ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но мистер Бальзак...

— ...удерживает вас. Это очевидно.

— Он желает мне только добра.

— Нет. Не знаю, о чем он думает, но явно не о вас. Посмотрите на Вейра и Лессера. На Китинга. Вспомните ваши собственные слова о том, как вас гипнотизируют наставники. Поблагодарите Бальзака за то, что он сделал для вас, оставайтесь с ним в дружеских отношениях, пришлите ему билеты в ложу на свое первое выступление в «Карнеги-холл», но сейчас уходите от него — пока это возможно.

— Я же не загипнотизирована! — рассмеялась Кара.

Райм догадался, что она пытается понять, насколько сильно зависит от своего учителя.

— В какой-то мере мы можем повлиять на Кадески, — продолжал он, — после всего, что для него сделали. Амелия говорила мне, что вам очень нравится «Сирк фантастик». Думаю, вам нужно устроить пробу.

— Даже если это произойдет, у меня есть личные обстоятельства. Моя...

— Мать? — прервал ее Райм.

— Да.

— Я потолковал с Джейнин. — Кара замолчала. — Позвольте рассказать вам одну историю.

— Историю? — удивилась Кара.

— Да. В свое время я возглавлял здесь, в Нью-Йорке, отдел криминалистики — типичная административная должность со всей ее канцелярской рутиной. Но больше всего на свете я любил обследовать места преступлений и даже после повышения старался как можно чаще выезжать на вызовы. Ну так вот: несколько лет назад в Бронксе орудовал серийный насильник. Не стану вдаваться в подробности, но сложилась неприятная ситуация и мне очень хотелось взять его. Патрульная служба сообщила, что полчаса назад произошло очередное нападение и вроде бы остались неплохие вешдоки. Я выехал в город, чтобы все осмотреть. Прибыв туда, я узнал, что у моего заместителя и хорошего друга случился сердечный приступ. Очень серьезный. Этот молодой парень был в хорошей форме, однако послал за мной. Но я остался, осмотрел место преступления, заполнил необходимые документы и только после этого поехал в больницу. Я очень спешил, но все равно опоздал — он умер. Прошло уже много лет, но и сейчас это причиняет мне боль. Однако по-другому я бы не поступил. Ни за что.

— Вы хотите сказать, что я должна перевести мать в другое место, — с горечью спросила Кара. — В более дешевое. Только так я смогу быть счастлива.

— Конечно, нет. Поместите мать туда, где ей дадут то, что нужно, — уход и общение. Но не то, что нужно вам. Реабилитационный центр разорит вас... Видите ли, если у вас есть к чему-то призвание, это важнее всего на свете. Устройтесь в «Сирк фантастик» или в другое шоу. Главное — вам нужно сдвинуться с мертвой точки. И сейчас же.

— А вы знаете, что представляют собой некоторые из этих заведений?

— Вероятно, не слишком хорошо. Ваша задача — найти такое, где вы чувствовали бы себя комфортно. Простите за грубость, но я не отличаюсь особой деликатностью.

Кара покачала головой.

— Послушайте, Линкольн! Допустим, я соглашусь с вами, но известно ли вам, как много людей горят желанием устроиться в «Сирк фантастик»? Они же получают по сто резюме в неделю!

Райм улыбнулся:

— Об этом я уже думал. У Неподвижного Человека есть кое-какие соображения...

* * *

Теперь Сакс почти все поняла.

— Мы решили назвать этот трюк «Побег подозреваемого», — пояснила Кара. — Я хочу дополнить им свой репертуар.

Сакс взглянула на Райма:

— А почему ты мне ни о чем не сказал?

— Прости. Ты была в городе, и я никак не мог дозвониться.

— Если бы ты посвятил меня в это, могло бы получиться еще лучше. Тебе следовало оставить сообщение.

— Прошу прощения. Ты же знаешь, я не так уж часто совершаю подобное. По-моему, ты должна это оценить, хотя я не думаю, что возможно сделать еще лучше. Выражение твоего лица было неподражаемым. Оно придало этой сцене полное правдоподобие.

— А Бальзак? — спросила Сакс. — Он не был знаком с Вейром? Не был вовлечен в это дело?

— Чистейшая выдумка, — рассмеялся Райм. Мы с Карой и разработали весь этот сценарий.

