ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он уронил руку с телефоном.

– Что? – переспросил потрясенный Гарольд Пибоди, стаскивая свои неуклюжие очки. – Он потопил корабль?

Детектив мрачно кивнул.

– О боже, нет, – пробормотал Деллрей.

Голова Линкольна Райма, одна из немногих частей тела, сохранившая подвижность, повернулась к грузному полицейскому. Потрясенный услышанным известием, криминалист почувствовал, как по всему его телу разлилась горячая волна, – разумеется, это было лишь обманчивое ощущение.

Деллрей прекратил расхаживать по комнате, Пибоди и Коу переглянулись. Уставившись в желтый паркет, Селитто дослушал то, что ему говорили по телефону, затем поднял взгляд.

– Господи Исусе, Линк, корабль утонул. Вместе со всеми, кто был на борту.

О нет, только не это…

– Береговая охрана не может сказать, что именно произошло, но акустики засекли подводный взрыв, а через десять минут «Дракон» исчез с экранов радаров.

– Жертвы есть?

– Никто не знает. Быстроходное судно находилось от корабля в нескольких милях. И сейчас ребята понятия не имеют, куда направляться, – «Дракон» не включил сигнал бедствия, который передавал бы точные координаты.

Райм уставился на карту Лонг-Айленда. Восточная оконечность острова расщепилась подобно рыбьему хвосту. Взгляд криминалиста остановился на красном значке, отмечавшем приблизительное местонахождение «Дракона».

– Как далеко он был от берега?

– Приблизительно в миле.

Живой ум Райма перебрал полдесятка возможных сценариев того, что произойдет, когда береговая охрана остановит «Дракон Фучжоу», как оптимистических, так и приводящих к гибели людей. Задержание преступника – это компромисс; можно минимизировать риск, но полностью исключить его нельзя. Но утопить всех, находившихся на борту корабля? Ни в чем не повинных людей, маленьких детей? Нет, такое даже не приходило Райму в голову.

Господи, он лежал на своей кровати стоимостью три тысячи долларов, сделанной по последнему слову медицинской техники, и слушал обсуждение проблемы установления местонахождения Призрака, словно это была какая-то увлекательная логическая игра на званом вечере. А затем пришел к своим заключениям и щегольски предложил решение.

И успокоился на этом – не попытавшись подумать на шаг вперед, не предположив, что над иммигрантами может нависнуть смертельная опасность.

Нелегалов зовут «исчезнувшими» – если они пытаются обмануть «змеиную голову», их убивают. Если жалуются, их тоже убивают. Они просто исчезают бесследно.

Линкольн Райм яростно злился на себя. Ему было известно, какой опасный человек Призрак; он должен был предугадать такой страшный поворот событий. Закрыв на мгновение глаза, Райм поправил тяжелый груз, легший ему на душу. «Забудь о мертвых», – частенько говорил он себе и экспертам-криминалистам, работавшим вместе с ним. И вот сейчас Райм беззвучно повторил это приказание. Но он не мог забыть этих людей – этих несчастных иммигрантов. Затопление «Дракона» выходило за рамки обычного преступления. Эти погибшие были не трупами на месте преступления, на чьи остекленевшие глаза и жуткие оскалы криминалист учится не обращать внимания, чтобы иметь возможность делать свое дело. Сейчас из-за него погибли целые семьи.

Райм думал, что после того, как корабль будет перехвачен и обыскан, а Призрак арестован, его участие в деле закончится и можно будет вернуться к подготовке к операции. Но сейчас он понял, что не сможет бросить расследование. Охотник, обитающий в нем, должен найти этого человека и передать его в руки правосудия.

У Деллрея зазвонил сотовый телефон. После короткого разговора агент ФБР отключил аппарат, ткнув в него длинным пальцем.

– Так, расклад следующий. Береговая охрана считает, что пара спасательных плотов с подвесными моторами направляется к берегу. Скорее всего, куда-то сюда. – Подойдя к карте, он показал место. – В районе Истона, маленького городка на дороге к Ориент-Пойнт. Вертолет не может подняться в воздух из-за шторма, но ребята прочешут место катастрофы на катерах, ища тех, кто мог спастись, а мы перебросим своих людей из Порт-Джефферсона в тот район, куда направляются плоты.

Пригладив свои рыжие волосы, чуть более темные, чем у Сакс, Алан Коу сказал, обращаясь к Пибоди:

– Я хочу быть там.

