ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страна Чудес
Рубеж атаки
Наследник из Сиама
Я ленивец
Мои дорогие девочки
Переговоры с монстрами. Как договориться с сильными мира сего
Последние Девушки
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Аврора
A
A

— Помогите! — кашляя кровью, закричала Уэллес. — На помощь!

Вейру все же удалось вытащить оружие из кобуры, но Уэллес, помня о своих детях, мертвой хваткой вцепилась в его руку. Дуло пистолета развернулось в сторону пустого коридора. Хенк, стоя на четвереньках, судорожно хватал ртом воздух.

— Помогите! — кричала Уэллес. — Нападение на офицера! Помогите!

В конце коридора открылась дверь и оттуда кто-то выбежал. Однако коридор сейчас казался очень длинным — не меньше десяти миль, а Вейр постепенно одерживал верх. Они покатились по полу, его лихорадочно сверкающие глаза были совсем близко от Уэллес, ствол пистолета медленно разворачивался в ее сторону. В конце концов он оказался между ними. Задыхаясь, заключенный тянул палец к спусковому крючку.

— Нет, пожалуйста, не надо! — взмолилась Уэллес, но заключенный только жестоко улыбнулся. Черный глаз пистолета уставился на Линду, в любую секунду готовый выстрелить.

Перед глазами охранницы промелькнули образы ее маленькой дочери, мужа, матери...

Ну уж нет! — придя в ярость, подумала Уэллес и резко оттолкнулась ногой от стены. От неожиданности Вейр повалился на спину, а Линда упала на него сверху.

Пистолет оглушительно выстрелил, от сильной отдачи рука Уэллес дернулась назад.

По стене разлетелись брызги крови.

Нет, нет, нет!

Ну пожалуйста, пусть с Хенком будет все в порядке! — молча взмолилась она.

Ее напарник по-прежнему силился встать на ноги; пуля явно миновала его. И тут Уэллес вдруг осознала, что уже не борется за пистолет, а спокойно держит его в руке. Дрожа, она вскочила на ноги и попятилась.

О Боже...

Пуля угодила заключенному в голову. Стена была заляпана кровью и мозгом. Вейр лежал на спине, его остекленевшие глаза смотрели в потолок. Кровь из виска стекала на пол.

— Что я наделала, черт побери! — простонала дрожащая Уэллес. — О Боже! Помогите же ему!

В этот момент к ней подбежали сотрудники Управления исправительных учреждений. Она повернулась к ним, но тут заметила, что все они застыли на месте.

Может, у нее за спиной еще один преступник? Уэллес ахнула от ужаса. Быстро обернувшись, она увидела, что коридор пуст. Между тем ее коллеги все еще стояли на месте, зачем-то подняв руки. И что-то кричали. Оглушенная выстрелом, она никак не могла понять, что они хотят ей сообщить.

— Господи Иисусе, твое оружие, Линда! — наконец услышала она. — Да опусти же его! Посмотри, куда ты целишься!

К своему ужасу, она обнаружила, что размахивает своим «глоком», направляя его то в потолок, то на дверь, то на своих коллег — словно ребенок, вертящий в руках игрушечный пистолетик.

Поняв это, Уэллес расхохоталась как безумная. Уже положив пистолет в кобуру, она вдруг ощутила что-то твердое, прилипшее к ее брюкам, и машинально стряхнула это с себя. Это была окровавленная кость из черепа Вейра.

— Ой! — воскликнула Уэллес и, смеясь так, будто кто-то щекотал ее, плюнула на руку и начала сосредоточенно оттирать кровавое пятно. Ее движения становились все более лихорадочными. Потом Уэллес внезапно перестала смеяться и, упав на колени, разразилась мучительными рыданиями.

Глава 36

— Видела бы ты это, мама. Думаю, я поразила их. — Сидя на стуле, Кара держала в руках полуостывшую чашку кофе.

— Целых сорок пять минут я полностью владела сценой.

Ты...

Это не было воображаемым диалогом. Старая женщина пришла в сознание и произнесла это слово вполне уверенно.

Ты.

Однако Кара не знала, что именно хотела сказать ее мать.

Это могло означать: «Что ты сказала?»

Или: «Кто ты? Почему пришла в мою комнату и сидишь здесь с таким видом, будто мы давно знакомы?»

Или: «Я когда-то слышала слово „ты“, но не помню, что оно означает, а спросить стесняюсь. Я понимаю, что это важно, но не могу вспомнить. Ты, ты, ты...»

