ЛитМир - Электронная Библиотека

В случаях насильственного похищения с сексуальными целями обычно есть не больше двадцати четырех часов на то, чтобы найти жертву; по прошествии этого срока она теряет всякую ценность в глазах похитителя, и он, не задумываясь, с ней расправляется.

Вернулся помощник с двумя удлинителями с заземлением.

– Подойдут, – сказал Райм. – Сколько человек занимаются этим делом?

– У меня три заместителя и восемь помощников. Еще двое в центре связи и пять в канцелярии. Обычно мы их делим с отделом планирования – это наше больное место, – но из-за похищения, а также потому, что вы сюда приехали, в наше распоряжение отдадут всех свободных людей. Администрация округа нас поддерживает. Я уже говорил.

Райм, нахмурившись, смотрел на стену.

– В чем дело?

– Ему будет нужна грифельная доска, – высказал предположение Том.

– Вообще-то, я думал о подробной карте округа, – уточнил Райм. – Но доска тоже не помешает. Большая доска.

– Уже сделано.

Райм и Сакс, переглянувшись, улыбнулись. Эти же слова были любимой поговоркой Роланда Белла.

– Дальше – не могли бы вы пригласить сюда своих сотрудников? Мы устроим что-то вроде совещания.

– И еще нам нужен кондиционер, – вставил Том. – Здесь очень жарко.

– Посмотрим, что можно сделать, – небрежно ответил шериф. Несомненно, он не понимал одержимости северян прохладными температурами.

– В его состоянии невозможно долго находиться в таких условиях, – твердо произнес Том.

– Не бери в голову, – попытался унять его Райм.

Подняв бровь, Том спокойно повторил:

– В этой комнате необходимо установить кондиционер. В противном случае я увожу Линкольна в гостиницу.

– Том! – предостерегающе произнес Райм.

– Боюсь, выбора у нас нет, – решительно промолвил его помощник.

– Нет проблем, – заверил их Белл. – Я сам об этом позабочусь. – Подойдя к двери, он крикнул: – Стив, зайди к нам на минутку!

В комнату вошел молодой мужчина в полицейской форме.

– Это мой шурин Стив Фарр, – представил его Белл.

У самого высокорослого помощника шерифа из всех, с кем успели познакомиться приезжие, – в Стиве было не меньше шести футов семи дюймов, – из-под коротко остриженных волос забавно торчали большие уши. Лишь немного смутившись при виде Линкольна, Фарр тотчас же растянул полные губы в радушной улыбке, проникнутой компетентной уверенностью. Белл поручил ему найти кондиционер для импровизированной лаборатории.

– Из-под земли достану, Джим.

Подергав себя за мочку уха, Стив по-военному развернулся на каблуках и скрылся в коридоре.

Какая-то женщина просунула голову в дверь:

– Джим, здесь Сью Макконнел. Она на грани срыва.

– Хорошо, я с ней поговорю. Передай, что уже иду. – Белл повернулся к Райму. – Это мать Мэри-Бет. Несчастная женщина… Год назад у нее умер от рака муж, а теперь вот это. Знаете, – покачав головой, добавил он, – у меня у самого двое малышей, и я могу себе представить, каково ей…

– Джим, пожалуйста, найдите карту, – оборвал его Райм. – И установите доску.

Удивленный его резким тоном, Белл неуверенно заморгал:

– Разумеется, Линкольн. Если мы, южане, кажемся вам, янки, чересчур нерасторопными, не стесняйтесь, подгоняйте нас, хорошо?

– О, Джим, за мной не задержится.

Один из трех.

Один из трех заместителей Джима Белла, кажется, был рад знакомству с Раймом и Сакс. Ну, по крайней мере, с Сакс. Остальные двое ограничились натянутыми кивками. Несомненно, больше всего им хотелось, чтобы эта странная парочка не покидала Большое Яблоко.[2]

Благосклонное отношение выказал мужчина лет тридцати с блеклыми глазами по имени Джесс Корн. Именно он сегодня утром был на месте преступления. Корн виновато подтвердил, что Гаррет скрылся, захватив прямо у него на глазах вторую жертву, Лидию Джоанссон. К тому времени, как Джессу удалось переправиться на противоположный берег реки, Эд Шеффер лежал на земле, искусанный шершнями.

