ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Даже Селитто, успевший познакомиться с дедуктивными способностями Райма, издал короткий смешок, напоминающий лай.

– Очень просто. Я предположил, что Призрак будет плыть с востока на запад – в противном случае он просто отплыл бы из Китая. У меня есть друг в московском уголовном розыске – занимается осмотром мест преступления. Мы с ним переписывались. Он специалист по почве – кстати, лучший в мире. Я попросил его связаться с начальниками всех морских портов западного побережья России. Мой знакомый воспользовался кое-какими связями и получил данные о всех китайских кораблях, покинувших эти порты за последние три недели. Мы с ним долго перебирали этот список. Кстати, вам придет внушительный счет за международные телефонные переговоры. Да, и я посоветовал своему другу заставить вас оплатить услуги переводчика. Лично я бы на его месте поступил именно так. Короче, мы установили только одно судно, взявшее на борт достаточно горючего для плавания протяженностью восемь тысяч миль, в то время как в декларации заявлено лишь о четырех тысячах четырехстах милях. Восемь тысяч миль – это как раз путь от Выборга до Нью-Йорка и обратно до английского порта Саутгемптон, где можно будет снова пополнить запасы топлива. «Дракон» не собирается заходить в Бруклин. Он высадит Призрака и иммигрантов неподалеку от берега и поспешит назад в Европу.

– А может быть, в Америке просто очень дорогое горючее, – заметил Деллрей.

Райм пожал плечами – один из немногих пренебрежительных жестов, на которые было способно его искалеченное тело, – и угрюмо буркнул:

– В Америке все очень дорого. Но тут нечто большее. Согласно декларации, заявленной капитаном «Дракона», судно везет в Нью-Йорк станки для транспортного машиностроения. Но в этой же декларации указана осадка судна – если вас интересует, это глубина, на которую оно погружено в воду. Осадка указывается для того, чтобы быть уверенным, что судно не сядет на мель. Так вот, в декларации указано, что осадка «Дракона» составляет три метра. Однако полностью загруженное судно таких размеров должно иметь осадку по меньшей мере семь метров. Значит, «Дракон» пуст. Если не считать Призрака и иммигрантов. И еще: я сказал, что иммигрантов от двадцати до тридцати человек, потому что именно из такого расчета «Дракон» взял пресной воды и провизии, в то время как его экипаж, как я уже упоминал, состоит только из семи человек.

– Проклятье, – восхищенно улыбнулся обычно невозмутимый и чопорный Гарольд Пибоди.

К вечеру спутник-шпион обнаружил «Дракона» примерно в двухстах восьмидесяти милях от побережья, как и предсказывал Райм.

Быстроходное судно береговой охраны «Ивэн Бригент» с абордажной командой в составе двадцати пяти моряков, с огневой поддержкой из спаренного крупнокалиберного пулемета и восьмидесятимиллиметровой пушки, было приведено в состояние полной боевой готовности, однако держалось на некотором отдалении, выжидая, когда «Дракон» подойдет ближе к берегу.

И вот сейчас, во вторник, перед самым рассветом, китайское судно вошло в территориальные воды Соединенных Штатов, и «Ивэн Бригент» пошел на перехват. Абордажная команда должна была высадиться на «Дракона» и арестовать Призрака, его помощника и экипаж судна. Затем береговой охране предстояло доставить корабль-нарушитель в Порт-Джефферсон на Лонг-Айленде, откуда иммигрантов переведут в федеральный иммиграционный центр, где они будут ожидать депортации или предоставления политического убежища.

Судно береговой охраны, преследующее «Дракона», вышло на связь по радио. Том вывел переговоры на громкоговоритель.

– Агент Деллрей? Говорит капитан Рэнсом с борта «Ивэна Бригента».

– Слушаю вас, капитан.

– Похоже, нас засекли – радар у них оказался лучше, чем мы думали. Нарушитель резко повернул к берегу. Мы хотим получить указания насчет высадки. У нас есть опасения, что не обойдется без перестрелки. Я хочу сказать, не надо забывать, с кем мы имеем дело. Нас беспокоят возможные жертвы. Прием.

– Жертвы среди кого? – спросил Коу. – Среди нелегалов?

В его голосе прозвучало нескрываемое презрение.