Тут мать Кары посмотрела в окно, на зеленые стебли плюща, и сказала:

— Все получилось прекрасно. Мы отлично с этим справились.

Кара знала, что, когда мать в таком состоянии, беседовать с ней бесполезно. Произнесенные фразы совершенно не связаны друг с другом. Иногда она теряет нить разговора и смущенно замолкает.

Поэтому Кара продолжала свой рассказ о только что состоявшемся представлении. А потом, с еще большим воодушевлением, поведала матери о том, как помогала полиции поймать убийцу.

На миг брови матери приподнялись; казалось, она узнала Кару, и сердце девушки учащенно забилось.

— Я нашла банку, — услышала, однако, Кара. — Я уже думала, что больше никогда не увижу ее.

И старая женщина откинулась на подушку.

Кара беспомощно сжала кулаки.

— Это я, мама! Я! Королевский отпрыск. Ты видишь меня?

— Тебя?

«Черт побери! Будь проклят демон, вселившийся в несчастную и овладевший ее душой! Оставь ее в покое! Верни ее мне!»

— Привет! — послышался в дверях женский голос. Вздрогнув, Кара осторожно, словно исполняла «французский сброс», смахнула со щеки слезы и только после этого обернулась.

— Привет! — сказала она Амелии Сакс. — Ты все-таки выследила меня.

— Но я же коп. Мы всегда так поступаем. — Держа в руках две чашки от «Старбакса», Амелия вошла в палату. — Извини. Кажется, я перестаралась. — Она посмотрела на чашку в руках Кары.

Та смяла пустую картонку и, бросив в корзину, взяла у Сакс полную.

— Кофеин для меня никогда не лишний. — Она сделала глоток. — Спасибо. Как прошел банкет?

— Великолепно. Эта женщина, Джейнин, такая смешная. Том просто влюбился в нее. А Линкольн все время смеялся.

— На Джейнин все так реагируют. Добрая душа.

— В конце представления Бальзак слишком быстро тебя увел, — заметила Амелия. — Я хотела подойти, еще раз поблагодарить и сказать, что ты должна представить нам счет. Мы хотим компенсировать затраченное тобой время.

— Никогда об этом не думала. Ты познакомила меня с кубинским кофе, этого вполне достаточно.

— Да нет же, пришли мне счет, а я позабочусь о том, чтобы город его оплатил.

— Стану изображать из себя супервумен, — засмеялась Кара. — Эту историю я когда-нибудь расскажу своим внукам... Кстати, вечером я свободна — мистер Бальзак ушел к своему другу. Я собиралась к друзьям в Сохо. Поедешь со мной?

— Конечно, мы могли бы... Здравствуйте! — взглянув через плечо Кары, вдруг сказала Амелия.

Кара увидела, что ее мать с любопытством смотрит на Сакс.

— Сейчас она, по сути дела, не с нами.

— Это было летом, — проговорила старая женщина. — В июне — я совершенно в этом уверена. — Закрыв глаза, она откинула голову на подушку.

— С ней все в порядке?

— Это временное нарушение. Скоро она вернется. Иногда ее сознание выкидывает странные фокусы. А твои родители? — погладив мать по руке, спросила Кара.

— Обычная история. Отец умер. Мать живет рядом со мной в Бруклине — пожалуй, даже чересчур близко для полного спокойствия. Но мы с ней достигли... взаимопонимания.

Зная, что взаимопонимание между матерью и дочерью так же сложно и хрупко, как иные международные договоры, Кара воздержалась от вопросов. Еще успеет.

Внезапно раздался пронзительный сигнал, и обе женщины схватили свои пейджеры.

— Я отключила мобильный перед тем, как войти сюда. В вестибюле написано, что ими пользоваться нельзя. Не возражаешь? — Амелия указала на телефон.

— Нет, конечно.

Амелия набрала номер, а Кара встала, чтобы расправить одеяло на кровати матери.

— Помнишь кровать и завтрак в Уорике? Когда мы останавливались возле замка?

Помнишь? Скажи, что помнишь!

— Райм, это я, — сказала Амелия. Кара насторожилась, услышав: — Что? Когда?

Посмотрев на Кару, Амелия покачала головой.

— Сейчас отправлюсь туда... Я с ней. Да, сообщу. — И она повесила трубку.

— Что случилось? — спросила Кара.

— Боюсь, теперь я не смогу присоединиться к вам. Мы, должно быть, проглядели какую-то отмычку или ключ. В Центре предварительного задержания Вейр освободился от оков и нарвался на чью-то пулю. Он убит.

73
{"b":"7212","o":1}