ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Идея сработала, хотя и не совсем точно, о чем Белл упомянул в разговоре со спецназовцами. Ой...

— Группа захвата четыре — Беллу. Вы были правы.

— Продолжайте.

— Мы внутри. Все спокойно... только — как это называется? «Подарок от Дарвина»? Ну, когда преступники совершают глупости?

— Принято, — ответил Белл. — И куда же он себе попал?

Белл определил местонахождение снайпера не только по трещинам в стекле, но и по забрызгавшей его крови. Спецназовец пояснил, что пули с медной оболочкой, которыми тот стрелял в Белла, отрикошетили от стекла и поразили самого снайпера во многих местах, прежде всего в пах, где, очевидно, задели крупную артерию. К тому времени когда в помещение ворвалась группа захвата, преступник уже истек кровью.

— Скажите мне, что это Вейр! — взмолился Белл.

— Увы. Это некий Хоббс Уэнтворт из Кантон-Фоллза.

— М-да, — мрачно отозвался Белл. — Значит, Вейр, а может, и те, кто с ним работает, все еще неподалеку. — Нашли хоть какую-нибудь зацепку, которая привела бы нас к Вейру или указала бы, где он?

— Нет, — ответил командир группы. — Только документы Уэнтворта. И, представьте себе, книгу библейских историй для детей. — Он немного помолчал. — Неприятно сообщать об этом, но мы обнаружили еще одну жертву, Роланд. Похоже, он убил женщину, чтобы проникнуть в здание... Ладно, мы сейчас все оцепим и продолжим поиски Вейра. Конец связи.

— Нигде никаких следов Вейра, — покачав головой, обратился Белл к Грейди.

Разумеется, проблема заключалась не только в этом. Возможно, следы Вейра они уже находили. Не исключено, что он и сам где-то поблизости — под личиной копа, медика, бойца группы захвата, репортера, прохожего или бездомного, — но спецназовцы об этом не знают.

* * *

В желтом окошке комнаты для допросов на миг показалось мрачное лицо громадного черного охранника. Показалось и вновь исчезло, когда тюремщик снова отошел в коридор.

Поднявшись из-за стола, Констебль приблизился к окошку и выглянул. В коридоре двое охранников о чем-то сосредоточенно разговаривали.

Значит, все в порядке.

— Что такое? — спросил у своего клиента Рот.

— Ничего, — ответил Констебль. — Я молчал.

— Стало быть, мне показалось.

— Наверное.

Хотя, возможно, и нет. Возможно, он что-то сказал, прошептал слова молитвы.

Констебль вернулся к столу, на котором лежал блокнот с десятком адресов и телефонных номеров: их получили помощники Констебля в Кантон-Фоллзе в ответ на расспросы о том, что замышляет Вейр.

Роту было не по себе. Они недавно узнали, что несколько минут назад прямо перед этим зданием какой-то снайпер совершил покушение на жизнь Грейди. Но это был не Вейр — его до сих пор не разыскали.

— Боюсь, что Грейди слишком испуган, чтобы заключить с нами сделку, — сказал адвокат. — Думаю, нам надо позвонить ему домой и сообщить о том, что мы выяснили. — Он похлопал по блокноту. — Или по крайней мере отдать материал тому детективу. Как же его зовут? Белл.

— По-моему, да.

— Полагаете, кто-то из них знает о Вейре что-нибудь конкретное? — Адвокат провел по списку своим маленьким пухлым пальцем. — Им нужна конкретика.

Наклонившись, Констебль посмотрел на список. Затем, взглянув на часы адвоката, покачал головой:

— Сомневаюсь.

— Вы... сомневаетесь?

— Да. Видите первый номер телефона?

— Конечно.

— Это телефон химчистки на Гаррисон-стрит в Кантон-Фоллзе. Ниже телефон баптистской церкви. А эти имена? — продолжал арестованный. — Эд Дэвис, Брет Сэмюэлс, Джо Джеймс Уоткинс?

— Верно, — подтвердил Рот. — Имена сообщников Джедди Барнса.

— Да ничего подобного! — засмеялся Констебль. — Все это выдумано.

— Что? — нахмурился Рот.

Наклонившись к адвокату совсем близко, заключенный пристально посмотрел ему в глаза.

