ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Бесподобно! – воскликнул Райм.

Он прозвал такие улики «высокотехнологичными». Компьютеры, сотовые телефоны, органайзеры. Целое новое семейство улик, эти устройства могли поведать массу сведений о преступниках и тех, с кем они вступали в контакт.

– Фред, пусть твои люди займутся этим.

– Есть.

Бюро недавно добавило в нью-йоркское отделение команду специалистов по компьютерам и электронике. Связавшись с ними, Деллрей попросил прислать сотрудника, чтобы тот забрал сотовый телефон и доставил его в лабораторию ФБР для исследования.

– Ну хорошо, он охотится за иммигрантами, убивает их, стреляет в водителя, бросившего его, – задумчиво произнес Райм. – И делает все это сам, так, Сакс? Никаких следов таинственного помощника?

Она кивнула на снимки отпечатков ног:

– Нет, я уверена, что на втором плоту находился только один Призрак и только он стрелял.

Райм нахмурился:

– Не нравится мне, что при осмотре места преступления присутствует неопознанный преступник. Есть хоть какие-то данные на этого баншу?

– Никаких, – пробормотал Селитто. – Ни единой наводки. У Призрака таких десятки по всему миру.

– И никаких следов четвертого спасшегося? Того, которого смыло с плота?

– Нет.

Криминалист повернулся к Сакс:

– Что у нас для баллистиков?

Молодая женщина показала пакет со стреляными гильзами.

– Калибр семь и шестьдесят два миллиметра, – на глаз определил Райм, – но гильзы странной длины. И неровные. Дешевые.

Хотя его тело не могло двигаться, глаза у него были зоркие, как у тех соколов, что жили на подоконнике окна его спальни.

– Мэл, проверь гильзы по базе данных.

В свою бытность главой криминалистической службы Управления полиции Нью-Йорка Райм потратил несколько месяцев, составляя базы данных различных типов улик – образцы веществ и материалов вместе с источниками их происхождения, таких как машинное масло, ткани, волокна, почва и так далее, – чтобы облегчить процесс определения улик, обнаруженных на месте преступления. Одной из самых обширных и наиболее часто используемых баз стало собрание гильз и пуль. Объединенная коллекция ФБР и полиции Нью-Йорка насчитывала образцы и оцифрованные изображения почти всех пуль, выпущенных из огнестрельного оружия за последние сто лет.

Открыв пакет, Купер достал одну гильзу деревянными палочками – что было очень кстати, учитывая, расследование какого именно дела велось. В свое время Райм пришел к выводу, что это приспособление причиняет наименьший вред уликам, и приказал всем своим сотрудникам научиться пользоваться палочками, отдавая им предпочтение перед пинцетом и плоскогубцами, которыми чересчур легко смять хрупкие образцы.

– Сакс, продолжай свое захватывающее повествование о том, что произошло на берегу.

– Дело становилось жарким. Призрак уже провел на земле довольно много времени. Он знал, что береговой охране известно его приблизительное местонахождение. Обнаружив в море третьего иммигранта, Джона Суна, Призрак выстрелил в него, затем угнал «хонду» и скрылся. – Молодая женщина посмотрела на Райма. – Есть какие-нибудь сведения относительно машины?

Предупреждение об угнанной машине было разослано всем сотрудникам правоохранительных органов района Большого Нью-Йорка. Как только красная «хонда» будет обнаружена, Селитто или Деллрею тотчас об этом сообщат. Но пока что не поступало никакой информации.

– Призрак уже бывал в Нью-Йорке, и неоднократно, – объяснил полицейский из отдела убийств. – Ему знакома организация движения. Полагаю, он двигался на запад, придерживаясь второстепенных дорог, до тех пор пока не попал в черту города, после чего бросил машину и воспользовался метро. Уверен, сейчас он уже в Чайна-тауне.

Райм обратил внимание, что агент ФБР нахмурился.

– В чем дело, Фред?

– Жаль, что мы не поймали мерзавца до того, как он попал в Нью-Йорк.

– Почему?

– По сообщениям моих людей, у него в городе налаженная сеть. В первую очередь землячества и уличные банды Чайна-тауна. Но этим дело не ограничивается – на него работают даже купленные правительственные чиновники.

