ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Фокус, фокус! — напомнил Райм. — Купер подрегулировал объектив так, что изображение стало максимально четким. — Хорошо, давайте теперь все это просмотрим, — сказал Райм.

Незаметными движениями эксперт начал перемещать предметный столик. По мере его передвижения перед объективом проходили сотни объектов — черных, красных и зеленых, иногда четко окрашенных, иногда полупрозрачных. Глядя на экран, Райм, как всегда, чувствовал себя вуайеристом, подсматривающим за чужим миром, не подозревающим о том, что за ним шпионят. Миром, в котором можно увидеть много интересного.

— Волосы, — заметил Райм. — То есть шерсть. — Об этом можно было судить по числу чешуек.

— Чья шерсть? — спросила Сакс.

— По-моему, собачья, — откликнулся Купер. Райм согласился с ним. Эксперт тут же вошел в Интернет и начал просматривать базу данных по шерсти животных, имеющуюся в нью-йоркской полиции. — Тут сразу две породы — нет, даже три. Шерсть средней длины — как у немецкой овчарки, и два образца длинношерстных пород — вроде английской овчарки. — Купер остановил экран. Сейчас на нем виднелась коричневатая масса, состоящая из зернышек, палочек и трубочек.

— Что это за длинные штуки? — удивился Селлитто.

— Может, волокна? — предположила Сакс.

— Высохшая трава, — вглядевшись в экран, пояснил Райм, — или какие-то растения. Но я не узнаю вот это. Пропусти его через хроматограф, Мел.

Вскоре хроматограф-спектрограф выдал свои результаты. На мониторе появилась диаграмма с результатами анализа: желчные пигменты, стеркобилин, уробилин, индол, нитраты, скатол, меркаптаны, сероводород.

— Ах вот оно что!

— Что же это? — спросил Селлитто.

— Приказываю — микроскоп номер один. — На экране появилось изображение. — Это же очевидно — мертвые бактерии, частично переваренные волокна и трава. Это дерьмо. О, прошу извинить меня за грубое выражение! — саркастически сказал он. — Это собачьи какашки. Наш преступник наступил в них.

Это обнадеживало: шерсть и фекальные массы — неплохие улики; если бы аналогичные следы нашли в каком-то конкретном помещении, на подозреваемом или на его машине, можно было с большой долей вероятности предположить, что этот человек и есть Кудесник или по крайней мере тот, кто находился с ним в контакте.

Из фэбээровской системы АФИС пришла информация об отпечатках, найденных на зеркале из проулка. Идентифицировать их не удалось, чему никто и не удивился.

— Что еще есть с места преступления? — спросил Райм.

— Больше ничего, — ответила Сакс.

Райм все еще рассматривал диаграммы, когда позвонили в дверь. Том пошел открывать. Он вернулся, ведя за собой полицейского в форме. Тот робко замешкался в дверях: так бывало со многими молодыми стражами порядка, входящими в кабинет легендарного Линкольна Райма.

— Я ищу детектива Белла. Мне сказали, что он здесь.

— Это я, — отозвался Белл.

— Отчет с места преступления. Относительно взлома офиса Чарлза Грейди.

— Спасибо, сынок. — Детектив взял конверт и поощрительно кивнул молодому человеку. Бросив короткий испуганный взгляд на Линкольна Райма, тот ушел.

Прочитав бумагу, Белл пожал плечами:

— Не для моей квалификации. Эй, Линкольн, можешь взглянуть на это?

— Конечно, Роланд. Вытащи скрепки и поставь это на вращающуюся рамку. Да нет, пусть лучше Том сделает все как надо. А что там такое? Это связано с делом Эндрю Констебля?

— Да.

Белл рассказал Райму о проникновении в офис Чарлза Грейди. Когда помощник поставил отчет куда надо, Райм подъехал поближе, прочитал первую страницу и скомандовал:

— Приказываю — переверни страницу. — И продолжил чтение.

Незаконное вторжение было осуществлено следующим образом: злоумышленники отбили кусок стекла в двери, ведущей в коридор, и открыли ее изнутри (толстая деревянная дверь между приемной и кабинетом заместителя прокурора была снабжена двумя замками, поэтому устояла).