— Я говорю, что все эти фамилии и номера выдуманы.

— Не понимаю.

— Конечно, не понимаешь, жалкий вонючий еврей! — прошептал Констебль и обоими кулаками нанес удар по растерянному лицу адвоката.

Глава 41

Эндрю Констебль получил хорошую физическую закалку на охоте и рыбалке, на лесоповале, во время разделки добычи и рубки мяса.

Пухленькому Джо Роту было далеко до него. Адвокат попытался встать и позвать на помощь, но заключенный пригвоздил его руки к столу, а затем сильно ударил по шее. Вместо крика у адвоката вырвалось лишь тихое бульканье.

Столкнув его на пол, Констебль начал избивать истекающего кровью Рота своими скованными руками. Через мгновение адвокат потерял сознание, лицо его распухло как дыня. Оттащив Рота к столу, Констебль усадил его на стул — спиной к двери. Если кто-то из охранников снова посмотрит на них, то решит, что юрист склонил голову над бумагами. Нагнувшись, Констебль стащил с адвоката носок и вытер со стола кровь. Адвоката он убьет потом. А пока, по крайней мере в ближайшие минуты, ему нужна эта вполне идиллическая картина.

Пока он не освободится.

Свобода...

К этому-то и сводился план Эрика Вейра.

Джедди Барнс, лучший друг Констебля, второй человек в «Ассамблее патриотов», нанял Вейра вовсе не затем, чтобы тот убил Грейди. Вейру предстояло освободить узника из неприступного нью-йоркского мужского Центра предварительного заключения, вывести его на свободу по мосту Вздохов и, наконец, доставить в дебри Новой Англии, где «Ассамблея» возобновит свою священную войну против чуждых рас, аморальности и невежества. Нужно избавить эту землю от черных, гомиков, евреев, латинос, иностранцев — от всех «них», кого Констебль клеймил в своих еженедельных выступлениях на собраниях «Ассамблеи патриотов» и на секретных интернет-сайтах, чьими подписчиками были тысячи здравомыслящих граждан по всей стране.

Поднявшись, заключенный вновь подошел к двери и выглянул в окно. Судя по всему, охранники подозревают о том, что здесь произошло.

Тут Констебль подумал, что ему следует обзавестись хоть каким-то оружием. Вытащив из окровавленной рубашки адвоката механический карандаш из металла, он обмотал его конец носком, чтобы не поранить руку. В таком виде карандаш может очень пригодиться.

Устроившись на скамье напротив Рота, Констебль ждал, размышляя о плане, придуманном Вейром — Волшебником, как называл его Барнс. Этот истинный шедевр, включал в себя десятки иллюзионистских трюков, отвлекающий маневр и двойной отвлекающий маневр, тщательный расчет времени. Все началось тогда, когда Вейр невзначай подбросил полиции мысль о том, что существует целый заговор с целью убийства Грейди. Преподобный Ральф Свенсен придал этому убедительности, совершив первое покушение на жизнь прокурора. Как предполагалось, несостоявшееся убийство заставит полицию сосредоточить все силы на предотвращении этого заговора и отвлечет их от готовившегося побега.

Сам Вейр должен был во время второго покушения позволить арестовать себя и отправиться в тюрьму.

Между тем Констеблю полагалось также провести отвлекающий маневр: обезоружить тюремщиков спокойным поведением и заявлениями о своей невиновности, а затем заманить сегодня Грейди в здание суда, пообещав дать ему материал против Барнса и других заговорщиков. Констебль даже обещал помочь выследить иллюзиониста, что дало бы ему шанс передать зашифрованное сообщение о том, где именно он находится. После этого — через Барнса — сообщение поступило к Вейру.

Когда Грейди приедет, Хоббс Уэнтворт попытается убить его, но удастся ли ему это, не имеет значения. Главное, что Хоббс отвлечет внимание полиции от Центра предварительного заключения. Тогда Вейр, который после своей мнимой смерти сможет свободно передвигаться по зданию, проберется сюда, убьет охранников и освободит Констебля.

В этом плане был еще один пункт, и Констебль размышлял над ним несколько недель. Перед тем как Вейр отправился в комнату для допросов, Джедди Барнс сказал Констеблю:

— Позаботься об адвокате.

— Что это значит?

82
{"b":"7212","o":1}