ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нам также будет нужна машина. Купить я пока что не могу. Можно будет взять у вас напрокат?

– Разве у меня нет всего, что нужно? – насмешливо переспросил председатель землячества. – Ну конечно, ну конечно.

После новых споров они договорились о плате. Май подсчитал, сколько всего должны ему иммигранты и по какому-то своему курсу перевел это в юани. Он назвал астрономическую сумму, но те скрепя сердце согласились.

– Назовите мне имена и адреса. Это нужно для документов.

Май повернулся к компьютеру и под диктовку Чанга быстро застучал по клавишам.

Бывший профессор сам проводил много времени за своим старым переносным компьютером. Для китайских диссидентов Интернет стал основным средством общения с внешним миром. Модем в компьютере Чанга работал невыносимо медленно, а сотрудники органов госбезопасности и разведка Народно-освободительной армии постоянно следили за сообщениями, которые отправляли и получали по электронной почте диссиденты. Чанг установил на своем компьютере программу, предупреждающую о том, что правительственные чиновники пытаются взломать его систему. Как только раздавался тревожный сигнал, он поспешно выходил из Всемирной паутины, после чего искал нового провайдера. Чанг вспомнил, что и его компьютер покоится вечным сном в трюме «Дракона».

Когда Чанг начал диктовать адреса, председатель землячества оторвался от экрана.

– Значит, вы намерены остановиться в Куинсе?

– Да. Мой знакомый уже договорился о жилье.

– Это просторная квартира? Вам там будет удобно? Вы не думаете, что мой человек сможет подобрать что-нибудь получше? А я думаю, сможет. У меня есть связи в Куинсе.

– Этот человек – брат моего лучшего друга. Он уже все устроил.

– А, брат друга. Хорошо. Да, у нас и в Куинсе есть землячество. Во Флашинге. Очень большое. Могущественное. Это новый нью-йоркский Чайна-таун – Флашинг. Быть может, вам не понравится ваше жилье. Быть может, ваши дети не будут там в безопасности. Такое ведь возможно, вы не находите? Обратитесь в землячество и назовите мою фамилию.

– Хорошо, я воспользуюсь вашим предложением.

Кивнув на экран компьютера, Май обратился к У:

– Вы оба будете жить по этому адресу?

Чанг начал было отвечать, но У его опередил:

– Нет-нет. Я хочу остаться на Манхэттене, здесь. Ваш человек сможет подыскать нам дом?

– Но… – нахмурился Чанг.

– Вы ведь не имели в виду дом, правда? – весело переспросил Май. – Здесь нет домов. – Помолчав, он добавил: – Которые вы смогли бы себе позволить.

– Ну тогда квартиру?

– Да, у него есть на примете комната на первое время, – ответил Май. – Можете сегодня же отправляться туда. Останетесь там до тех пор, пока он не подыщет вам постоянное жилье.

Май снова застучал по клавишам, и комната наполнилась писком модема. Взяв У за руку, Чанг прошептал:

– Цидзен, ты должен пойти с нами.

– Мы остаемся на Манхэттене.

Нагнувшись к самому его уху, Чанг зашептал так, чтобы не слышал Май:

– Не будь дураком. Призрак тебя найдет.

– Забудь о нем, – рассмеялся У.

– Как ты можешь быть таким беспечным? Он ведь убил стольких наших друзей! – У мог рисковать своей жизнью, как ему заблагорассудится, но ставить под угрозу жизни жены и детей – это что-то немыслимое.

Но У упрямо стоял на своем:

– Нет, мы остаемся здесь.

Чанг сдался. Выключив компьютер, Май написал записку и протянул ее У:

– Отдадите это моему человеку. Он живет совсем рядом, в нескольких кварталах отсюда. Вам надо будет с ним расплатиться. А я с вас за это ничего не возьму. Ну разве я не щедрый? Все говорят, какой щедрый Джимми Май. Так, а сейчас займемся машиной мистера Чанга.

Набрав номер, Май быстро заговорил в телефон. Попросив о том, чтобы машину подогнали к зданию, он положил трубку и повернулся к иммигрантам:

– Ну вот. Все дела сделаны. Ну разве не удовольствие работать с рассудительными людьми?

Все трое встали и пожали друг другу руки.

– Не хотите взять с собой сигарету? – предложил Май У.

Тот вытащил из пачки три штуки.

Когда иммигранты были уже у двери, Май спросил:

– Еще одна мелочь. Этот мексиканский «змеиная голова»? У него нет причин вас искать, да? Вы с ним расквитались?

