ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Донни! — задыхаясь, воскликнула Мерстон. Но конь снова попятился, в панике приплясывая на месте и постепенно сдвигаясь в сторону камней. — Боже! — простонала Мерстон. — Нет, нет...

Она понимала, что он вот-вот упадет. Копыта лошади уже звякали по камням, мощные мышцы подрагивали, пытаясь удержать равновесие, конь громко ржал.

Сейчас она сломает себе ногу в нескольких местах. А может, и грудную клетку.

Мерстон уже почти чувствовала боль. И его боль тоже.

— Ой, Донни...

И тут из-за кустов появился мужчина в тренировочном костюме. Широко раскрытыми глазами он посмотрел на лошадь и, тут же прыгнув вперед, схватил ее коня за уздечку.

— Назад! — крикнула Мерстон. — Он неуправляем! Он сейчас лягнет его в голову!

— Отойдите...

Погоди-ка... Что же происходит?

Худощавый мужчина смотрел сейчас не на нее, а прямо в карие глаза лошади, произнося какие-то слова, которых Черил не слышала. Как по волшебству конь начал успокаиваться. Перестав пятиться, он теперь твердо опирался на все четыре копыта. Правда, Донни все еще нервничал и дрожал, как и сама Мерстон, но худшее, кажется, осталось позади. Пригнув книзу морду лошади, мужчина приблизил ее к своему лицу и произнес еще несколько слов.

В конце концов он отступил, окинул лошадь одобрительным взглядом и поднял глаза на всадницу:

— С вами все в порядке?

— Вроде бы да. — Положив руку на грудь, Мерстон глубоко вздохнула. — Я просто... Все произошло так быстро...

— А что случилось?

— Его испугала птица. Врезалась прямо ему в морду — между глаз.

— Да нет, с ним все в порядке. — Мужчина тщательно осмотрел морду лошади. — Можете, конечно, отвести его к ветеринару, но я не вижу никаких повреждений.

— Как же вы это сделали? — удивилась Черил. — Вы что...

— Повелитель лошадей? — засмеялся он и отвел глаза. Похоже, ему больше нравилось смотреть в глаза лошади. — Да нет, пожалуй. Просто я много езжу верхом. Наверно, я чем-то успокаиваю их.

— Я думала, он сейчас упадет.

Мужчина робко улыбнулся.

— Хотелось бы мне сказать что-то такое, что успокоило бы вас.

— Что хорошо для моей лошади, то хорошо и для меня. Не знаю, как и благодарить вас.

В этот момент появился еще один всадник, и бородатый мужчина отвел Донни в сторону, чтобы пропустить гнедую кобылу.

Сейчас он внимательно рассматривал коня.

— Как его зовут?

— Дон Жуан.

— Вы берете его напрокат в Хаммерстеде? Или он принадлежит вам?

— В Хаммерстеде. Но я отношусь к нему как к своему: я езжу на нем каждую неделю.

— Я тоже иногда беру там лошадей. Какое красивое животное!

Успокоившись, Мерстон рассмотрела спасителя подробнее. Это был симпатичный мужчина лет пятидесяти с небольшим. Аккуратно подстриженная борода, густые брови, сходящиеся на переносице. На шее и на груди старые шрамы, левая рука покалечена. Впрочем, это ничуть не обескураживало ее — все с лихвой искупала любовь незнакомца к лошадям. Тридцативосьмилетняя Черил Мерстон, уже четыре года находившаяся в разводе, чувствовала, что их явно тянет друг к другу.

Тихо засмеявшись, мужчина отвел взгляд.

— Я бы... — Он умолк и, заполняя паузу, похлопал Донни по мощной шее.

Так что же? — приободрила его Мерстон.

— Ну, поскольку вы собираетесь исчезнуть и я, вероятно, никогда не увижу вас... — Преодолев робость, он заговорил более смело: — Я подумал о том, не будет ли дурным тоном пригласить вас выпить кофе.

— Нисколько. — Мерстон понравилась его прямота. Чтобы прояснить ситуацию, она добавила: — У меня осталось минут двадцать. Нужно еще вернуться — чтобы быть, так сказать, на коне. Вас это устроит?

— Конечно. Я встречу вас на конюшне.

— Хорошо, — сказала Черил. — Кстати, я так и не спросила: вы ездите по-английски или по-западному?

— Вообще-то я езжу без седла. Когда-то я был профессионалом.

