ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О Боже!

— Я должна осмотреть место происшествия. — Подойдя к двери, Амелия взглянула на Кару. — Меня беспокоило, как его будут охранять во время суда. Он был слишком увертлив. И все-таки есть на свете справедливость, точнее, иногда бывает. Да, относительно счета. Удвой ту сумму, которую собиралась указать.

* * *

— Констебль получил кое-какую информацию. — Голос в трубке звучал весьма уверенно.

— Он что, разыгрывает из себя детектива? — сухо спросил Чарлз Грейди.

Именно сухо — а не саркастически. Прокурор ничего не имел против Джозефа Рота. Тот, представляя интересы всякой мрази, как-то ухитрялся не запачкаться, а с прокуратурой и копами вел себя честно и относился к ним с уважением. Грейди платил ему тем же.

— Да, сделал несколько звонков в Кантон-Фоллз, нагнав страху Божьего на парочку ребят из «Ассамблеи патриотов». Они сейчас все проверяют. Похоже, кое-кто из бывших ее членов сбился с пути истинного.

— И кто же это? Барнс? Стемпл?

— Пока мы это подробно не обсуждали. Знаю только, что он очень расстроен и все время повторяет: «Иуды, иуды...»

У Грейди это не вызывало особого сочувствия. Кто с собаками ляжет[20]...

— Он должен понимать, что я не позволю ему уйти безнаказанным, — сказал он адвокату.

— Он понимает это, Чарлз.

— Ты знаешь, что Вейр умер?

— Да... Кстати, Эндрю был рад услышать об этом. Уверен, он не имеет никакого отношения к попыткам причинить тебе ущерб, Чарлз.

Мнение адвоката, пусть даже такого искреннего, как Рот, мало интересовало Грейди.

— Он получил надежную информацию?

— Надежную.

Грейди этому верил. Рот был из тех, кого невозможно обмануть; если он считает, что Констебль собирается сдать каких-то своих людей, значит, так оно и будет. Что это в конечном счете даст, это уже совсем другое дело. Но если Констебль сообщит точную информацию, а полиция сносно проведет расследование, он, Грейди, сумеет упрятать преступников за решетку. Разумеется, при условии, что Линкольн Райм возьмет на себя экспертизу.

Смерть Вейра вызвала у Грейди смешанные чувства. Публично он выражал сожаление по поводу случившегося и обещал официально все расследовать, но в глубине души радовался тому, что избавился от этого ублюдка. Грейди помнил, как был потрясен и разгневан, узнав, что убийца пробрался в охраняемую квартиру и собирался убить его жену и дочь.

Посмотрев на бокал вина и мечтая выпить его, Грейди, однако, решил воздержаться от алкоголя из-за этого телефонного звонка. Дело Констебля настолько важно, что сейчас ему нужно сконцентрироваться на нем.

— Он хочет с тобой встретиться, — сказал Рот. Это было каберне-совиньон, урожай 1997 года. Прекрасный виноградник, прекрасный год. Увы!

— Скоро ли ты сможешь приехать в тюрьму? — спросил Рот.

— Через полчаса. — Повесив трубку, Грейди объявил жене: — Хорошая новость — суда не будет.

— Я поеду с вами, — заявил Луис, его охранник. После смерти Вейра Лон Селлитто сократил численность охраны до одного человека.

— Нет, Луис, останьтесь здесь, с моей семьей. Так мне будет спокойнее.

— Если это хорошая новость, милый, то какая же плохая? — осторожно спросила его жена.

— Мне придется пропустить ужин, — ответил Грейди. Отправив в рот горсть крекеров, он сделал большой глоток прекрасного вина — черт с ним, отпразднуем победу.

* * *

Желтый «камаро» выглядел так, словно побывал под бомбежкой. Он остановился, немного не доезжая до дома номер 100 по Сентрал-стрит. Прилепив к ветровому стеклу листок с надписью «Полиция», Сакс вышла.

— Ну, где тут место происшествия? — Она приветственно кивнула бригаде экспертов, стоявшей возле машины быстрого реагирования.

— На первом этаже, в задней части коридора.

— Изолировали?

— Да.

— Чье оружие?

— Линды Уэллес из Управления исправительных учреждений. Она в шоке. Мерзавец сломал ей нос.