На месте преступления обнаружили кое-что интересное — на столе и вокруг него было найдено множество волокон. В отчете указали только их цвет — в основном белые волокна, немного черных и одно красное. Удалось также найти два крошечных кусочка золотой фольги.

Как выяснилось, взлом был осуществлен уже после того, как кабинет убрали, поэтому волокна, вероятно, оставили не секретарь Грейди и не те, кто посещал его офис на законном основании. Вероятнее всего они принадлежали взломщику.

— И это все? — дойдя до последней страницы, спросил Райм.

— Думаю, да, — ответил Белл.

Криминалист презрительно фыркнул.

— Приказываю — телефон. Вызови Перетти, запятая, Винсент.

Впервые Райм привлек Перетти к своей работе несколько лет назад, и тот действительно проявил значительные способности в области криминалистики. Гораздо больше его таланты сказались в другой, скрытой от глаз непосвященных сфере — такой, как канцелярская работа, которую он в отличие от Райма всегда предпочитал реальной работе «в поле». Сейчас Перетти возглавлял отдел по обследованию мест преступлений.

— Как дела, Линкольн? — спросил он, когда Райм дозвонился до него.

— Хорошо, Винс. Я...

— Ты ведь занимаешься делом Кудесника, верно? Как оно продвигается?

— Помаленьку. Слушай, я вообще-то звоню по другому вопросу. У меня тут Роланд Белл. Я получил отчет о незаконном вторжении в офис Грейди...

— А, дело Эндрю Констебля. Угрозы в адрес Грейди. Понятно. Что я могу сделать?

— Я сейчас просматриваю отчет, но он лишь предварительный, а мне нужны подробности. Там найдены кое-какие волокна. Я должен знать точный состав каждого из них: длину, диаметр, цветовую температуру, использованные красители и степень износа.

— Подожди, я возьму ручку. — Наступила короткая пауза. — Продолжай.

— Мне также нужна электростатика всех следов и фотографии всех отпечатков на полу. И еще необходимо знать обо всем, что обнаружили на столе у секретаря и на книжных полках — вообще на любой поверхности, в любом ящике, на любой стене. И точное местонахождение.

— Всего, чего касался преступник? Ладно, я понял. Мы...

— Нет, Вине. Всего, что было в офисе. Всего. Я имею в виду скрепки, фотографии детей секретарши. Плесень в верхнем ящике. Меня не волнует, касался он этого или нет.

— Я позабочусь, чтобы кто-нибудь сделал это, — обиженно сказал Перетти.

Райм не понимал, почему Перетти сам этого не сделал, хотя ему, как начальнику отдела, следовало позаботиться о том, чтобы необходимую работу выполнили немедленно.

Однако в своей нынешней роли консультанта он не имел особого влияния.

— Спасибо, Вине.

— Не стоит благодарности, — холодно ответил Перетти.

— Пока мы не получим эту информацию, Роланд, я вряд ли что-нибудь смогу сделать, — обратился Райм к Беллу.

Волокна и деревенские «ополченцы»... Сплошные загадки. Но в данный момент ими должен заняться кто-то другой. У Райма были свои тайны и не слишком много времени на то, чтобы их разгадать: судя по разбитым часам, у них оставалось меньше трех часов, чтобы остановить Кудесника, прежде чем он настигнет свою следующую жертву.

* * *

КУДЕСНИК

МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ ШКОЛА

• Описание преступника: каштановые волосы, фальшивая борода, без особых примет, возраст — около пятидесяти лет, среднее телосложение, средний рост. Мизинец и безымянный палец на левой руке срослись вместе. Быстро сменил одежду и стал похож на старого лысого уборщика.

• Очевидных мотивов нет.

• Жертва: Светлана Расникова.

• Студентка дневного отделения.

• Опросить родственников, подруг, студентов, знакомых в поисках возможных зацепок.

* Нет любовников, нет известных врагов. Выступала на детских праздниках.

• Монтажная плата с динамиком.

• Отправлена в лабораторию ФБР.

• Цифровой магнитофон, возможно, с записью голоса преступника. Все данные уничтожены.

• Предназначен для имитации присутствия. Собственного изготовления.

27
{"b":"7212","o":1}