ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уже настал вечер, и вся команда ОРКП впала в мрачное отчаяние — Фейт мог в любую минуту атаковать новую жертву в университете Северной Калифорнии. И все же Джилет позволил мальчику говорить так, как он считал нужным.

Джеми продолжил:

— Я просматривал то, что набирал перед тем, как мистер Бёте... перед тем, как все случилось, понимаете.

— Что ты нашел? — подбодрил его Джилет.

Фрэнк Бишоп сел рядом с мальчиком и кивнул, улыбаясь:

— Продолжай.

— Ладно, машина, на которой я работал в библиотеке, та, что вы забрали, функционировала отлично до определенного момента, случившегося две или три недели назад. Тогда стало происходить нечто совсем странное. Она начала допускать неисправимые ошибки. И моя машина вроде бы зависала.

— Неисправимые ошибки? — переспросил Джилет в удивлении.

Он взглянул на Нолан, та качала головой. Она отбросила волосы с глаз и рассеянно крутила локон в руках.

Бишоп посмотрел сначала на одного, потом на другого.

— Объясните мне.

Нолан сказала:

— Обычно такие ошибки появляются, когда машина пытается выполнить несколько заданий одновременно и не справляется. Например, при запуске табличных вычислений и одновременном просмотре электронной почты.

Джилет кивнул:

— Но компании «Майкрософт» и «Эппл» выработали собственные операционные системы, именно чтобы позволить запускать несколько программ одновременно. Теперь неисправимые ошибки попадаются редко.

— Знаю, — сказал мальчик. — Поэтому я решил, что это очень странно. Потом я попробовал запускать те же самые программы на других компьютерах школы, но не смог воспроизвести ошибки.

Тони Мотт заметил:

— Так, так, так... В «Лазейке» есть баг.

Джилет кивнул парню:

— Здорово, Джеми. Мы как раз искали нечто подобное.

— Почему? — спросил Бишоп. — Я не понимаю.

— Нам нужен серийный и телефонный номера сотового Фейта — чтобы проследить линию.

— Помню.

— Если повезет, именно так мы их и найдем. — Джилет повернулся к мальчику: — Ты знаешь даты и время, когда возникали неисправимые ошибки?

Мальчик пролистал блокнот. Показал Джилету страницу. Все тщательно записано.

— Хорошо. — Джилет кивнул и обратился к Тони Мотту: — Позвони Гарви Хоббсу. Выведи его на громкую связь.

Мотт повиновался, и через секунду глава отдела безопасности «Америки мобайл» висел на телефоне.

— Привет, — сказал Гарви Хоббс. — Вы обнаружили ниточку к нашему плохому мальчику?

Джилет посмотрел на Бишопа, тот отмахнулся от хакера:

— Новая полицейская работа по твоей специальности.

Хакер сказал:

— Послушай, Гарви. Если я дам тебе четыре определенные даты и время, когда один из ваших телефонов отключился примерно на шестьдесят секунд, а потом опять позвонил туда же, вы сможете определить номер?

— Гм. Такого я еще никогда не делал, но попробую. Давайте время и даты.

Джилет повиновался, Хоббс сказал:

— Оставайтесь на линии. Я сейчас.

Хакер объяснил команде, что собирался сделать: когда компьютер Джеми завис, мальчику пришлось перезагружать машину и снова подключаться к сети. Что занимает около минуты. То есть звонок Фейта прервался на тот же промежуток времени, когда убийца тоже перезагружал машину и подсоединялся к сети. Проверив по точному времени зависания компьютера Джеми телефоны «Америки мобайл» и определив тот, который прерывал связь, они узнают номер сотового Фейта.

Пятью минутами позже ковбой из отдела безопасности вернулся.

— Здорово, — радостно сообщил Хоббс. — Я нашел его. — Потом добавил с определенной озабоченностью в голосе: — Но, как ни странно, номер не зарегистрирован.

Джилет пояснил:

— Гарви имеет в виду, что Фейт взломал секретный, непубличный коммутатор и украл номера.

— Никто еще не взламывал наш основной коммутатор. Ваш парень особенный, понимаете.

— Ну, это мы уже знаем, — пробормотал Фрэнк Бишоп.

— Он все еще пользуется телефоном? — спросил Шелтон.

— Со вчерашнего дня — нет. Обычно если телефонный воришка не использует украденный номер двадцать четыре часа, значит, он поменял номер.

