к белой доске.

— Что случилось, Фрэнк? — спросил Джилет.

— Он собирается атаковать медицинский центр Стэнфорд-Паккард, — прошептал детектив.

— Откуда ты знаешь?

— Вторая снизу строка, номер социальной страховки. Он принадлежит моей жене. Она сейчас в больнице!

* * *

В палату к Дженни Бишоп вошел мужчина.

Она отвернулась от молчащего телевизора, по которому рассеянно смотрела мелодраматическую мыльную оперу и брала на заметку прически актрис. Дженни ждала доктора Уилистона, но пришел не он, а мужчина в синей униформе. Молодой, с черными усами, последние никак не вязались с песочной шевелюрой. Волосы на лице явно говорили о попытке выглядеть по-взрослому.

— Миссис Бишоп?

Он обладал слабым южным акцентом, редким в этой части Калифорнии.

— Правильно.

— Меня зовут Хеллман. Я служу в отделе безопасности больницы. Ваш муж позвонил мне и попросил подежурить в вашей палате.

— Зачем?

— Он не сказал. Только попросил проследить, чтобы никто не зашел к вам в комнату, кроме него, полицейского или доктора.

— Почему?

— Он не сказал.

— С моим сыном все в порядке? С Брэндоном?

— Не слышал, чтобы с нимчто-то случилось.

— Почему Фрэнк не позвонил мне?

Хеллман поглаживал рукоятку дубинки на поясе.

— Телефоны в больнице отказали примерно полчаса назад. Сейчас с ними работают ремонтники. Ваш муж пробился к нам по радио, которое используют наши машины «скорой помощи».

Мобильный Дженни лежал в сумочке, но она видела предупреждение на стене, что использовать его в больнице нельзя — сигнал может помешать работе стимуляторов сердца и другого оборудования.

Охранник оглядел комнату, пододвинул стул ближе к ее кровати и сел. Дженни не смотрела прямо на молодого человека, но чувствовала, что он ее изучает, рассматривает тело, будто пытается разглядеть в рукаве рубашки в горошек грудь. Парень быстро отвернулся.

Доктор Уилистон, круглый, лысый человечек пятидесяти лет, вошел в палату.

63
{"b":"7211","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Фирма
Следуй за своим сердцем
Метро 2035: Приют забытых душ
Принц Дома Ночи
Записки с Изнанки. «Очень странные дела». Гид по сериалу
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Эрта. Личное правосудие
Кто украл любовь?
Мой учитель Лис