– Правительственные чиновники? – переспросил изумленный Селитто.

– По крайней мере, так говорят, – подтвердил Деллрей.

– Лично я готов в это поверить, – цинично заявил Дэн. – Если в кармане у Призрака десятки чиновников в Китае, почему бы ему не заняться этим и здесь?

«Итак, – угрюмо подумал Райм, – мы имеем дело со „змеиной головой“, чьи руки уже обагрены кровью, неизвестным сообщником, предположительно вооруженным, а теперь еще и предателями в наших собственных рядах. Конечно, легко в нашем деле никогда не бывает, и все же…»

Он бросил на Сакс взгляд, означающий: «Продолжай».

– Следы соприкосновения?

Термин криминалистов, означающий отпечатки пальцев, ладоней и следы ног.

– На берегу творилось черт знает что, – объяснила Сакс. – Проливной дождь и ветер. Несколько частичных отпечатков пальцев мне удалось снять с подвесного мотора, резиновых бортов плота и сотового телефона. – Она протянула фотографии снятых отпечатков. – Но качество ужасное.

– Отсканируй и направь в АСИО, – распорядился Райм.

Автоматизированная система идентификации отпечатков содержит огромную разветвленную базу оцифрованных отпечатков пальцев, собранных местными и федеральными правоохранительными органами. АСИО сократила поиски нужных отпечатков с месяцев до часов и даже минут.

– Еще я нашла вот что. – Сакс протянула обрезок водопроводной трубы, завернутый в полиэтиленовый пакет. – Один из иммигрантов с помощью вот этого разбил окно микроавтобуса. Видимых отпечатков пальцев здесь нет, так что я решила захватить трубу сюда.

– Мэл, принимайся за работу.

Взяв пакет, эксперт натянул резиновые перчатки и достал обрезок трубы, держа его за края.

– Я воспользуюсь ВОМ.

Метод вакуумного отложения металла в деле восстановления скрытых отпечатков пальцев считается непревзойденным, как «роллс-ройс» в мире машин. Он заключается в том, что исследуемый предмет покрывается тончайшей пленкой металла с последующим ее испарением. Через несколько минут Купер получил четкие, словно гравюра, латентные отпечатки. Сфотографировав их, он пропустил снимки через сканер и отправил в АСИО, после чего отдал Тому, и тот закрепил их на доске.

– На этом с берегом покончено, Райм, – сказала Сакс.

Криминалист взглянул на таблицу. Пока что улики почти ничего не говорили. Но Райм не отчаивался; в этом и состоит работа криминалистов. Все равно что на стол высыпали тысячу элементов мозаики-паззла: сначала в них не видно никакого порядка; лишь после тщательного анализа, а также многочисленных проб и ошибок начинают появляться первые узоры.

– Переходим к микроавтобусу, – сказал Райм.

Сакс закрепила на доске фотографии машины.

Узнав по снимкам район Чайна-тауна, Коу сказал:

– Рядом с этой станцией метро всегда людно. Обязательно должны быть очевидцы.

– Никто ничего не видел, – кисло усмехнулась Сакс.

– Где я это уже слышал? – добавил Селитто.

Райм по собственному опыту знал, какая поразительная амнезия одолевает простого гражданина, когда ему показывают полицейский значок.

– Что насчет номеров? – спросил он.

– Сняты с грузовика, стоявшего на одной из стоянок округа Суффолк, – сказал грузный полицейский из отдела расследования убийств. – И тоже никаких свидетелей.

– Что ты нашла в машине? – обратился Райм к Сакс.

– Иммигранты наломали зеленых веток и положили в салон.

– Зеленых веток?

– Насколько я поняла, чтобы спрятать тех, кто находился внутри, а также сделать вид, будто машина развозит заказанный товар. Но, кроме веток, я почти ничего не обнаружила. Еще отпечатки пальцев, тряпки на полу и кровь – пятна на окне и двери, так что, полагаю, место ранения выше пояса. Скорее всего, рука или плечо.

– А банки из-под краски? – спросил Райм. – Кисти? Чем они рисовали логотип на борту?

22
{"b":"7213","o":1}