ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нет, не мы.

Я должна это сделать. Ведь это моя вина. Я сама и позвоню".

Охваченная горечью, она быстро шла к проулку. Сделав глубокий вдох, чтобы восстановить дыхание, Белл снова взглянул на нее.

Что ж, по крайней мере они взяли Кудесника.

В глубине души Сакс сожалела о том, что не она арестовала его. Ей очень хотелось бы оказаться с Кудесником один на один в проулке — с пистолетом в руке. Она сначала использовала бы «глок», а не «Моторолу», и всего одним патроном ранила бы его в плечо. В кино такие ранения выглядят пустяком, небольшим неудобством, от которого избавляются уже после первой перевязки. На деле, однако, даже маленькая пуля может надолго изменить твою жизнь. Порой — навсегда.

Тем не менее убийца пойман, и ей остается лишь удовлетвориться будущим приговором за совершение тяжкого убийства нескольких лиц.

Не беспокойтесь, не беспокойтесь, не беспокойтесь...

Кара...

Сакс вдруг поняла, что даже не знает ее настоящего имени, и это едва не повергло ее в слезы.

Это мой сценический псевдоним, но я всегда так представляюсь. Это имя звучит лучше, чем то, которым наградили меня родители.

Кажется, Белл что-то говорит ей.

— Ты здесь, Амелия?

Она коротко кивнула.

Они свернули на Восемьдесят восьмую улицу — туда, где патрульный взял преступника. Оба ее конца уже перекрыли патрульные машины. Окинув взглядом улицу, Белл заметил небольшой проулок.

— Туда. — Указав на проулок и взмахнув рукой, он предложил нескольким копам — переодетым детективам и патрульным в форме — следовать за ними.

— Ну что ж, пора заканчивать, — пробормотала Сакс. — Надеюсь, Грейди справится с этим.

Остановившись, они заглянули в темный проулок. Там никого не было.

— Может, не тот? — спросил Белл.

— Он же говорил — Восемьдесят восьмая! — воскликнула Сакс, — в квартале к востоку от Уэст-Энда. Уверена, он так и сказал.

— Я тоже.

— Значит, это здесь. — Амелия посмотрела в один конец улицы, потом в другой. — Других проулков тут нет.

К ним присоединились трое других полицейских.

— Что, ошибка? — озираясь по сторонам, спросил один из них. — Туда мы попали или нет?

— Патрульный пять-два-один-два, срочно отвечайте! — произнес Белл в свою «Моторолу».

Молчание.

— Патрульный пять-два, на какой улице вы находитесь? Подтвердите Восемьдесят восьмую.

Сакс еще раз оглядела проулок.

— Только не это! — Сердце ее упало. Пробежав вперед, она обнаружила рядом с кучей мусора расстегнутые наручники. Рядом с ними валялись перерезанные пополам пластиковые ножные кандалы. Белл тут же подскочил к ней. — Он избавился от этих проклятых наручников и перерезал кандалы. — Сакс огляделась по сторонам.

— Так где же они? — осведомился полицейский в форме.

— Где Ларри? — спросил другой.

— Может, он гонится за ним? — предположил кто-то. — И вышел из зоны приема.

— Возможно, — протянул Белл. Прозвучавшее в его голосе беспокойство объяснялось тем, что полицейские «Моторолы» редко выходили из строя, а зона покрытия у них была лучше, чем у большинства сотовых телефонов.

Позвонив в Центральную, Белл объявил код 10-39 — бегство подозреваемого, офицер пропал или преследует его. Он спросил у диспетчера, не было ли каких-то сообщений от Бурке, но ему сказали, что сообщения не поступали. Не поступало также никаких сообщений о стрельбе в этом районе.

Сакс обошла весь проулок, стараясь отыскать хоть малейший намек на то, куда исчез убийца — и куда Кудесник дел тело патрульного, если он завладел пистолетом Бурке и убил его. Однако ни она, ни Белл так и не нашли никаких следов ни полицейского, ни преступника.

Что за ужасный день, думала Сакс, возвращаясь к стоявшей у входа в проулок группе полицейских. Двое убитых за одно утро. Плюс Кара.

А теперь еще исчез полицейский.

Она стянула с плеча переговорное устройство. Пора докладывать Райму. Ох Боже ты мой! Нет никакого желания звонить ему. Вызвав Центральную, Сакс попросила соединить ее с Раймом. Дожидаясь соединения, она вдруг почувствовала, как кто-то тянет ее за рукав.

