ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Надо ли говорить, почтеннейшая публика, что наша версия этого популярного номера великого эскаписта не предполагает подобных ухищрений! Нашей исполнительнице придется полагаться только на свои силы. Кроме того, я добавил от себя еще кое-какие вариации — разумеется, исключительно для вашего удовольствия.

А теперь, благодаря любезности мистера Гудини, представляю вам «Водяную камеру пыток»!

* * *

Без бороды, в хлопчатобумажном комбинезоне и белой рубашке поверх белой тенниски, Мальэрик деловито обматывал цепями Черил Мерстон — сначала лодыжки, затем грудь и руки.

Остановившись, он огляделся по сторонам, однако густые кусты скрывали их как со стороны дороги, так и со стороны реки. Поблизости никого не было.

Сейчас они находились у реки Гудзон, около небольшого пруда со стоячей водой, когда-то служившего стоянкой для прогулочных шлюпок. Кучи строительного и бытового мусора давно уже отрезали его от реки, превратив в дурно пахнущий пруд примерно трех метров в диаметре. С одной стороны пруда виднелся полуразвалившийся причал с проржавевшим подъемником. С его помощью в свое время извлекали из воды лодки. Перебросив через него веревку, Мальэрик поймал конец и начал привязывать его к цепям, туго охватывавшим грудь Черил.

Эскаписты любят цепи. Они выглядят впечатляюще, с этаким садистским оттенком — не то что какие-нибудь шелковые платки или даже веревки. Кроме того, они тяжелые, а это как раз то, что надо, чтобы удержать исполнителя под водой.

— Нет, нет, не-е-ет! — бормотала одурманенная женщина.

Погладив ее по голове, Мальэрик еще раз проверил оковы. Просто и прочно. Гудини когда-то писал: «Это может показаться странным, но я обнаружил, что чем внушительнее выглядят оковы в глазах публики, тем легче выскользнуть из них».

Мальэрик по своему опыту знал, что это правда. Когда иллюзионист с ног до головы обмотан ужасающего вида цепями, от них не так уж трудно избавиться. Чем приспособления проще и меньше числом, тем сложнее от них освободиться. Как в данном случае.

— Не-е-ет! — пьяно кричала Черил. — Мне больно. Ну пожалуйста!.. Что ты...

Но договорить она не успела — Мальэрик залепил ей рот клейкой лентой. После этого он сосредоточился, как следует взялся за веревку и медленно начал ее тянуть. Ноги женщины стали подниматься вверх, а ее тело — медленно опускаться вниз, в отвратительные воды пруда.

* * *

В этот прекрасный весенний день на большой центральной площади Вест-Сайдского колледжа, расположенной между 79-й и 80-й улицами, шумела оживленная ярмарка ремесел. В плотной толпе было невозможно заметить убийцу и его жертву.

В этот прекрасный весенний день клиенты заполняли десятки близлежащих ресторанов и кафе. В любом из них Кудесник сейчас мог втолковывать Черил Мерстон, что неплохо было бы поехать куда-нибудь покататься или же отправиться к ней на квартиру.

В этот прекрасный весенний день к услугам убийцы были пятьдесят соседних проулков, погруженных в полумрак и уединенных, представлявших собой идеальное место для убийства.

Сакс, Белл и Кара бродили взад и вперед по улицам, осматривая торговые развалы, рестораны и проулки. И все прочее, что только могло показаться подозрительным.

И ничего не находили.

Они уже совсем было отчаялись, когда им вдруг повезло. Двое копов и Кара, войдя в расположенное на Риверсайд-драйв кафе «У Эльмы», рассматривали посетителей. Внезапно Сакс схватила Белла за руку и указала на кассовый аппарат. Рядом с ним лежали черная бархатная шапочка для верховой езды и кожаный хлыст.

Сакс тут же подбежала к управляющему, смуглому уроженцу Ближнего Востока.

— Это оставила женщина?

— Да, десять минут назад. Она...

— Она была с мужчиной?

— Да.

— С бородой и в спортивном костюме?

— Верно. Шляпу и этот хлыст она забыла под столом.

— Вы знаете, куда они пошли? — спросил Белл.

— А что случилось? Может...

— Куда они пошли? — настаивала Сакс.

