ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда ты стреляешь, для тебя ничего не должно существовать: только ты и цель, связанные невидимой нитью, какой-то скрытой энергией. Твоя способность поразить цель зависит лишь от того, где возникает эта энергия. Если ее источник находится в твоем мозгу, ты вполне можешь попасть туда, куда целишься. Но если эта энергия рождается в твоем сердце, тогда ты попадешь почти обязательно. Жертвы Кудесника — Тони Калверт, Светлана Расникова, Черил Мерстон, патрульный Ларри Бурке — жгли ее сердце, и Сакс знала, что не промахнется.

«Ну давай, — думала она, — сукин ты сын. Поезжай, да побыстрее. Дай мне повод...»

Машина подалась чуть-чуть вперед. Палец Сакс лег на спусковой крючок.

Словно почувствовав это, Кудесник притормозил.

— Ну давай! — шептала Амелия.

Если он попытается проскользнуть мимо, она будет стрелять по покрышкам и постарается оставить его в живых. Но если он поедет прямо на нее или свернет на тротуар, поставив под угрозу жизнь других людей, она пристрелит его.

— Эй! — крикнул один из стоявших на тротуаре подростков. — Стреляй, твою мать! Возьми его за задницу, сука!

«Вам не надо убеждать меня, ребята. Готова, могу и хочу...»

Если он приблизится еще на три метра, решила Сакс — на любой скорости, — она пристрелит его. Двигатель машины, напоминавшей по цвету бактерицидный пластырь, внезапно взревел, и Сакс увидела — или только вообразила, — что автомобиль содрогнулся.

«Три метра. Это все, что я прошу».

Двигатель вновь заворчал. «Ну давай!» — молча молила она. И тут Сакс заметила, что за «маздой» медленно движется что-то желтое.

Это был школьный автобус церкви Пророчества Сиона, набитый детьми. Ни о чем не подозревавший водитель остановил его между мусоровозом и «маздой».

Только не это...

Даже поразив мерзавца насмерть, пуля может попасть в автобус.

Сняв палец со спускового крючка, Сакс подняла кверху ствол пистолета. Пристально вглядываясь в ветровое стекло «мазды», она видела, как Кудесник посмотрел назад и вправо и, очевидно, заметил автобус в зеркало заднего вида.

Затем он снова посмотрел на Сакс и, как ей показалось, широко улыбнулся, поняв, что теперь она не выстрелит.

Передние покрышки «мазды» дико завизжали, когда Кудесник вдавил в пол кабины педаль газа и понесся вперед со скоростью двадцать, тридцать, сорок миль в час. Он мчался прямо на полицейскую машину, а автобус церковной школы как будто окружал Кудесника аурой святого покровительства.

Глава 20

Когда «мазда» понеслась прямо на нее, Сакс отскочила на тротуар в надежде выстрелить сбоку.

Подняв пистолет, она не меньше метра «вела» голову Кудесника, однако позади него находились окна магазинов и жилых домов, а также скорчившиеся на тротуарах люди. Сакс не могла сделать ни одного выстрела, не подвергая никого опасности.

Подростков это ничуть не волновало.

— Ну ты, сука, не можешь, что ли, попасть, твою мать!

— Чё ты ждешь?

Опустив пистолет и понурившись, Сакс смотрела, как «мазда» несется на ее «камаро».

Господи, только не это!

«Камаро». Отец купил ей эту рухлядь 69-го года выпуска, они вместе перебрали двигатель и подвеску, добавили новую трансмиссию и отрегулировали все так, что мощность двигателя взлетела до небес. Эта машина, как и любовь к полицейской службе, были важнейшей частью оставленного отцом наследия.

Однако в десяти метрах от «камаро» Кудесник резко повернул руль вправо — туда, где находилась Сакс. Она успела отскочить, и тогда он дал задний ход. «Мазду» занесло, и она по касательной врезалась в правое крыло «камаро», отбросив машину в дальний проулок, откуда четверо подростков наконец скрылись.

Ахнув от боли, Сакс упала на колени. «Камаро» находился в нескольких метрах от нее, задняя часть машины приподнялась. Ее удерживал старый оранжевый мусорный ящик, который она перевернула по дороге.