– Да, полностью расквитались.

– Хорошо. Разве у нас и без того не хватает причин оглядываться? – радостно спросил Май. – Разве в этой жизни за нами и без того не гоняются полчища демонов?

Глава 10

Вдалеке утренний воздух разорвал вой сирен.

Он становился все громче и громче, и у Линкольна Райма появилась надежда, что этот звук возвестит о возвращении Амелии Сакс. Улики, собранные молодой женщиной на берегу, уже были доставлены в импровизированную лабораторию: их привез молодой эксперт, робко вошедший в логово прославленного Линкольна Райма и молча разложивший пакеты и пачки с фотографиями, следуя ворчливым указаниям легендарного криминалиста.

Однако самой Сакс по дороге из Истона пришлось свернуть в сторону, чтобы осмотреть другое место преступления. В Чайна-тауне был обнаружен угнанный церковный микроавтобус, сорок пять минут назад брошенный в переулке у станции метро. Машина беспрепятственно миновала все блокпосты, поскольку мало того, что номера на ней были заменены на краденые, – иммигранты закрасили название церкви, заменив его довольно приличным изображением логотипа популярной сети магазинов.

– Ловко, – огорченно заметил Райм; он не любил ловких преступников. Позвонив Сакс, спешившей по скоростной магистрали «Лонг-Айленд», криминалист приказал ей разыскать передвижную лабораторию и провести осмотр найденного микроавтобуса.

Сотрудник СИН Гарольд Пибоди уехал – отправился отбиваться от вопросов журналистов и звонков из Вашингтона по поводу случившегося фиаско.

В гостиной особняка Райма остались Алан Коу, Лон Селитто и Фред Деллрей, а также Эдди Дэн, аккуратный полицейский с волосами ежиком. К ним прибыло подкрепление: Мэл Купер, худой, лысеющий, сдержанный. Райм часто прибегал к услугам этого ведущего эксперта криминалистической службы Управления полиции Нью-Йорка. Бесшумно ступая в балетных туфлях на матерчатой подошве, – Купер носил их днем, потому что так было удобно, и вечером, так как занимался бальными танцами, – эксперт собирал оборудование, устанавливал стенды и раскладывал собранные на берегу улики.

По просьбе Райма Том закрепил на стене рядом с картой Лонг-Айленда и прибрежных вод, по которой криминалисты следили за продвижением «Дракона Фучжоу», подробный план Нью-Йорка. Взглянув на красную точку, отмечавшую положение затонувшего судна, Райм снова ощутил укол вины: его близорукость привела к гибели людей.

Вой сирен становился все громче и наконец оборвался под окнами особняка, выходящими на Центральный парк. Через минуту двери распахнулись, и в гостиную торопливо вошла Амелия Сакс, слегка прихрамывая. В ее спутанных волосах торчали комки водорослей, джинсы и рубашка были мокрые и испачканы песком.

Присутствующие встретили появление молодой женщины рассеянными кивками. Посмотрев на ее одежду, Деллрей удивленно поднял брови.

– Выдалась свободная минутка, и я решила искупаться, – объяснила Сакс. – Привет, Мэл.

– Добрый день, Амелия, – ответил Купер, поправляя очки.

Разглядев ее получше, он недоуменно заморгал.

Райм не отрывал жадного взгляда от того, что было у нее в руках: серой упаковки из-под пакетов молока, наполненной пластиковыми и бумажными мешочками. Протянув улики Куперу, Сакс направилась к двери, бросив на ходу:

– Вернусь через пять минут.

Через мгновение послышался шум воды в душе, и действительно, ровно через пять минут молодая женщина вернулась, переодетая в одежду, хранившуюся про запас в гардеробе в спальне Райма: голубые джинсы, черную футболку и кроссовки.

Надев резиновые перчатки, Купер принялся раскладывать пакеты, сортируя их в соответствии с тем, где были найдены эти улики: на берегу или в микроавтобусе. Глядя на пакеты, Райм ощутил, как учащенно забилось его сердце, – ощутил в висках, а не в онемевшей груди. Сейчас начнется охота. Безразличный к спорту, Райм тем не менее испытывал тот самый упоительный азарт, который чувствует, например, спортсмен-горнолыжник, застывший на стартовой площадке и смотрящий на уходящий вниз крутой склон горы. Будет ли он праздновать победу? Или же верх одержит трасса? А может быть, он допустит тактический просчет и проиграет какую-то долю секунды? Получит травму или погибнет?

20
{"b":"7213","o":1}