ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И вот насколько все же женщины сильнее мужчин! Пока Сергей сидел на краю тахты и раскачивался, пытаясь отогнать от себя остатки сна, Лариса уже встала, накинула на себя халатик и, мимоходом чмокнув мужа в щеку, как бы благодаря за радость минувшей ночи, пошла на кухню готовить завтрак.

Сергей щелкнул кнопкой, и красный гномик-светильник весело запрыгал перед ним на своей ножке-пружине, тускло освещая комнату.

Наконец сон улетучился, и Сергей, быстро одевшись, пошел в ванную. Умывшись и почувствовав себя бодрее, он зашел на кухню.

Лариса стояла у плиты и обжаривала на сковороде сосиски. Рядом, на рабочем столе, лежали пять яиц, готовых последовать туда же. Сергей прошел мимо жены к окну, как бы невзначай игриво проведя рукой по ее попе, и, ответив улыбкой на делано удивленный взгляд Ларисы, взял с холодильника пачку и закурил свою обязательную утреннюю папиросу. Открывая форточку, Сергей услышал, как одиночные капли дождя барабанят по сливу подоконника.

– Ты сегодня как? До вечера управишься? – Лариса уже разбивала яйца. – За Танькой в садик сходишь?

– Ах да. Ты же сегодня работаешь. Чуть не забыл. – Сергей сделал подряд три глубокие затяжки. – Конечно, заберу.

– А то смотри, я Ирке позвоню, попрошу ее.

– Не надо, я же ее сейчас увижу, сам скажу, на всякий случай. Но, думаю, управлюсь.

– Ну и ладно. – Лариса посолила аппетитно шкворчавшие на сковороде яйца.

Сергей сделал еще пару затяжек и щелчком выкинул в форточку папиросу.

– Лишь бы Андрюха уже очухался, – сказал он, закрывая форточку. – Вчера вообще никакущий был.

– Да проспался, наверное, уже.

– Ларис, – Сергей вспомнил о своем обещании другу, – дай денег. Андрея опохмелять же надо будет. Пойду по дороге ему хоть винца куплю.

– А как он поедет? – спросила Лариса, хотя прекрасно знала, что за руль тот чаще садится пьяным, чем трезвым. У него даже присказка на эту тему была: я, мол, трезвый боюсь этого железного монстра, намекая на свой "уазик".

Сергей улыбнулся:

– Ой, Ларчик, я тебя умоляю. Ты что, Андрюху не знаешь? Да здесь и ехать-то три шага.

Он все так же стоял у окна, опершись о подоконник и любуясь, как его жена ловко готовит ему завтрак. Лариса прямо на сковороде поставила яичницу на стол, быстренько нарезала хлеб, налила подостывший чай.

– Садись, кушай, – сказала и пошла в комнату.

Сергей принялся за завтрак. Через минуту вернулась Лариса и, положив на стол сторублевку, спросила:

– Хватит пока?

– Не, Лар, – с аппетитом жуя, ответил Сергей. – Не знаю, что там у Андрея с машиной. Вдруг заправлять надо будет. Дай еще рублей двести.

– Ну, только за ночные заслуги, – улыбнулась Лариса и опять направилась в комнату, к своему маленькому женскому тайничку, который, в принципе, ни для кого в семье не был секретом.

Хранительницей домашнего бюджета считалась Лариса. И не в пример некоторым своим товарищам, делающим заначки, Сергей все свои случайные и неслучайные заработки до копейки отдавал жене.

Через пару минут Лара вернулась и выложила еще две сторублевки.

– Тебе что-нибудь с собой собрать? – спросила она.

– Не надо. Я часа через три-четыре буду дома. – Сергей уже доел яичницу и допивал остатки чая.

– Ладно, Ларчик, уберешь? – он показал глазами на стол. – Я пойду. Пора.

Пока Сергей облачался в камуфляж и обувался в коридоре, Лариса уже вымыла посуду и вышла проводить мужа.

– Слушай, чуть опять не забыл, – хлопнул себя по лбу Сергей. – Принеси, пожалуйста, нож, он на холодильнике, папиросы и зажигалку.

Притянув жену за плечи, нежно поцеловал в щеку.

Лариса быстро вернулась, принеся все, что просил муж. Сергей привычным движением вложил нож в ножны, прикрепленные на поясе, засунул папиросы и зажигалку в нагрудный карман. Затем взял с вешалки плащ-палатку и, накинув на себя, сказал:

– Ну, все. Пошел. Днем заскочу к тебе в магазин.

– Хорошо. Я буду ждать. Только точно зайди, чтобы я не волновалась.

