ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Коварство и любовь
Пляска фэйри. Сказки сумеречного мира
Пилигримы спирали
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Я очень хочу жить: Мой личный опыт
Шкатулка Судного дня
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Пятизвездочный теремок
A
A

Белл, Селлитто и Сакс направились к двери.

— Я тоже хочу пойти, — сказала Кара.

— Нет, — отрезал Райм.

— Я могу там что-нибудь заметить. Какую-нибудь манипуляцию или иллюзионистскую трансформацию прямо в толпе. Я сразу увижу это.

— Нет. Это слишком опасно. В операции по задержанию не должны участвовать гражданские лица. Таковы правила.

— Эти правила меня не волнуют, — с вызовом отозвалась молодая женщина. — Главное — что я могу помочь.

— Кара...

Но она заставила Райма замолчать, сначала посмотрев на развешанные фотографии убитых Тони Калверта и Светланы Расниковой, а потом холодно взглянув в глаза. Тем самым Кара напомнила ему, что именно он вызвал ее сюда, именно он показал чуждый ей мир и теперь она уже без содрогания смотрит на все эти ужасы.

— Ну ладно, — согласился Райм и обратился к Сакс: — Только держись к ней поближе.

* * *

А она ведет себя осторожно, отметил Мальэрик. Как, впрочем, и подобает любой женщине, только что познакомившейся с мужчиной на Манхэттене — даже если тот робок, дружелюбно настроен и умеет справляться с упирающимися лошадьми.

Тем не менее Черил Мерстон постепенно успокаивалась, с удовольствием слушая его рассказы о тех временах, когда Мальэрик разъезжал на лошадях в цирке; все эти рассказы были, разумеется, сильно приукрашены, для того чтобы развлечь слушательницу и преодолеть ее настороженность.

Осмотрев Донни в Хаммерстедских конюшнях, конюх и ветеринар нашли его в добром здравии. Мальэрик и его очередная жертва направились в ресторан, находившийся на Риверсайд-драйв.

Черил поведала Джону (так представился ей Мальэрик) о своей жизни в городе, о давней любви к лошадям, о тех из них, на которых она ездила, о своих надеждах купить летний дом в Миддлбурге, штат Виргиния. Он же выказывал глубокие познания в искусстве обращения с лошадьми, отчасти почерпнутые из ее рассказов, отчасти усвоенные из богатой практики иллюзиониста. В его профессии животные всегда играли важную роль: их гипнотизировали, заставляли исчезнуть, превращали в существа другого вида. Например, в 1800-х годах один иллюзионист стяжал славу, превращая цыпленка в утку (что было весьма несложно, так как утка появлялась на сцене в быстросменяемом костюме цыпленка). В другие времена пользовались популярностью фокусы, в которых животных сначала убивали, а потом воскрешали, хотя на деле им редко причиняли вред. В конце концов, только никуда не годный иллюзионист убьет животное на потеху публике. К тому же животные стоят денег.

Сегодня, во время представления в Центральном парке, предназначенном для того, чтобы заманить в ловушку Черил Мерстон, Мальэрик использовал опыт Говарда Терстона, популярного иллюзиониста начала XX века, который специализировался на трюках с животными. Правда, то, что сделал Мальэрик, вряд ли одобрил бы Терстон: знаменитый иллюзионист обращался с животными не хуже, чем со своими ассистентами. Мальэрик не отличался гуманностью. Поймав рукой голубя, он уложил его на спину и медленно поглаживал по шее и бокам до тех пор, пока не загипнотизировал птицу. Этот прием фокусники использовали много лет для того, чтобы представить ее мертвой. Когда к месту засады приблизилась Черил Мерстон, Мальэрик с силой швырнул голубя в морду лошади. Испуг Донни был, однако, вовсе не связан с птицей, а вызван воздействием ультразвукового генератора, настроенного на частоту, вызывавшую у коня болезненные ощущения в ушах. Когда Мальэрик вышел из кустов, чтобы «спасти» Черил, он уже выключил генератор, и к тому времени когда схватил Донни за уздечку, лошадь уже успокаивалась.

Теперь постепенно успокаивалась и всадница, все больше осознавая, как много у них общего.

Впрочем, это ей только казалось.