— То есть мы не сможем обнаружить Фейта, когда он снова выйдет в сеть? — огорченно спросил Бишоп.

— Верно, — подтвердил Хоббс.

Но Джилет пожал плечами и заметил:

— О, наверное, он поменял номера сразу же, как только узнал, что мы напали на его след. Но мы все равно можем сузить сектор поиска, посмотрев, откуда он звонил в последние несколько недель. Правильно, Гарви?

— Конечно, — согласился Хоббс. — У нас есть записи, откуда звонит каждый из наших телефонов. Большинство звонков исходило из соты восемьсот семьдесят девять. Лос-Альтос. Я могу сказать даже точнее по данным КСМТ.

— По чему?

Джилет пояснил:

— По данным коммутационной станции мобильных телефонов. У них есть секторное разрешение — то есть они могут указать, в какой именно части соты он находится. С точностью до квадратного километра.

Хоббс рассмеялся и хитро спросил:

— Мистер Джилет, откуда вы знаете так много о нашей системе?

— Читал, — так же хитро ответил Джилет. Потом добавил: — Дайте мне координаты местоположения. Вы можете указать улицу?

Он подошел к карте.

— Конечно.

Хоббс выдал четыре сектора, и Джилет соединил точки. Получилась трапеция, покрывающая большую часть Лос-Альтос.

— Он где-то тут, — постучал Джилет по карте.

На отмеченной территории располагались шесть новых застроек, которые им назвали в планировании и зонировании Санта-Клары.

Лучше, чем двадцать два, но тоже много.

— Шесть? — в изумлении спросила Линда Санчес. — Там, наверное, живет не меньше трех тысяч человек. Можно ли дальше сузить зону?

— Думаю, да, — кивнул Бишоп. — Мы знаем, куда он ходит за покупками.

На карте Бишоп постучал по застройке на полпути между театральной лавкой Олли и «Музыкой и электроникой Маунтин-Вью». Она называлась «Стоункрест».

Тут же все развили бурную деятельность. Бишоп назначил Гарви встречу в Лос-Альтосе рядом с застройкой, потом позвонил капитану Бернштейну и ввел его в курс дела. Они решили воспользоваться услугами офицеров в гражданском, чтобы опросить жителей района и показать им фотографию Холлоуэя. Бишоп высказал идею — снабдить офицеров пластиковыми ведерками, якобы для пожертвований детским домам на случай, если Холлоуэй заметит их на улице. Предупредил офицеров. Команда ОРКП приготовилась к выезду. Бишоп и Шелтон проверили оружие. Джилет — лэптоп. Тони Мотт, естественно, и то и другое.

Патриция Нолан оставалась в офисе, вдруг им понадобится доступ к компьютеру ОРКП.

Когда они уже уходили, зазвонил телефон. Бишоп взял трубку. Помолчал немного, взглянул на Джилета и, подняв бровь, передал трубку ему.

Нахмурившись, хакер поднес трубку к уху.

— Алло?

Молчание. Потом Элана Папандолос сказала:

— Это я.

— О, привет.

Джилет заметил, как Бишоп выгоняет всех из комнаты.

— Я не думал, что ты позвонишь.

— Я сама не думала, — ответила она.

— Почему все-таки решилась?

— Подумала, что должна тебе.

— Должна — что?

— Сказать, что я все еще собираюсь завтра в Нью-Йорк.

— С Эдом?

— Да.

Слова ударили его больнее, чем гаечный ключ Фейта.

— Не надо.

Снова неловкая тишина.

— Уайетт...

— Я люблю тебя и не хочу, чтобы ты уезжала.

— Но мы все-таки уезжаем.

Джилет попросил:

— Сделай мне одно одолжение. Позволь увидеть тебя до отъезда.

— Зачем? Какая разница?

— Пожалуйста. Только десять минут.

— Ты не заставишь меня передумать.

Он подумал: «Заставлю, еще как».

Элли сказала:

— Мне надо идти. Прощай, Уайетт. Я желаю тебе счастья в жизни, чем бы ты ни занимался.

— Нет!

Элли повесила трубку, ничего не добавив.

Джилет уставился на молчащий телефон.

— Уайетт! — позвал Бишоп.

Джилет закрыл глаза.

— Уайетт, — повторил детектив. — Нам надо идти.

71
{"b":"7211","o":1}