Взяв один из чемоданчиков и пристроив его на багажную сумку на колесиках, Сакс двинулась к входной двери здания Уголовного суда. Проделав то же самое, эксперты последовали за ней.

Конечно, все это чистая формальность. Случайный выстрел сделан полицейским в связи с тем, что подозреваемый пытался сбежать. Что тут расследовать? Однако это все-таки убийство, а значит, на месте происшествия нужно составить полный отчет и передать его в комиссию по вооруженным инцидентам. Отчет также будет использован при любых дальнейших расследованиях и судебных исках. Значит, Амелии Сакс придется осмотреть место происшествия столь же тщательно, как и в других случаях.

Проверив документы, охранник повел их в подвал по лабиринту коридоров. В конце концов они уперлись в закрытую дверь, к которой была прилеплена желтая лента.

Какой-то детектив разговаривал здесь с одетой в форму охраны женщиной с перебинтованным носом.

Представившись, Сакс объяснила, что должна осмотреть место происшествия. Детектив отошел в сторону, и Сакс попросила Линду Уэллес рассказать о том, что произошло.

Охранница сообщила, что подозреваемый каким-то образом сумел освободиться от наручников.

— Это заняло две-три секунды. От всех оков. Они вдруг оказались открыты. Мой ключ он не брал. — Она показала на карман своей блузки, где, очевидно, находился этот ключ.

— У него в ноге был ключ или отмычка.

— В кармане? — нахмурившись, спросила Сакс. Она хорошо помнила, что они тщательно обыскали Вейра.

— Нет, в ноге. Вот увидите. — Уэллес кивнула в сторону коридора, где лежало тело. — У него на коже разрез. Под повязкой. Все произошло так быстро! — Как полагала Сакс, Вейр сам порезал себя, чтобы таким образом создать тайник. Мысль, кстати, довольно неприятная. — Потом он схватился за мой пистолет, и мы начали бороться. И тут «глок» разрядился. Я не собиралась нажимать на спусковой крючок. Правда. Но... Я пыталась сохранить контроль над ситуацией, но не смогла. Он просто разрядился.

Контроль... Разрядился. Эти официальные выражения Уэллес, возможно, использовала лишь для того, чтобы избавиться от чувства вины. Оно не имело отношения ни к смерти преступника, ни к угрожавшей ее жизни опасности, ни к тому факту, что Вейр сумел обвести вокруг пальца дюжину полицейских. Нет, Уэллес страдала из-за того, что допустила грубую ошибку. В Нью-Йоркском управлении полиции женщинам по-прежнему приходится преодолевать преграды, и падать им всегда больнее, чем мужчинам.

— Это мы его сковали и обыскали, — мягко заметила Сакс. — И тоже пропустили ключ.

— Да, но он все равно всплывет.

Уэллес имела в виду расследование инцидента со стрельбой. И ведь действительно всплывет.

Ну, Сакс постарается в своем отчете оказать ей как можно большую поддержку.

— Ой как больно! — Уэллес осторожно коснулась носа. По ее щекам потекли слезы. — Что скажут мои дети? Они всегда спрашивают меня, опасна ли моя работа. И я говорю, что нет. А тут такое...

Натянув латексные перчатки, Сакс попросила у охранницы пистолет. Вытащив обойму, она извлекла из патронника оставшийся патрон и положила все вместе с пистолетом в пластиковый пакет для вещественных доказательств.

— Вы могли бы взять отпуск, — сказала Сакс.

Уэллес не слышала ее.

— Он просто разрядился, — ошеломленно повторяла она. — Я не хотела этого. Я никого не хотела убивать.

— Линда! Вы можете взять отпуск, — повторила Сакс. — Неделю, десять дней.

— Правда?

— Поговорите со своим начальством.

— Конечно. Я бы с удовольствием. — Уэллес нетвердой походкой направилась к врачу, который в этот момент как раз разговаривал с ее напарником. У того красовался на шее огромный синяк, но в остальном все было в порядке.

Перед дверью, ведущей в коридор, где была стрельба, расположилась команда криминалистов. Они достали из сумок средства сбора вещественных доказательств, видео— и фотокамеры. Надев белый комбинезон, Сакс начала обматывать ноги резиновыми лентами.

вернуться

20

Начало английской поговорки «Кто с собаками ляжет, тот с блохами встанет».

74
{"b":"7212","o":1}