ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Nutella. Как создать обожаемый бренд
Говорю от имени мёртвых
Интимная гимнастика для женщин
Идеальный аргумент. 1500 способов победить в споре с помощью универсальных фраз-энкодов
Пассажир
Sapiens. Краткая история человечества
За пять минут до
S-T-I-K-S. Охота на скреббера. Книга 2
Код благополучия. Как управлять реальностью и жить счастливо здесь и сейчас
A
A

Амелию Сакс знобило от страха.

Осматривай все как следует...

Держа руку на рукоятке пистолета, она свернула в еще один темный коридор.

...но следи за тем, что творится у тебя за спиной.

Ты прав, Райм. Только вот кого ждать? Худощавого мужчину лет пятидесяти, бородатого или безбородого? Пожилую женщину в форменной одежде официантки? Рабочего, охранника, уборщика, копа, медика, повара, пожарника, медсестру? Любого из десятков людей, которые на совершенно законном основании находились здесь в этот воскресный вечер.

Кто, кто, кто?

Внезапно заговорила рация. Это был Селлитто.

— Я на третьем этаже, Амелия. Пусто.

— Я в подвале. Видела десяток людей. Все документы как будто подлинные, но кто знает — может, он давно спланировал свои действия и изготовил фальшивые удостоверения.

— Я поднимаюсь на четвертый.

Закончив разговор, Сакс продолжила осмотр. Коридор, еще коридор. Десятки дверей, все они заперты.

Конечно, такие простые замки, как здесь, ничего для него не значат. Вейр за считанные секунды открыл бы один из них и спрятался внутри, в темной кладовой. Он мог проникнуть в кабинет судьи или в зал заседаний и укрыться там до понедельника. Или пробраться в забранные решетками подземные туннели, а там коммуникации ведут в здания Нижнего Манхэттена, а также в метро.

Завернув за угол, Сакс попала в очередной темный коридор. Попробовав на ходу ручки дверей, она вдруг обнаружила, что одна из них не заперта.

Если Вейр в этом чулане, то наверняка услышал ее — если не шаги, то щелканье ручки, — поэтому ей остается одно: быстро войти. Резко распахнув дверь, Сакс подняла вверх фонарик и приготовилась отскочить влево, если вдруг заметит обращенное в ее сторону оружие (при внезапной стрельбе правша обычно слегка поворачивает пистолет влево, так что пули пролетают справа от тебя).

Немного присев (пораженные артритом колени предательски затрещали), она провела по комнате лучом галогенового фонарика. Несколько коробок и ящиков — больше ничего. Уже собираясь уйти, Сакс вдруг сообразила, что Кудесник может спрятаться в тени за обычным куском черной ткани. Тогда она осмотрела комнату еще раз — более тщательно.

И вдруг почувствовала, как что-то коснулось ее щеки.

Ахнув, Сакс развернулась и нацелила пистолет в самую середину пыльной паутины.

Назад, в коридор!

Еще двери, еще тупики.

Вдалеке послышались шаги. К ней приближался лысый мужчина лет шестидесяти, в форме охранника, с соответствующими значками. Проходя мимо, он приветственно кивнул. Мужчина был выше Вейра, поэтому Амелия спокойно пропустила его, даже не спросив документы.

Но тут ее посетила мысль, что, возможно, иллюзионист способен изменить и свой рост.

Она быстро обернулась.

Но пожилого охранника уже не было. Перед Сакс простирался пустой коридор — или только с виду пустой. Она вспомнила шелковую ткань, за которой скрывался Кудесник, перед тем как убил Светлану Расникову, зеркало, за которым он прятался, когда собирался прикончить Тони Калверта. Вытащив из кобуры пистолет, Сакс пошла вперед, туда, где только что исчез охранник — точнее, тот, кто выглядел как охранник.

* * *

Где же он? Где Вейр?

Двигаясь по Сентрал-стрит, Роланд Белл зорко осматривал все вокруг. Легковые машины, грузовики, торговцы хот-догами, стоящие возле своих дымящихся металлических тележек, молодые люди, работающие в юридических фирмах и инвестиционных банках, любители пива, уже изрядно нагрузившиеся в барах, хозяева, выгуливающие собак, посетители магазинов, наконец, десятки манхэттенцев, снующих по улицам и при хорошей, и при плохой погоде, чтобы выплеснуть из себя энергию, которой заряжает их огромный город.

Где же он?