Обернувшись, Сакс сдавленно ахнула, микрофон выпал из ее руки и закачался как маятник.

Перед ней стояли двое. Одним из них был лысоватый полицейский, которому она десять минут назад отдавала приказания на ярмарке.

А вот второй... Второй была Кара, в накинутой на плечи форменной куртке Нью-Йоркского управления полиции. Нахмурившись, молодая женщина внимательно разглядывала проулок.

— Где же он? — озабоченно спросила она.

Глава 17

— Ты в п-порядке? — Сакс заикалась от изумления. — Что... что с тобой случилось?

— Со мной? Все прекрасно... Разве ты ничего не знала?

— Я пытался сообщить вам, — доложил Сакс лысый полицейский. — Но вы убежали прежде, чем я успел что-то сказать.

— Сообщить?.. — От удивления и облегчения язык не повиновался ей.

— Ты думала, что я действительно пострадала? — спросила Кара. — О Боже! Она ничего не знала, — пояснила Кара подошедшему Беллу.

— О чем?

— О нашем плане. О липовом нападении.

Лицо Белла выразило неподдельное изумление.

— Господи, так ты думала, что она действительно убита?

— Я пытался дать ей знать, — обратился к Беллу патрульный. — Но сначала не мог найти ее, а потом, когда нашел, она велела мне изолировать место преступления и вызвать «скорую», после чего убежала.

— Помнишь, как мы разговаривали с Роландом, — начала Кара, — и пришли к выводу, что Кудесник собирается что-то совершить — поджечь палатку, выстрелить или на кого-нибудь напасть. В общем, устроить отвлечение, чтобы уйти. Поэтому мы решили сами выполнить свое собственное отвлечение.

— Заставить этого парня убежать, — вставил Белл. — Кара купила в буфете кетчуп, вылила на себя и начала кричать. — Расстегнув синюю ветровку, Кара показала красное пятно на блузке. — Она беспокоилась, — продолжал детектив, — что посетители ярмарки будут из-за этого очень переживать. Да уж, можно себе представить... Но мы рассудили, что это все-таки лучше, чем если Кудесник в самом деле кого-нибудь убьет. — И он с гордостью добавил: — Это была ее идея. Честное слово.

— Я начинаю понимать, как он думает, — сказала Кара.

— Господи Исусе! — Сакс осознала, что все еще дрожит.

— Это было так реально! — Белл кивнул. — Она хорошо прикинулась мертвой.

Сакс обняла Кару.

— Но с этого момента, пожалуйста, больше не отходи от меня. Или держи меня в курсе. Мне еще рано умирать от сердечного приступа.

Они подождали еще немного, однако никаких сообщений о подозрительных лицах так и не поступало. В конце концов Белл сказал:

— Ты пока осмотри это место, Амелия, а я допрошу жертву. Может, она нам что-нибудь расскажет. Встретимся на ярмарке.

На Восемьдесят восьмой улице был припаркован автобус экспертной службы. Подойдя к нему, Сакс стала собирать оборудование, необходимое для осмотра места преступления. Увлеченная этим занятием, она вздрогнула, услышав раздавшийся в переговорнике голос.

— Пять-восемь-восемь-пять, — приладив висевшие на поясе наушники, отозвалась Амелия. — Повторите сообщение.

— Сакс, что за чертовщина у вас там творится? Я слышал, его взяли, а теперь он уже сбежал?

Она рассказала Райму о случившемся, особенно подробно описав эпизод на ярмарке.

— Это Кара придумала притвориться мертвой? Гм! — Для Линкольна Райма это «гм!» было наивысшим комплиментом.

— Но теперь он исчез, — добавила Сакс. — И мы также не можем найти офицера. Возможно, он преследует его, но точно мы ничего не знаем. Роланд сейчас допрашивает женщину, которую мы спасли. Посмотрим, не даст ли она какие-нибудь зацепки.

— Ладно, занимайся тогда местом преступления, Сакс.

— Местами преступления, — мрачно уточнила она. — Кафе, пруд и здешний проулок. Их слишком много.

— И вовсе не слишком! — возразил Райм. — Напротив, в три раза больше шансов найти неплохие улики.

36
{"b":"7212","o":1}