ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Конечно, в кратком обзоре нельзя охарактеризовать американский опыт научного постижения проблемы. В тяжбе ЦРУ и Пентагона по проблемам НЛО, как о том пишут сами американские уфологи, появляется и третейский судья в виде Колорадского университета.

Профессор Эдвард Кондон в 1966 году возглавил исследовательский коллектив по контракту с ВВС США и таким образом вошел в процесс непрерывных видоизменений проектов, исследований и фильтрации результатов. Уже в 1968 году университет представил трехтомный отчет, который в 1969 году был опубликован, но уже с уточнениями и сокращениями в виде одного тома.

Материалы отчета содержат анализ случаев, когда НЛО были сфотографированы, описания непосредственных и косвенных наблюдений НЛО, результаты оптических и радиолокационных наблюдений, исторические аспекты появления НЛО, анализ психологических аспектов восприятия, информацию о явлениях, характеризуемых как НЛО, интерпретацию самосветящихся объектов как особой совокупности проявления атмосферного электричества и плазмы. Описана также аппаратура, использовавшаяся для наблюдений, обсуждены проблемы статистики. Основные выводы отчета Кондона:

а) выявлен совершенно недостаточный уровень современных представлений в области атмосферной оптики, распространения радиоволн и атмосферного электричества для решения проблемы;

б) констатируется, что накопление сведений об НЛО в течение 20 лет не внесло ничего нового ни в одну отрасль науки;

в) разработка четкого плана всесторонних исследований НЛО заслуживает всяческой поддержки;

г) создание специального органа по дальнейшему изучению явления НЛО на данном этапе развития техники наблюдений и эксперимента нецелесообразно.

Не удержусь от короткого комментария по поводу выводов, но, думается, мои слова могут оказаться несущественными потому, что Э. Кондон наверняка опубликовал не те выводы, которые он в реальности сделал. И действительно, как профессор не усмотрел противоречия в том, что обнаружение неизвестного, необычного ничего не вносит в науку, ведь наука собственно и начинается с обнаружения неизвестного. И слабо верится, что атмосферное электричество и холодная приземная плазма, на то время, ничего не подсказали маститому ученому. Также в противофазе находится и следующая пара выводов, а именно: а) необходимость во всесторонней поддержке исследований по НЛО и б) нецелесообразность государственных структур по исследованию явлений. Э. Кондон опубликованным томом увековечил соперничество безденежного энтузиазма и щедро финансируемую работу по проблеме, но с пометкой «секретно».

Следует подчеркнуть и широкие интернациональные последствия поведения профессора Кондона в задаче снижения мирового уровня престижа уфологии. Ведь именно в 1967 году на территории нашей страны бюро Отделения общей физики Академии наук СССР постановило «усилить разъяснительную работу в связи с пропагандой „летающих тарелок“ и просить всех членов Отделения и институтов Отделения бороться с этой нездоровой сенсацией». Надо отдать должное, ученые Отделения как-то вяло откликнулись на этот призыв. Эта неактивность ученых в борьбе с «нездоровой сенсацией» переполнила чашу терпения таких «знатоков проблемы», как Шахнович (1970), Парнов (1976), Люстиберг (1978) и других. Именно эти энтузиасты «чистоты науки» не только защитили ее «высокий уровень и цельность», но и развили такое далеко идущее понятие, как «лженаука». Но их деятельность в создании отрицательного авторитета проблем уфологии сыграла роль и в общем запрете исследований по проблеме в 1991 году, от имени бюро Отделения общей физики и астрономии. Возникновение постановления в Отделении общей физики, несмотря на мою веру в чудеса, я не отношу на счет «космического разума». Такой резонанс единомыслия (почти по диаметру земного шара) воздействует потрясающе. Бороться против нового класса явлений на Земле – разом, бороться за «чистоту науки» – тоже разом. Как видите, наши отношения с США… давно не столь уж противоречивы, как то следует из периодизации идеологических процессов в наших государствах. Различный государственный строй вовсе не означает различие стратегии в отношении НЛО. Как видите, в искусственное производство неопределенности по уфологической проблеме включено и наше государство. Проблеме от этого, конечно, не легче.

