ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Агент надел на него наручники и грубо обыскал, расслабившись только тогда, когда Джилет попросил позвонить полицейскому штата по имени Бишоп, который может подтвердить, что компьютерная система ФБР подверглась нападению, а люди в доме не являются подозреваемыми по убийству в Марин.

Агент приказал вывести из дома членов семьи Эланы. Она, мать и брат вышли медленно на лужайку с поднятыми руками. Их обыскали и надели наручники, и, хотя с ними обращались достойно, угрюмые лица выдавали страдание от бесчестья и ужаса, почти аналогичное боли от физических ран.

Однако горе Джилета не могло сравниться с их чувствами, и дело вовсе не в грубости агентов ФБР, просто теперь он понял, что любимая женщина потеряна для него навсегда. Она, похоже, почти передумала переезжать в Нью-Йорк с Эдом, но машины, разлучившие их несколько лет назад, теперь чуть не убили ее семью, что, конечно, невозможно простить. Элана улетит на восточное побережье с ответственным, прилично устроенным Эдом и станет для Джилета только набором воспоминаний, как файлы .jpg и .wav — визуальные и звуковые образы, исчезающие, когда отключаешься ночью.

Агенты ФБР сгрудились и сделали пару телефонных звонков, потом что-то обсудили. Они заключили, что ордер на атаку выдан незаконно. И отпустили всех — кроме Джилета, конечно, хотя и помогли ему подняться и слегка ослабили наручники.

Элана подошла к своему бывшему мужу. Он стоял перед ней не двигаясь и не издал ни звука, приняв всю силу пощечины. Женщина, чувственная и красивая даже в гневе, молча отвернулась и помогла матери зайти на крыльцо. Ее брат выдал невнятную угрозу двадцатилетнего юнца об обращении в суд и еще худших последствиях и последовал за родственниками, хлопнув дверью.

Когда агенты начали собираться назад, прибыл Бишоп и обнаружил Джилета в компании мощного агента-охранника. Он подошел к хакеру и сказал:

— Аварийный рубильник.

— Газ, — кивнул Джилет. — Именно о нем я и собирался тебе сказать, когда отключили линию.

Бишоп улыбнулся:

— Я вспомнил, как ты говорил о нем в ОРКП. Когда впервые увидел логово динозавра.

— Какие-нибудь повреждения? — спросил Джилет. — Свэнг пострадал?

Он надеялся, что нет. Машина разжигала любопытство — как она работает, что может сделать, какая операционная система составляет ее сердце и душу.

Но машина несильно пострадала, как объяснил Бишоп:

— Я выпустил две полные обоймы в ящик, но они не причинили ей никакого вреда. — Он улыбнулся. — Просто царапины.

К ним сквозь слепящие лучи фонарей направлялся пухлый мужчина. Когда он подошел поближе, Джилет узнал Боба Шелтона. Прыщавый коп поприветствовал напарника и взглянул на Джилета с обычным презрением.

Бишоп рассказал ему обо всем, что случилось, однако не упомянул о том, как они посчитали самого Шелтона Свэнгом.

Коп покачал головой с горьким смехом.

— Свэнг оказался компьютером? Иисусе, кто-то должен выкинуть в океан их все, до последнего.

— Почему ты не прекратишь так говорить? — не выдержал Джилет. — Я уже слегка устал от этого.

— От чего? — парировал Шелтон.

Уже не в состоянии контролировать гнев, хакер процедил:

— Ты поносил меня и машины, как только мог. Но почему-то не верится в проклятия, исходящие от человека, в чьем доме лежит винчестер за тысячу долларов.

— Что?

— Когда мы стояли у тебя на пороге, я видел жесткий диск в зале.

Глаза копа вспыхнули.

— Он принадлежал моему сыну, — прорычал Шелтон, — я выбросил его. Наконец убрал в его комнате, избавился от всего компьютерного дерьма. Жена не хотела, чтобы я выкидывал хоть что-то из вещей сына. Поэтому мы и ругались.

— Он занимался компьютерами, твой сын? — спросил Джилет, вспомнив, что парень умер несколько лет назад.

Снова горький смех.