Заехав в дальний проулок, «мазда» вновь вернулась на улицу, свернула вправо и направилась к северу. С трудом поднявшись на ноги. Сакс даже не стала направлять оружие в сторону удалявшейся машины. Она бегло осмотрела свой «камаро». Крыло всмятку, вся передняя часть тоже, оторванная решетка как будто не мешает колесам. Ну, может быть, она и догонит его. Сакс вскочила в машину и включила двигатель. Первая передача. Мотор ревет, тахометр показывает пять тысяч, а машина не двигается с места. Что случилось? Лопнула трансмиссия?

Выглянув в окно, она увидела, что задние — ведущие — колеса из-за мусорного бака крутятся в воздухе. Вздохнув от огорчения, Сакс изо всей силы хлопнула по рулю. Проклятие! Она еще видела «мазду», находившуюся всего в трех кварталах отсюда. Кудесник ехал не слишком быстро — столкновение сказалось и на его машине. Все еще остается шанс его догнать.

Но только не на машине, которую подпирает этот чертов насест.

Нужно...

«Камаро» внезапно стал раскачиваться взад и вперед.

Посмотрев в зеркало заднего вида, Сакс увидела, что трое из юнцов сбросили куртки и теперь стараются столкнуть «камаро» с возвышения. Четвертый — крупнее остальных, видимо, лидер этой группировки — не спеша подошел к окну машины. Нагнувшись, он улыбнулся, и на его темном лице ярко сверкнули золотые зубы.

— Привет!

Сакс кивнула в ответ.

— Эй вы, ниггеры! — обернувшись к друзьям, крикнул подросток. — Да толкайте же вы эту гребаную машину! Хватит дрочить!

— Пошел ты! — сдавленно прорычали ему в ответ.

Он снова нагнулся к машине.

— Эй, леди, мы собираемся опустить вас на землю. И чем вы намерены стрелять в этого козла?

— У меня «глок». Сороковой калибр.

Он взглянул на ее кобуру.

— Здорово. Я думал, двадцать третий. Хорошая пушка. А у меня «смитти». — Приподняв рубашку, он с гордостью и вызовом продемонстрировал ей начищенную до блеска серебряную рукоятку автоматического пистолета «смит-вессон». — Но я бы предпочел «глок» — как у вас.

Ну вот, уныло подумала Сакс, теперь еще и вооруженный подросток. Как должен реагировать на эту ситуацию сержант полиции?

Тем временем машина наконец соскользнула с мусорного ящика, ее задние колеса вновь были готовы вращаться.

Что бы ни сказал на это образцовый сержант, решила Сакс все это в нынешних обстоятельствах не имеет никакого значения. А вот она...

Сначала торжественно кивнула:

— Спасибо, ребята! — А потом угрожающим тоном добавила: — Смотри не застрели никого, чтобы мне потом не пришлось за тобой гоняться. Усек?

Широкая, сияющая золотом улыбка.

Затем — раз, первая передача, и покрышки прожигают дыры в асфальте. За каких-то восемь секунд Амелия Сакс набрала шестьдесят миль в час.

— Давай, давай, давай! — бормотала она про себя, глядя на видневшийся в отдалении желто-коричневый силуэт. Машина виляла как сумасшедшая, но в целом слушалась руля. С трудом дотянувшись до наушников, Сакс прицепила их на голову и вызвала Центральную, чтобы сообщить о преследовании и направить подмогу на нужный маршрут.

Быстрое ускорение, резкое торможение — многолюдные улицы Гарлема не предназначены для погони. С другой стороны, у Кудесника те же трудности, а по сравнению с ней водитель он никудышный. Разрыв между ними постепенно сокращался. И тут преследуемый резко свернул на школьный двор, где дети играли в баскетбол. Правда, их было не слишком много — на воротах висел пудовый замок, поэтому каждый желающий поиграть должен был либо на манер человека-змеи протискиваться через ворота, либо перелезать через шестиметровую ограду.

Кудесник, однако, поступил иначе — он увеличил скорость и протаранил ворота. Дети кинулись врассыпную; устремившись к расположенным в дальнем конце двора вторым воротам, Кудесник едва не сбил по дороге одного из подростков.

Секунду поколебавшись, Сакс решила не преследовать его — кругом дети, а машину швыряет из стороны в сторону. Молясь о том, чтобы перехватить Кудесника на другой стороне, она объехала квартал и остановилась.

38
{"b":"7212","o":1}