ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь уже несколько миль отделяли авангард и основные силы – автобус с бойцами особого назначения, передвижную криминалистическую лабораторию, кареты «скорой помощи», полдюжины патрульных машин полиции округа Суффолк и машины агентов СИН и ФБР, медленно плетущиеся сквозь ураган.

– Так, – пробормотал боец отряда особого назначения. – Вот. Хорошо.

Это было ответом на занос на залитой дождем дороге.

Сакс спокойно выправила машину, вспоминая, что она также сняла металлический лист за задним сиденьем, заменила тяжелый стальной бензобак пластмассовой емкостью и избавилась от запаски и инструмента. «Камаро» стал на пятьсот фунтов легче по сравнению с тем, каким он был в начале семидесятых, когда его покупал отец Сакс. «Но вот сейчас дополнительный балласт пришелся бы очень кстати», – подумала молодая женщина, входя в очередной крутой вираж.

– Хорошо, все очень хорошо, – пробормотал ее пассажир, судя по всему, чувствующий себя более уютно под огнем вооруженного автоматической винтовкой маньяка, чем на широком асфальте магистрали «Лонг-Айленд».

Зазвонил сотовый телефон. Сакс раскрыла аппарат.

– Послушайте, мисс, – заметил молодой полицейский, – а разве нельзя установить переговорное устройство, чтобы не хватать телефон руками?

И это сказал человек, вырядившийся, словно Робокоп!

Рассмеявшись, Сакс вставила в ухо наушник и взяла руль обеими руками.

– Как успехи, Сакс? – спросил Райм.

– Делаю что могу. Но через несколько миль мы свернем с магистрали. Возможно, мне придется притормаживать на светофорах.

– «Возможно»? – растерянно переспросил полицейский.

– Райм, есть спасшиеся? – сказала Сакс, не обращая на него внимание.

– Пока никаких новых данных. Береговая охрана лишь подтвердила информацию о двух плотах. Похоже, бо́льшая часть людей осталась на корабле.

– Узнаю́ этот тон, Райм, – сказала молодая женщина. – Успокойся, ты ни в чем не виноват.

– Ценю твою заботу, Сакс. Но сейчас речь не об этом. Скажи, ты ведешь машину осторожно?

– Разумеется, – ответила Сакс, спокойно входя в вираж.

Машину занесло на сорок градусов, но сердце молодой женщины не пропустило ни единого удара. «Камаро» выровнялся, словно закрепленный растяжками, и понесся дальше по автостраде. Стрелка спидометра приблизилась к ста сорока. Полицейский из отряда особого назначения зажмурился.

– Сакс, тебе предстоит иметь дело с серьезным противником. Держи оружие под рукой.

– Оно у меня всегда под рукой.

Еще один небольшой занос.

– Поступило сообщение с судна береговой охраны. Сакс, заканчиваю разговор. – Райм помолчал. – Ищи улики, но будь осторожна.

Сакс рассмеялась:

– Надо будет сделать эту фразу надписью на куртках бригады экспертов-криминалистов.

Связь прервалась.

С автострады Сакс свернула на шоссе местного значения. До Истона, где подойдут к берегу плоты, двадцать пять миль. Молодой женщине никогда не доводилось бывать в этих местах; она прожила всю жизнь в большом городе и понятия не имела, какой здесь рельеф. Песчаный берег? Острые скалы? По которым ей придется карабкаться? В последнее время артрит донимал ее особенно сильно, а промозглая сырость удвоила боль и страдания.

И еще ее беспокоил другой вопрос: если Призрак успеет добраться до берега раньше ее, много ли там мест, где он сможет спрятаться, чтобы невидимым вести огонь?

Сакс взглянула на спидометр.

Сбавить скорость?

Но протектор на шинах прекрасно держит асфальт, а влага у нее на ладонях – это лишь следствие дождя, под который она попала еще в Порт-Джефферсоне. Сакс вдавила педаль в пол.

Плот разреза́л волны, приближаясь к берегу, и скалы становились все более отчетливыми.

И более острыми.

Сэм Чанг прищурился, вглядываясь сквозь дождь и брызги. Кое-где впереди были полоски грязного песка и гальки, но в основном берег перед ним представлял собой нависающие черные скалы.

– Он по-прежнему сзади, догоняет нас! – крикнул У.