– Решения здесь принимаю не я, – подчеркнуто громко ответил чиновник СИН.

Это было неприкрытое напоминание о том, что руководство операцией осуществляло ФБР, и в частности Деллрей, – одна из многих шпилек, которыми сотрудники конкурирующих ведомств обменялись за последние дни.

– Фред, ты как на это смотришь? – спросил Коу.

– Нет, – отрезал агент ФБР, чьи мысли были заняты другим.

– Но я…

Деллрей выразительно покачал головой:

– Коу, тебе нечего там делать. Если Призрака схватят за шкирку, ты сможешь беспрепятственно допросить его в тюрьме. Вытянуть из него все, что он знает. Но сейчас предстоит операция задержания, а это не твоя работа.

Молодой сотрудник СИН предоставил ценную информацию о Призраке, но Райму было нелегко с ним работать. Коу до сих пор злился на то, что ему не разрешили быть на борту судна береговой охраны, вышедшего на перехват «Дракону», – еще одно сражение, которое пришлось вести Деллрею.

– Чушь собачья! – бросил Коу, недовольно плюхаясь в кресло.

Молча понюхав незажженную сигарету, Деллрей засунул ее назад за ухо и снова схватил телефон. Он говорил долго, наконец повернулся к остальным.

– Мы пытаемся поставить пикеты на местных дорогах, проходящих в том районе, – на шоссе двадцать пять, сорок восемь и восемьдесят четыре. Но сейчас час пик, и ни у кого не хватит духа перекрыть движение по магистрали «Лонг-Айленд» и автостраде «Санрайз».

– Можно предупредить кассиров, берущих плату за проезд через мосты и туннели, – предложил Селитто.

Деллрей пожал плечами:

– Конечно, это лучше, чем ничего, но этого недостаточно. Проклятье, в Чайна-тауне этот тип будет себя чувствовать как рыба в воде. Если он туда доберется, найти его будет чертовски нелегко. Если есть хоть какая-то возможность, его надо обязательно взять на побережье.

– А через сколько времени, – вмешался Райм, – плоты должны, по расчетам, подойти к берегу?

– По оценкам береговой охраны, минут через двадцать – двадцать пять. А нашим ребятам ехать до Истона пятьдесят миль.

– Нет никакого способа доставить хоть кого-нибудь на место чуть пораньше?

Райм спорил с собой лишь мгновение. Он повернулся к микрофону, установленному сбоку на его кресле-каталке.

– Командный режим. Телефон.

В 1969 году честь быть направляющей машиной гонок «Индианаполис-500» выпала кабриолету «камаро-суперспорт» компании «Дженерал моторс».

Для такого случая компания выбрала самый мощный автомобиль своей серии, оснащенный восьмицилиндровым двигателем с турбонаддувом объемом триста девяносто шесть кубических дюймов, развивающим мощность триста семьдесят пять лошадиных сил. А если немного повозиться с машиной, – например, снять глушитель, убрать антикоррозийную защиту, амортизационные штанги и чуть подправить шатуны и головку цилиндров, – можно довести мощность до четырехсот пятидесяти лошадиных сил.

И получится идеальный автомобиль для гонок за лидером.

Но смертельно опасная штучка, если нестись на скорости сто тридцать миль в час под проливным дождем.

Стиснув обтянутое кожей рулевое колесо, не обращая внимания на боль в терзаемых артритом пальцах, Амелия Сакс вела машину на восток по магистрали «Лонг-Айленд». Синяя мигалка стояла на приборной панели – присоска плохо держит на складывающейся крыше кабриолетов. Машина опасно лавировала в плотном потоке транспорта.

Как решили они с Раймом, – криминалист позвонил ей пять минут назад и приказал нестись сломя голову в Истон, – Сакс предстояло стать половиной авангарда, который, если повезет, прибудет на побережье одновременно с Призраком и спасшимися иммигрантами. Второй половиной этого составленного на скорую руку авангарда был молодой боец отряда особого назначения полиции Нью-Йорка, сидящий рядом. В задачи этого отряда входили борьба с террористами и освобождение заложников, и Сакс, точнее, это Райм решил, что ей не помешает огневое прикрытие, лежавшее сейчас на коленях молодого полицейского: пистолет-пулемет «Хеклер и Кох МП5».

9
{"b":"7213","o":1}