Сакс пристально посмотрела на девушку.

— Сначала тебя зарезали, в то время как я должна была тебя охранять. Потом ты превратилась в подозреваемую. — Она притворно вздохнула. — Довольно трудно дружить с таким человеком.

Кара предложила пойти в кубинский ресторан, купить еды и тем самым взять реванш за субботнюю неудачу, но, по мнению Райма, это был лишь предлог для того, чтобы выпить тамошнего густого кофе. Не успели они прийти к какому-либо решению, как у Райма зазвонил телефон.

— Приказываю — ответить на звонок, — скомандовал криминалист. Через секунду послышался голос Селлитто.

— Линк, ты очень занят?

— Возможно, а что?

— Нет покоя от этих гадов... Нам снова нужна твоя помощь. У нас тут одно загадочное убийство.

— Помнится, в прошлый раз дело было «чудным». Похоже, ты придумываешь эти эпитеты, чтобы привлечь мое внимание.

— Нет, правда, мы ничего не можем понять.

— Ладно, ладно, — проворчал криминалист, — давай подробности.

В переводе это означало: Линкольн Райм очень доволен тем, что еще некоторое время ему не придется скучать.

* * *

Остановившись возле входа в свой магазин, Кара вдруг заметила то, на что за полтора года работы ни разу не обращала внимания: дыру в верхнем левом углу зеркального стекла, завиток граффити на двери, выставленную в витрине пыльную книгу о Гудини, раскрытую на странице, где повествуется о веревках, которые он использовал во время выступлений.

Внутри помещения вспыхнул огонек — мистер Бальзак закурил сигарету.

Кара вздохнула. Это надо сделать, сказала она себе и вошла.

Бальзак находился в задней части помещения вместе со своим другом — иллюзионистом средних лет из Калифорнии. Тот приехал в город на выходные, чтобы выступить на каком-то благотворительном мероприятии. Бальзак представил Кару как свою ученицу, иллюзионист церемонно пожал ей руку. Они немного поговорили о его вчерашнем представлении, о людях, появившихся в городе, — в общем, типичная болтовня единомышленников. Наконец гость откланялся. В магазин он заехал по дороге в аэропорт Кеннеди, чтобы вернуть заимствованный реквизит, и теперь собирался домой. Обняв Бальзака, он кивнул Каре и ушел.

— Ты опоздала, — недовольно сказал фокусник, но тут он заметил, что Кара, против обыкновения, не поставила свою сумочку за прилавок. Он посмотрел на ее руки. Никакого кофе. Здесь что-то не так. Бальзак нахмурился. — В чем дело? — спросил он, попыхивая сигаретой.

— Я ухожу.

— Ты...

— Я получила работу в «Сирк фантастик».

— У Кадески? Нет, нет, нет — тебе это совершенно ни к чему. Это же не магия. Это...

— Это то, чем я хочу заниматься.

— Мы ведь уже десять раз говорили об этом. Ты не готова. Ты хороший исполнитель, но...

— Это не имеет значения, — возразила Кара. — Главное, что я смогу выходить на сцену. Выступать.

— Ты слишком спешишь...

— Спешу? А когда я буду готова? Через год? Через пять лет? — Обычно она с трудом выдерживала его взгляд, но сейчас смотрела ему прямо в глаза. — Вы когда-нибудь отпустите меня?

Наступила пауза — Бальзак нервно перебирал бумаги.

— Кадески! — презрительно фыркнул он. — И чем же ты будешь у него заниматься?

— Сначала буду ассистенткой, а зимой самостоятельно выступлю во Флориде. А дальше — кто знает?

Он затушил сигарету.

— Это ошибка. Ты только растратишь свой талант. То, чем занимается Кадески, не та иллюзия, которой я учил тебя.

— Я получила работу благодаря тому, чему вы меня научили.

— Кадески! — с отвращением бросил Бальзак. — Новая магия!

— Да, новая. Но я буду исполнять и ваши номера. Вспомните «Метаморфозы» — старое становится новым.

Бальзак не улыбнулся, хотя Кара видела, что упоминание о его номерах польстило старому фокуснику.

— Дэвид, я хочу и дальше учиться у вас. Возвращаясь в город, я хотела бы брать у вас уроки. Я готова платить за них.

96
{"b":"7212","o":1}