— Ну хорошо, я слышал, как он говорил, что хочет показать ей свою лодку. Но я надеюсь, что он отвел ее домой.

— Что вы имеете в виду? — спросила Сакс.

— Женщине было плохо. Думаю, поэтому она и забыла свои вещи.

— Плохо?

— Она едва держалась на ногах — вы понимаете, что я хочу сказать? Будто пьяная, хотя они пили только кофе. А когда они сюда пришли, с ней было все нормально.

— Он ее опоил, — сказала Сакс Беллу.

— Опоил? — переспросил управляющий. — Послушайте, что случилось?

— За каким столиком они сидели? — осведомилась Сакс.

Управляющий указал на столик, за которым сейчас сидели четыре женщины — все они громко разговаривали. Извинившись перед ними, Сакс быстро осмотрела прилегающую территорию. На столе и под столом не было никаких вещественных доказательств.

— Нам надо ее искать, — обратилась она к Беллу.

— Если он говорил про лодку, следует идти на запад. К Гудзону.

— Это место преступления — не мойте его и не подметайте под ним. — Сакс кивнула в сторону столика, за которым сидели Кудесник и Черил. — И пересадите женщин в другое место! — добавила она, выбегая на улицу, под ослепительные лучи весеннего солнца.

Глава 16

Она видела, как плачет ее муж.

Проливает слезы сожаления по поводу того, что ему пришлось «покончить с этим браком».

Покончить.

Все равно что выбросить мусор.

Или выгулять собаку.

Но это же не вещь!

Однако Рой считал иначе. Он предпочел ей коренастую помощницу аналитика по вопросам безопасности, вот так все и получилось.

В нос ударила еще одна удушающая волна горячей грязной воды.

«Воздух, воздух... дайте мне воздуха!»

Теперь Черил Мерстон видела, как ее родители много лет назад с притворной скромностью выкатили велосипед, привезенный ей Сантой с Северного полюса. «Неплохо смотрится, Санта даже прислал тебе на Рождество розовый шлем, чтобы защитить эту милую головку...»

— Аааа!

Кашляя и задыхаясь, Черил, обмотанная цепями, висела вниз головой над маслянистой поверхностью грязного пруда на веревке, перекинутой через металлический кран, торчащий над водой.

Кровь стучала в висках.

«Стойте, стойте, стойте!» — беззвучно кричала она. Что происходит? Черил помнила, как Донни все пятился и пятился назад, потом ей кто-то помог — такой приятный мужчина, потом кофе в греческом ресторане, разговор, потом что-то насчет лодок, потом головокружение и глупый смех.

Потом цепи. И эта ужасная вода.

А теперь этот мужчина с любопытством наблюдает за тем, как она умирает.

Как же он может так обращаться с ней? Такой добрый с лошадьми и такой жестокий с ней. «Вы, наверно, не поняли — это же я! Мы ведь все друг о друге знаем. Разведенные, без детей, лошади, собаки, лодки... Мы родственные души!» По инерции ее тело слегка развернулось, и Мальэрик больше не видел умоляющие глаза Черил — в его поле зрения теперь появились туманные очертания далекого Нью-Джерси.

Медленно описав круг, Черил опять увидела заросли ежевики и сирени. И его.

Посмотрев на нее, он кивнул, размотал веревку и снова опустил Черил в отвратительный водоем.

Перегнувшись в талии, она отчаянно пыталась удержаться над поверхностью пруда — словно он был заполнен раскаленным металлом. Однако собственный вес и тяжесть цепей все же утянули ее под воду. Задержав дыхание, Черил бешено извивалась и трясла головой в тщетной попытке освободиться от прочного металла. Она заметила, как в зеленовато-коричневой воде снуют какие-то насекомые.

Тут перед Черил вновь появился ее муж и стал объяснять, объяснять, объяснять, почему развод для нее — наилучший вариант. Закатывая глаза, Рой вытирал крокодиловы слезы и говорил, что все замечательно. Так ей будет лучше. «Смотри, у меня кое-что есть для тебя». Он открыл дверь, и за ней оказался новенький велосипед. Наклейки на рукоятках ручного тормоза, запасное колесо сзади и шлем — розовый шлем, — чтобы защитить милую головку Черил.

32
{"b":"7212","o":1}