– Именно. Мы полагаем, нам нужно просто заставить «Дракона» лечь на другой курс и подождать, чтобы Призрак сдался сам. Прием.

Подняв руку, Деллрей смял сигарету, засунутую за ухо, – напоминание о тех днях, когда он еще курил.

– Ответ отрицательный. Следуйте первоначальному плану высадки на борт. Остановите корабль, поднимитесь на борт и арестуйте Призрака. Применение оружия разрешается. Вы все поняли?

После минутного колебания молодой капитан ответил:

– Так точно, сэр. Конец связи.

Том отключил громкоговоритель. Вслед за тишиной в гостиной воцарилась грозовая напряженность. Селитто вытер ладони о свои вечно мятые брюки, затем поправил револьвер в кобуре на поясе. Деллрей принялся расхаживать взад и вперед. Пибоди позвонил в управление СИН и сообщил, что пока ему нечего сообщить.

Через минуту зазвонил личный телефон Райма. Том, отойдя в угол, ответил на звонок. Выслушав то, что ему сказали, он посмотрел на своего шефа.

– Это доктор Уивер, Линкольн. Насчет операции. – Помощник обвел взглядом застывших в напряжении сотрудников правоохранительных органов. – Я отвечу, что вы ей перезвоните.

– Нет, – решительно произнес Райм. – Я поговорю с ней сейчас.

Глава 3

Ветер усилился; волны то и дело перекатывали через палубу бесстрашного «Дракона».

Призрак ненавидел море. Этот человек привык к роскошным отелям, где прислуга торопится выполнить любую прихоть клиента. Контрабандные вояжи с человеческим товаром были делом грязным, вонючим, холодным и опасным. «Человек так и не приручил море, – подумал Призрак. – И никогда не приручит». Оно навсегда останется ледяным покрывалом смерти.

Он обошел корму корабля, но так и не смог найти своего баншу. Вернувшись на нос, Призрак всмотрелся в темноту, прищуриваясь, чтобы спастись от ветра, но не увидел ничего – только беспокойные горы черной воды. Поднявшись на мостик, он постучал в иллюминатор. Капитан Сень оглянулся, и Призрак жестом пригласил его присоединиться.

Натянув на голову вязаную шапочку, капитан послушно вышел под дождь.

– Береговая охрана скоро нас настигнет, – прокричал Призрак, перекрывая рев бушующего ветра.

– Нет, – ответил Сень. – Я успею подойти к берегу достаточно близко и высадить людей. Уверен, я смогу это сделать.

Но Призрак, посмотрев на капитана стеклянными глазами, сказал:

– Действуем так: вахтенные остаются на мостике, а вы вместе с остальными членами экипажа спускайтесь к «поросятам». И чтобы никто не высовывал носа из трюма.

– Но почему?

– Потому что, – объяснил Призрак, – вы человек порядочный. Слишком порядочный для того, чтобы лгать. Я выдам себя за капитана. Я могу смотреть человеку прямо в глаза и лгать так, что он мне поверит. А у вас такое не получится.

Призрак стащил с головы капитана шапочку. Тот непроизвольно попытался помешать ему, но затем покорно опустил руку. Призрак натянул шапочку на себя.

– Ну вот, – пошутил он, но в голосе его не было улыбки, – я похож на капитана? По-моему, из меня получится неплохой капитан.

– Это мой корабль.

– Нет, – одернул капитана Призрак. – На все время этого рейса «Дракон» мой корабль. Я плачу вам одноцветными купюрами.

Американские доллары были более ценной и желанной валютой, чем китайские юани, которыми расплачивались «змеиные головы» мелкого пошиба.

– Вы не собираетесь оказать сопротивление береговой охране?

Призрак нетерпеливо рассмеялся:

– Как я мог бы с ними воевать? У них несколько десятков моряков, так? – Затем кивнул в сторону членов экипажа, стоявших на мостике. – Скажите им, чтобы они выполняли мои приказы. – Сень заколебался, и Призрак, склонившись к нему, посмотрел ему в глаза безмятежным, но в то же время леденящим взглядом, вызывавшим трепет у всех, на кого он падал. – Вы хотите еще что-то сказать?

Потупившись, Сень вернулся в рубку, чтобы отдать распоряжения своим людям.

4
{"b":"7213","o":1}