Характер нашего, смею утверждать – научного, отношения к теме «Необычные светящиеся образования в атмосфере и ближнем космосе» требовал соблюдения правил, присущих академическому подходу. В классических подходах научной проработки вопроса, на то время, был обязателен «этап исследования уровня изученности проблемы у нас и за рубежом». И вот – мои систематические попытки изучить «состояние вопроса у нас» (и через Заказчика, в частности) наткнулись на неопределенность во многом более крутую, чем «там», за рубежом.

С грехом пополам через 3–4 года нам стало ясно, что «там» тщательно строится стратегический сценарий, по которому «инопланетяне – внешние агрессоры». Хотя, возможно, и не все. Решения «засекретить – рассекретить» часто имеют сложную вязь, но расшифровываются линейной логикой. А именно: по дороге к мировому господству нельзя «делить власть с инопланетянами». Четко, ясно и незамысловато, а в общем-то довольно дружно «передовые страны» ревностно следили (да и следят) за «режимом внешних воздействий», особенно в местах «особого значения», на что в свое время указывал и Рузвельт. Регистрируемые ограничения на свободу действий людей и в первую очередь, конечно, правительств, со стороны иноцивилизации оказались надежно скрываемыми от общества. Отрицать существование НЛО стало выгодно, и это отрицание обрело вес глубокомыслия и ответственной исполнительности «серьезных людей».

Во многом и очень быстро наше отечество, стремясь выйти в «передовые страны», усвоило правила игры в НЛО, присущие «цивилизованному миру». М.С. Горбачев не раз имел, видимо, доверительные беседы со «своими друзьями» за рубежом по проблеме «внешних влияний». Впрочем, об этих «обменах мнениями» не раз и оповещались верующие и атеисты всего мира. Готовность нашего государственного силового механизма влиться в мировой кулак, направленный против «внешнего агрессора», по заверениям Михаила Сергеевича, находится вне обсуждения, согласования, критики, и причем эта мобилизационная готовность – и материальная, и психологическая. Оставим на совести высоких договаривающихся сторон такое потрясающее принятие решения за все человечество… Вернемся к «состоянию проблемы у нас».

Поверьте на слово, что неопределенность у нас в стране совершенно уникальная и по динамике своей разве что может сравниться с генерацией и гибелью озона в современной озоносфере. В общий ствол информации по проблеме внедрились вся безалаберность и многоголосие «Заказчика» и «Исполнителя», поэтому Ницше трижды прав, и что «человеческое слишком человеческое», ощутилось «Исполнителями» в первые же месяцы работы. Попытки выяснить «состояние вопроса» у «Заказчика» (и гражданского, и военного) уперлись в неистощимый запас иронии. «Вы что, не понимаете, что проблемы-то нет, и вы должны ее создать,» – получили ответ от Головной организации на гражданке. Головной заказчик от военных был не менее лаконичным: «Это мы вас должны и будем спрашивать об уровне изученности».

В предположении, что уже постигли науку о необычных явлениях, мы начали вести работу, и каждая группа исполнителей стартовала на своем информационном горючем и по своему направлению. По мере течения годов и работы начала проясняться глубина и пестрота информационной среды по проблеме и в нашей стране. На отдельных семинарах и конференциях, открытого типа, возникали ситуации, при которых непроизвольно или умышленно выдавались то тем, то другим участником (то военным, то гражданским) суждения, факты и интерпретации по «необходимости установления сознательных контактов», далеко выходящие за мировой фон уфологии.

Действительно, наряду с работой у наших исполнителей по американскому шаблону и вариации требований от заказчиков, начала проявляться и наша «российскость». Все будто как и там, у них, за рубежом, и шифруется тема: сначала «Сетка», потом «Галактика»… И тот же несуразный отчет с выводами, которым бы позавидовал сам автор «Голубой книги» Э. Кондон. Та же путаница фактологических материалов и противоречивость методов исследования. То же жонглирование «дезой и дозой», та же ротация специалистов. Построение системы маршрутов НЛО, известной под названием схемы «прямых линий», которой сначала занимался журналист Э. Мишель во Франции, было растянуто на 1/6 часть суши нашего отечества (от Прибалтики до Чукотки).

31
{"b":"7218","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лабиринт Ворона
Вся правда о гормонах и не только
Города под парусами. Рифы Времени
Владыка Ледяного сада. Носитель судьбы
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех
Nirvana: со слов очевидцев
Императорский отбор
Думай и богатей: золотые правила успеха
Белая хризантема