Эту иллюзию Мальэрик создал с помощью приемов мента-лизма — области, в которой, он, правда, не достиг вершин, но все же был довольно силен. Разумеется, ментализм не имеет ничего общего с телепатическим восприятием чьих-то мыслей. Это комбинация механических и психологических приемов, используемая для установления тех или иных фактов. Сейчас Мальэрик занимался тем, что делают лучшие менталисты, а именно чтением тела — в противоположность чтению мыслей. Высказав те или иные замечания, он наблюдал за чуть заметными изменениями в позе и выражении лица Черил; одни из них свидетельствовали о том, что она не слишком внимательно слушает его, другие — о том, что он попал в точку.

Например, Мальэрик упомянул об одном своем друге, пережившем развод, и легко угадал, что это касается и Черил — она внимательно слушала. Поэтому он, поморщившись, сообщил, что тоже развелся — жена изменила ему. Это подкосило его, но сейчас он постепенно приходит в себя.

— А я отдача ему лодку, — сказала Черил, — лишь бы избавиться от этого сукина сына. Семиметровую парусную шлюпку.

Использовал Мальэрик и ряд старых приемов, позволяющих показать собеседнику, что между ними потрясающе много общего. Классический пример, когда менталист серьезно заявляет, испытующе глядя на объект своего воздействия: «Я чувствую, что вы довольно общительны, но иногда испытываете робость».

Это кажется откровением, хотя применимо почти к любому человеку.

Вскоре беседа перешла на личные темы. Как оказалось, ни Джон, ни Черил не имели детей. Однако у них были кошки, разведенные родители, и оба любили теннис. Вы только посмотрите на все эти совпадения! Браки заключаются на небесах...

Пора, подумал он. Впрочем, спешить некуда. Даже если полиция имеет какое-то представление о его намерениях, они считают, что он никого не убьет до четырех часов дня, а сейчас только начало третьего. Тем не менее Мальэрик по субъективным причинам стремился поскорее перейти к следующей части своего номера.

* * *

Вам может показаться, уважаемые зрители, что мир иллюзий никогда не пересекается с реальным миром, но это не так.

Я вспоминаю Джона Малхолланда, знаменитого фокусника и редактора журнала «Сфинкс». В пятидесятых годах он внезапно заявил о том, что досрочно уходит на пенсию и перестает заниматься фокусами и журналистикой.

Никто не мог понять, почему он так поступил. Но потом поползли слухи о том, что Малхолланд начал работать на ЦРУ, обучая шпионов незаметно доставлять разного рода препараты — так, чтобы ни один, даже самый подозрительный, коммунист ни о чем не догадался.

Что вы видите в моих руках, почтеннейшая публика? Смотрите внимательнее на мои пальцы. В них ничего нет, верно? Они кажутся пустыми. И вместе с тем, как вы, вероятно, догадались, это не так...

* * *

Сейчас, используя одну из секретных методик Малхолланда, Мальэрик взял левой рукой ложку и рассеянно постучал ею по столу. Черил, естественно, посмотрела на нее. Всего лишь доля секунды — но этого хватило для того, чтобы Мальэрик, потянувшись другой рукой за сахаром, бросил в ее чашку крошечную капсулу с бесцветным порошком.

Джон Малхолланд гордился бы им.

Уже через несколько мгновений стало ясно, что наркотик начал действовать: взгляд Черил затуманился, она стала покачиваться на месте. Однако Черил совсем ничего не чувствовала. В этом и заключается главное достоинство флунит-разепама, наркотика, применяющегося для изнасилований во время свидания и известного под названием «рогипнол»: жертва не чувствует, что ее опоили. По крайней мере до следующего утра. А в случае с Черил Мерстон это уже не имеет никакого значения.

Посмотрев на нее, Мальэрик улыбнулся:

— Не хотите увидеть кое-что интересное?

— Интересное? — сонно спросила она.

— Я только что купил лодку. — Он заплатил по счету. Черил радостно засмеялась.

— Лодку? Я люблю лодки. Какая она?

— Парусная шлюпка. Тринадцать метров. У нас с женой была такая же, — грустно пояснил Мальэрик. — Досталась ей при разводе.

— Вы смеетесь надо мной, Джон! Это у нас с мужем была такая! И он ее получил при разводе.

— Да ну? — Мальэрик встал. — Пойдем прогуляемся к реке. Оттуда ее видно.

30
{"b":"7212","o":1}