— Да неужели? И где же?

— Хотите — верьте, хотите — нет, — лукаво сказал он, — но я выступал на лошади в цирке.

Глава 14

Компьютер Купера слабо зазвонил — это означало, что по электронной почте пришло сообщение.

— От наших друзей. — Расшифровывая сообщение из ФБР, он сообщил: — Результаты по маслу. Оно есть в продаже. Торговая марка «Так-пьюар». Используется для ухода за седлами, поводьями, кожаными мешками для кормления лошадей и прочими предметами для верховой езды.

Лошади...

Райм развернул кресло и уставился на доску со списком улик.

— Нет, нет, нет...

— В чем дело? — спросила Сакс.

— Я говорю о дерьме на ботинках Кудесника.

— А что с ним такое?

— Это не собачье дерьмо. Это конский навоз! Посмотри на растения. Черт возьми, о чем только я думал! Собаки плотоядны. Они не едят траву, а все другие улики отправляют нас в Центральный парк... И шерсть. Ты знаешь этот район, где Собачий холм? Это ведь тоже в парке.

— Это как раз через улицу, — указал Селлитто. — Там, где все выгуливают собак.

— Кара! — отрывисто сказал Райм. — В «Сирк фантастик» есть лошади?

— Нет. Там вообще нет животных.

— Ладно, значит, цирк исключается... Где же еще он мог побывать? Собачий холм находится как раз возле верховой тропы, верно? Это, конечно, не слишком вероятно, но, возможно, он следил там за всадниками. Один из них и будет его мишенью. Возможно, не следующей, но это наша единственная серьезная зацепка.

— По-моему, где-то здесь есть конюшня, — сказал Селлитто.

— Я видела ее неподалеку, — сообщила Сакс. — Кажется, в районе Восьмидесятых.

— Найдите ее! — распорядился Райм. — И направьте туда людей.

Сакс посмотрела на часы: тридцать пять минут второго.

— У нас еще есть время. Два с половиной часа до следующей жертвы.

— Хорошо, — сказал Селлитто. — Я пошлю группы наблюдения в парк и к конюшне. Если они будут на месте к двум тридцати, то успеют обнаружить его.

Но тут Райм заметил, что Кара чем-то обеспокоена.

— В чем дело? — спросил он ее.

— Я не уверена, что у вас действительно столько времени.

— Почему?

— Я ведь говорила вам про отвлечение?

— Помню.

— Есть еще отвлечение по времени. Публику заставляют думать, что нечто произойдет в одно время, тогда как на самом деле оно происходит в другое. Например, иллюзионист повторяет какой-то номер с регулярными интервалами. Публика подсознательно отмечает, что все совершаемое им происходит только в эти моменты. Но затем исполнитель сокращает интервал, и аудитория совершенно упускает из вида то, что он делает. Признак отвлечения по времени — то, что иллюзионист всегда дает публике знать, каков у него интервал.

— Например, разбив часы? — спросила Сакс.

— Именно так.

— Значит, по-вашему, мы не располагаем временем до четырех? — спросил Райм.

Кара пожала плечами:

— Может, и располагаете. Не исключено, что он планирует убить трех человек с интервалом в четыре часа, а четвертую жертву убьет всего через час. Не знаю.

— Наверняка мы здесь ничего не знаем, — твердо проговорил Райм. — Но что думаете вы, Кара? Как бы вы поступили?

Она нервно засмеялась — ведь ее просили влезть в шкуру убийцы.

— Ему известно, что вы нашли часы. Известно, что вы сообразительны. Убийце больше не нужно ничего вам внушать. На его месте я отправилась бы за очередной жертвой еще до четырех. Я бы отправилась немедленно.

— Мне этого достаточно, — заявил Райм. — Забудьте о наблюдении. Лон, позвони Хауману; пусть он направит в парк группу захвата. Задействуем их на всю катушку.

— Это может испугать его, Линк, если он под прикрытием и сам ведет наблюдение.

— Полагаю, мы должны предоставить ему этот шанс. Скажи группе захвата, что мы ищем... черт его знает, кого мы там ищем! Дай ему общее описание — какое только сможешь.

Пятидесятилетний убийца, шестидесятилетний уборщик, семидесятилетняя старушка с хозяйственной сумкой... Купер оторвался от компьютера.

— Я нашел конюшню. Это «Хаммерстедская школа верховой езды».

29
{"b":"7212","o":1}