Из двух других заместителей, встретивших приезжих с Севера очень холодно, одним был Мэйсон Джермейн, невысокий мужчина лет сорока с небольшим. С черными глазами, невыразительными чертами лица и надменной позой. На зализанных назад волосах видны словно прочерченные по линейке следы от зубьев расчески. От Джермейна нестерпимо разило терпким ароматом дешевого лосьона после бритья. Заместитель шерифа приветствовал гостей осторожным вежливым кивком, и у Райма сложилось впечатление: он рад, что приезжая знаменитость инвалид и можно не пожимать ему руку. Сакс, будучи всего лишь женщиной, удостоилась только снисходительного «здравствуйте, мисс».

Третьим заместителем оказалась Люси Керр, и, судя по всему, она была рада видеть гостей не больше Мэйсона. Высокого роста, атлетического сложения, с продолговатым лицом, Люси лишь немногим уступала бывшей фотомодели Сакс. Форма Мэйсона была мятой и в пятнах, у Люси же она словно только что вышла из-под утюга. Ее светлые волосы были уложены в пышную французскую прическу. Казалось, она только что сошла с рекламы компании по выпуску одежды, ведущей торговлю по каталогу, – не хватало только сапог, джинсов и кожаного жилета.

Райм понимал, что холодный прием является автоматической реакцией на чужаков (особенно на калеку и женщину, к тому же северян). Но у него не было ни малейшего желания завоевывать сердца Джермейна и Керр. С каждой минутой поймать похитителя становится все труднее и труднее. А у него самого через два дня свидание с доктором Уивер, на которое он не собирается опаздывать.

Коренастый негр – единственный темнокожий сотрудник полицейского управления, которого пока что увидел Райм, – вкатил большую грифельную доску на колесиках и развернул подробную карту округа Пакенок.

– Трей, прикрепи ее сюда, – указал на стену шериф Белл.

Райм взглянул на карту. Хорошая, очень подробная.

– А теперь расскажите мне, как все произошло, – предложил он. – Начните с первой жертвы.

– Мэри-Бет Макконнел, – сказал Белл. – Ей двадцать три года. Студентка старшего курса в Авери.

– Продолжайте. Что было вчера?

– Ну, все это случилось довольно рано, – начал Мэйсон. – Мэри-Бет…

– Вы не могли бы быть точнее? – прервал его Райм. – Относительно времени…

– Точно мы сказать не можем, – холодно ответил Мэйсон. – Знаете, у нас не было остановившихся часов, как на «Титанике».

– Это должно было произойти до восьми часов, – вставил Джесс Корн. – Билли – парень, которого убили, – совершал утреннюю пробежку, а от места преступления до его дома около получаса. У него были какие-то занятия в летней школе, и он должен был вернуться домой к половине девятого, чтобы успеть принять душ и переодеться.

«Неплохо», – мысленно отметил Райм.

– Продолжайте, – кивнул он.

– Мэри-Бет в рамках курсовой работы вела раскопки на берегу, – снова заговорил Мэйсон. – Искала следы пребывания индейцев в Блэкуотер-Лендинге.

– Что это – город? – спросила Сакс.

– Нет, просто несколько обособленных зданий. Три десятка жилых домов, завод. Ни магазина, ничего. А кругом лес и болота.

Райм обратил внимание на буквы и цифры вдоль полей карты.

– Где это? Покажите.

Мэйсон ткнул в квадрат Ж-10.

– По-видимому, тут появляется Гаррет и хватает Мэри-Бет. Он собирается ее изнасиловать, но как раз в этот момент мимо пробегает Билли, он замечает происходящее с дороги и спускается вниз, чтобы помешать Гаррету. Тот хватает лопату и убивает Билли. Затем исчезает, прихватив с собой Мэри-Бет. – Джермейн стиснул зубы. – Билли был хорошим парнем. Отличным. Каждое воскресенье ходил в церковь. В прошлом сезоне он в матче с командой из Албемарла за две минуты до конца перехватил пас, побежал и…

– Не сомневаюсь, это был замечательный парень, – нетерпеливо прервал его Райм. – Гаррет и Мэри-Бет – они ушли пешком?

– Да, – вмешалась в разговор Люси. – Гаррет вообще не ездит на машине. У него даже нет водительских прав. Наверное, это потому, что его родные погибли в автокатастрофе.

вернуться

2

Большое Яблоко – прозвище Нью-Йорка.

8
{"b":"7214","o":1}