– Зайду обязательно, – пообещал Сергей, открывая дверь. Он подмигнул жене, чмокнул губами, посылая ей воздушный поцелуй, и начал спускаться по ступеням. А Лариса стояла и ждала, пока не стихнут внизу шаги мужа.

На улице вовсю лил дождь. С одной стороны, это было хорошо – ни один ягодник, даже городской, на тундру не заявится. С другой – разделывать убитых медведей под проливным дождем занятие малоприятное. Еще надо подъехать как можно ближе по раскисшей грунтовке и не застрять.

Через двадцать минут, сделав по дороге небольшой крюк и купив в ночном ларьке бутылку портвейна, Сергей уже звонил в квартиру друга. Дверь открыла заспанная, в полупрозрачной ночной рубашке Ирина.

– Ирка! Ты меня возбуждаешь, – пошутил Сергей.

– Да ладно тебе, – сонно ответила Ирина, разворачиваясь и уходя в комнату. – А то ты баб голых не видел.

И уже из комнаты, накидывая халат, сказала:

– Иди буди. Он там, в спальне. Еще не поднимался.

– А Вовка где? – поинтересовался Сергей, разуваясь и снимая плащ-палатку, по которой струились капли дождевой воды.

– В зале, на кресле-кровати. – Ирина уже стояла в коридоре и поправляла перед зеркалом, висящим на стене, массажной расческой растрепавшуюся за ночь прическу. – Что ж я его, рядом с этим алкашом положу? Заколебал уже со своими пьянками. Скоро точно за скалку возьмусь.

Сергей улыбнулся, представив себе, как Ирина со скалкой в руке гоняется по квартире за его другом. Ирина заметила в руке Сергея бутылку портвейна.

– Сереж, и ты туда же? – недоуменно спросила она.

– Ириша, это для дела, – ответил Сергей. – Ты же знаешь, он сейчас помирать будет, а нам срочно надо смотаться в одно место.

– Ну ладно, – махнула рукой Ирина. – Хоть не водка. Под твою ответственность. У нас на кухне под раковиной течет, я все ведерко подставляю. Он уже неделю никак починить не может.

– Иришка! – Сергей развел руками. – Давно сказала бы. Я пришел бы и сделал.

– А мой на что? Только ханку жрать да трахаться, что ли? Мужик он или кто?

– Сейчас посмотрим, – улыбнувшись, сказал Сергей, открывая дверь в спальню.

Картина за ночь не изменилась. Включив свет, Сергей увидел, что Андрей спит одетым поверх одеяла, разве что храпит потише. Сергей присел на край дивана и слегка потряс друга за плечо.

– Андрюха, доктор-похмелтолог пришел.

Андрей пробурчал что-то невнятное и с трудом разомкнул тяжелые, словно налитые свинцом веки. Но увидев перед глазами вожделенную бутылку портвейна, оживился, присел на диване и, переведя глаза с напитка, который казался ему сейчас чудодейственным нектаром, на друга, сказал:

– Серега, ты ангел. Насыпай.

– А во что? – Сергей искал глазами по комнате какую-нибудь емкость, вроде стакана.

– Сейчас принесу.

Андрей не без труда встал на ноги, держась одной рукой за голову в районе виска, и неуверенной походкой не вполне здорового человека вышел из комнаты. Через полминуты он вернулся, неся в одной руке два стакана, а второй все так же держась за голову. Снова сел на диван, наконец оторвал от головы руку и, уже держа в каждой руке по стакану, протянул их в сторону друга.

– Не томи, – жалобно пропел он.

Сергей засмеялся, вынул из ножен нож, ловко срезал с горлышка бутылки пластмассовую пробку и налил вино в один из стаканов.

– А себе? – поднял на него удивленные глаза Андрей.

– Ну, я-то не с бодуна, – ответил Сергей.

– Все равно, поддержи компанию, – потребовал Самойлов.

– Не хочу, Андрей, правда, – сказал Сергей. – Сегодня дел много.

– А один не буду. Я что, алкаш, что ли?

– Как хочешь. Не пей.

– Не-е! – протянул Андрей, комично наклонив голову набок. – Ты что же, хочешь, чтобы здесь нашли мой молодой красивый труп? Не дождетесь! Ну да ладно. Пусть мне хуже будет.

И с этими словами, зажмурившись, в три глотка осушил содержимое стакана. Поднес руку тыльной стороной ладони к носу, медленно втянул в себя воздух, словно нюхая себя, затем шумно выдохнул и наконец открыл глаза и посмотрел на товарища.

13
{"b":"7217","o":1}