— О да, он занимался компьютерами. Часами сидел в сети. Ему хотелось стать хакером. Только вот какая-то кибербанда пронюхала, что он сын полицейского, и решила, что парнишка пытается сдать их копам. Они начали охоту. Разместили всякую дрянь о нем в Интернете — что он гей, сидел в тюрьме, совращал малолетних... Взломали школьный компьютер и устроили все так, будто он изменял свои оценки. Его отчислили. Потом послали девушке, с которой он встречался, гадкое электронное сообщение от его имени. Она ушла. В тот день он напился и врезался в столб на шоссе. Может, случайно, может, совершил самоубийство. В любом случае его убили компьютеры.

— Мне жаль, — тихо проговорил Джилет.

— Черта с два! — Шелтон шагнул к хакеру, его злость нисколько не уменьшилась. — Вот почему я вызвался на компьютерное дело. Думал, попадется преступник из той банды. И вот почему я сегодня залез в сеть — узнать, не состоял ли и тыв ней.

— Нет, не состоял. Я бы не стал так поступать с человеком. Я не для этого занимаюсь хакингом.

— О, ты постоянно так говоришь. Но ты такой же, как они, те, кто заставил поверить моего мальчика, что весь мир заключается в пластиковых коробках. Чушь собачья. Жизнь вовсе не там.

Он схватил Джилета за пиджак. Хакер не стал вырываться, просто смотрел в яростное лицо мужчины. Шелтон крикнул:

— Жизнь здесь! Плоть и кровь... люди... семья, дети... — Он захлебнулся, в глазах появились слезы. — Вот они настоящие.

Шелтон отпихнул хакера, вытер глаза рукавом. Бишоп вышел вперед и тронул его за руку. Но Шелтон отмахнулся и исчез в толпе полицейских и агентов.

Джилету стало жалко несчастного отца, но он не мог не подумать: «Машины тоже настоящие, Шелтон. Они все больше и больше становятся частью плоти и крови реальной жизни, и так будет всегда. Нам не нужно спрашивать, хорошо это или плохо по сути, волновать должен следующий вопрос: кем мы становимся, когда шагаем через монитор в Голубое Нигде?»

Детектив и хакер, теперь наедине, смотрели друг другу в глаза. Бишоп заметил, что его рубашка снова вылезла из-под ремня. Он заправил ее в штаны, кивнул на татуировку пальмы на руке Джилета:

— Знаешь, наверное, тебе захочется убрать ее. Не думаю, что она тебе так уж дорога. По крайней мере голубь. Дерево получше.

— Чайка, — поправил хакер. — Но если уж ты заговорил о ней, Фрэнк... почему бы тебе не обзавестись такой же?

— Чем?

— Татуировкой.

Детектив открыл было рот, потом поднял бровь.

— Знаешь, может, и стоит.

Джилет почувствовал, как его схватили сзади за руки. Полицейские штата приехали точно по графику, чтобы вернуть заключенного в Сан-Хо.

Глава 0010111/сорок семь

Через неделю после возвращения хакера в тюрьму Фрэнк Бишоп выполнил обещание Энди Андерсена. Не обращая внимания на возобновившиеся протесты начальника тюрьмы, доставил Джилету подержанный лэптоп фирмы «Тошиба».

Когда хакер включил машину, на экране первым делом появилась цифровая фотография толстого, темного младенца нескольких дней от роду. Подпись внизу гласила: «Поздравления от Линды Санчес и ее внучки, Марии Энди Хармон». Джилет мысленно поставил себе на заметку послать ей открытку с поздравлениями, с подарком для ребенка придется подождать, в федеральных тюрьмах нет магазинов с сувенирами.

Компьютер, естественно, был без модема. Джилет мог подключиться к сети, просто соорудив модем из плеера Девона Франклина (обмененного на абрикосовое варенье), но не стал. Хакер заключил сделку с Бишопом. К тому же теперь он хотел только, чтобы быстрее пролетел последний год его заключения, после чего можно заняться собственной жизнью.

Правда, это не означало полнейшую изоляцию от сети. Ему позволяли работать в библиотеке на чертовски медлительном «IBM» над анализом Свэнга, который пока жил в приемном доме — Стэнфордском университете. Джилет сотрудничал с учеными по компьютерной технике и Тони Моттом. (Фрэнк Бишоп наотрез отказался перевести Мотта в отдел убийств и утешил юного копа, порекомендовав назначить его главой отдела по расследованию компьютерных преступлений, с чем и согласились в Сакраменто).

86
{"b":"7211","o":1}