Белл вырос в Северной Каролине, в той ее части, где жить без оружия было невозможно, и он сызмальства научился уважать его. Оружие требует предельной сосредоточенности. Даже в самых простых случаях, когда, например, стреляешь по бумажной мишени, в гремучую змею или в оленя, вполне можно промахнуться или кого-нибудь случайно ранить, если полностью не сконцентрируешься на цели.

Вот так и в жизни. Белл хорошо понимал: что бы ни происходило сейчас в Гробницах, он должен сфокусировать внимание на одной задаче — охране Чарлза Грейди.

Амелия Сакс сообщила ему по телефону, что проверяет всех, кого встречает в здании Уголовного суда, независимо от пола, возраста, расы и роста. С одним крылом подвала она уже закончила и сейчас направилась во второе.

Группы под началом Селлитто и Бо Хьюмена осматривали верхние этажи здания, причем самым странным участником погони был Эндрю Констебль, искавший выходы на Вейра в северной части штата Нью-Йорк. Вот будет номер, думал Белл, если именно тот, кого они обвиняли в покушении на убийство, выяснит, где находится реальный подозреваемый.

А пока Белл вглядывался в проезжавшие мимо легковушки, рассматривал стоявшие на улице и в переулках грузовики. Пистолеты он держал наготове, но из кобуры не вынимал. Белл предполагал, что в Грейди будут стрелять на улице, до того, как он войдет в здание, поскольку это дает преступнику гораздо больше шансов уйти отсюда живым. Он сомневался, что имеет дело с террористами-самоубийцами — это не укладывалось в сложившуюся схему. Когда Грейди выйдет из машины, но до того, как он войдет в закопченное здание Уголовного суда, убийца выстрелит. Сделать это легко — практически ничто не загораживает зону обстрела.

Где же Вейр?

И — что, пожалуй, не менее важно — где Грейди?

Его жена сказала, что он взял свою личную, а не служебную машину. В свое время Белл установил на прокурорском «вольво» специальный маяк, но его сигналов он пока не обнаружил.

Белл осматривал одну улицу за другой. Вот в поле его зрения попало стоявшее напротив строение — новое правительственное здание с десятками окон, выходящих на Сентрал-стрит. В свое время Белл участвовал в проходившей там операции по освобождению заложников, поэтому знал, что по воскресеньям в здании никого нет. Идеальное место для того, чтобы спрятаться и поджидать Грейди.

Но и сама улица дает неплохие шансы, если стрелять из проезжающей мимо машины.

Где же, где?

Роланд Белл припомнил время, когда они с отцом охотились на Большом Унылом болоте в южной части Виргинии. Там на них напал дикий кабан, и отец подстрелил животное, которое затем исчезло в кустах.

— Мы должны добить его, — сказал тогда отец. — Никогда не оставляй раненое животное.

— Но он же нападет на нас! — возразил мальчик.

— Видишь ли, сынок, мы вторглись в его мир, хотя он не причинил нам никакого вреда. Но это не имеет значения. Справедливость тут ни при чем. Мы обязательно должны найти его, даже если это займет целый день. Не надо проявлять неразумную гуманность: он теперь гораздо опаснее для тех, кто может здесь появиться.

— Но ведь неизвестно, где он, папа. — Юный Роланд окинул взглядом заросли кустов, камыша и болотной травы.

— Положим, искать-то его не надо, — засмеялся отец. — Он сам найдет нас. Держи большой палец на предохранителе, сынок, придется стрелять очень быстро. Тебе так удобно?

— Так точно, сэр!

Белл снова обвел взглядом автофургоны, близлежащие проулки, соседние здания.

Никого!

Ни Чарлза Грейди.

Ни Эрика Вейра, ни его сообщников.

Белл постучал по рукоятке пистолета.

Искать его не надо. Он сам найдет нас...

Глава 39

— Я обхожу все подряд, Райм — в последнем крыле подвала.

— Пусть этим занимается группа захвата, — недовольно ответил криминалист.

— Здесь все пригодятся, — прошептала Сакс. — Это чертовски большое здание. — Сейчас она обследовала мрачные коридоры Гробницы. И зловещие, как в музыкальной школе.

Все загадочнее и загадочнее.

— Когда-нибудь ты добавишь в свою книгу новую главу об осмотре места преступления в помещениях, где обитает нечистая сила, — нервно пошутила Сакс. — Ну ладно, сейчас мне нужно помолчать, Райм. Я еще позвоню.

78
{"b":"7212","o":1}