Обернувшись, Чанг разглядел крошечное оранжевое пятно, плот Призрака. Он плыл прямо на них, однако двигался медленнее и постепенно отставал. Призрак вредил сам себе. Он держал курс прямо на берег и боролся с волнами, замедлявшими его продвижение. Но Чанг, верный учению даосизма, управлял своим судном иначе: он искал естественные потоки воды, не борясь с ними, а обходя гребни волн по зигзагообразной траектории, используя попутное движение волн к берегу. Расстояние между плотом со спасшимися иммигрантами и плотом «змеиной головы» увеличивалось.

Чанг прикинул, что до того момента, как Призрак достигнет берега, у беглецов будет время отыскать ожидающие их грузовики, которые отвезут их в Чайна-таун. Водителям незачем знать о затоплении «Дракона», но Чанг расскажет им о погоне, организованной береговой охраной, и прикажет немедленно трогаться в путь. Если же водители будут настаивать на том, чтобы ждать дальше, Чанг, У и остальные отнимут у них грузовики силой.

Бывший профессор вгляделся в прибрежную полосу и то, что было дальше – за узкой полоской песка темнели деревья. Дождь и туман затрудняли обзор, но Чанг различил что-то похожее на дорогу. И какие-то огни неподалеку. Целое скопление огоньков – похоже, небольшая деревушка.

Вытерев с глаз обжигающую морскую воду, Чанг обвел взглядом тех, кто находился на плоту. Люди лежали на дне, молча уставившись на берег и море впереди, бурлящее стремительными водоворотами и течениями, на приближающиеся скалы, острые, как ножи, темные, словно запекшаяся кровь.

И вдруг прямо впереди под тонким слоем воды показалась каменистая отмель. Плот развернуло боком к волнам, перехлестывающим через невысокие борта. Утлое суденышко едва не перевернулось. Чанг попытался направить плот в проход посреди отмели, но тут внезапно заглох мотор. Схватив шнур, Чанг дернул изо всех сил. Мотор почихал и снова затих. Чанг пробовал завести его раз десять, но все безуспешно. Мотор перестал даже чихать. Старший сын Чанга, пробравшись на нос, постучал по бензобаку.

– Пусто!

Переполненный отчаянием, обессиленный страхом за судьбу своих родных, Чанг оглядел собравшихся на плоту. В сгустившемся тумане людей стало видно совсем плохо – но Призрак вообще исчез. Далеко ли он?

Плот поднялся на высокий гребень волны и рухнул в водяную пропасть.

– Всем лечь на дно! – крикнул Чанг. – Лежите и не вставайте!

Сам он опустился на колени в темную воду, плещущуюся на дне плота, и, схватив весло, попытался использовать его в качестве руля. Но волны и течение были слишком сильные, плот слишком тяжелый. Вода, словно кулаком, ударила в весло, выбив его из рук Чанга. Чанг отлетел назад. Взглянув в ту сторону, куда направлялся плот, он увидел впереди, всего в нескольких метрах, цепочку скал.

Вода подхватила надувное судно, как щепку, и понесла его вперед. Плот со всей силы налетел носом на скалы. Резиновый корпус лопнул и с громким свистом начал выпускать воздух. Сонни Ли, Джона Суна и молодую пару, находившуюся в передней части плота, сбросило в бурлящий поток воды за скалами и унесло вперед.

Две семьи, семейства У и Чжан, были в задней части плота, сохранившей воздух. Им удалось удержаться за борта. Плот снова бросило на скалы.

Жена У больно ударилась о зазубренный каменный край. Ее едва не смыло за борт; громко крича, женщина с окровавленным плечом повалилась на дно плота. К счастью, больше от этого удара никто не пострадал.

Наконец плот перебросило через скалы и понесло к берегу. Порванный корпус быстро терял воздух.

Чанг услышал вдалеке призыв о помощи – это кричал один из тех четверых, кого смыло с плота во время первого удара о скалы, но он не смог определить, откуда доносился этот крик.

Полузатонувший плот перевалился еще через одну гряду скал, на этот раз уже метрах в пятнадцати от земли. Теперь его подхватил прибой, увлекая к берегу из крупной гальки. У Цидзен и его старшая дочь пытались удержать над водой раненую мать, потерявшую сознание. Разбитое о скалы плечо женщины сильно кровоточило. Малышка По-И, которую держала на руках Мей-Мей, перестала плакать и апатично смотрела по сторонам.

10
{"b":"7213","o":1}