ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Метеоцентры и воинские подразделения получили для исполнения свои более или менее подробные инструкции, учитывающие специализацию учреждения. Та же сдержанность в обмене информационными массивами между ВМФ и ВВС, КГБ и МВД. Как и ЦРУ, наше родное КГБ вкрадчиво и почти незаметно уводило специалистов в сторону от «опасных», по их мнению, эпизодов и встреч. Шла скрытая информационная селекция «сухого остатка», т. е. случаев, которые действительно потрясали неподготовленное воображение, особенно в отношении «состоявшихся, но не санкционированных частных контактов». Вот здесь мы и подошли к некоторому моменту основной трудности по проблеме для разведывательных и управляющих структур государств. Запретить Указом президента контакт с НЛО – значит не только признать «ИХ», но и обнародовать свое отношение к «НИМ». Поэтому и выбрана стратегия максимальной неопределенности, а что с контактами делать, если они уже состоялись? Замолчать, «вежливо» изъять, а по существу экспроприировать «вещественные доказательства» из информационного обращения. Именно поэтому и создавалась спокойная, вдумчивая «деза»…

Многоуровневое изучение уфологических вопросов у нас в стране уже где-то к 1983 году обрело устойчивую явную и скрытую структуру обращения сведений. Причем каждый уровень внутри тоже подразделялся, но социально накатанный и шаблонный сценарий «передовых стран» как-то не вписывался в содержание «советской уфологии». В Министерстве обороны имели место, в зависимости от адресата, противоречивые инструкции. Они предписывали то защищать объект имеющимися огневыми средствами, то вести себя предельно корректно и миролюбиво, особенно в воздухе или на море. Конечно же, нашим военным были известны «поражающие средства, имеющиеся в распоряжении внешних объектов» в самом широком репертуаре. И не раз некоторые ракетные подразделения снимали с боевого дежурства свои изделия по той причине, что «внешний объект» непомерно сильно намагнитил головки наведения ракеты на цель.

Все виды техно – и психоэффективности НЛО были в первую очередь известны военным, и в такой степени, что один из хорошо знакомых коллег (военных специалистов) как-то сказал: «Когда я для командира закончил аналитический обзор оперативных сводок за этот год, да плюс посмотрел ваши геофизические материалы, мне стало ясно, что мы просто мальчишки с деревянными ружьями, и если бы они хотели нас оприходовать для каких-то своих целей, то это они сделали бы без выстрелов и в любое время». На что я ему ответил: «А не кажется тебе, Саша, что они даже не дадут провести людям очередную мировую войну и постепенно разоружат армии государств под предлогом возрастания миролюбия у людей и у правительств, в частности». Этот разговор состоялся зимой 1985 года, когда для меня уже стало более чем очевидным, что разоружение неизбежно, и что правительствам, возможно, указан срок, к которому государства должны сложить оружие стратегического назначения. И что уж вовсе фантастично, но приходится не без оснований предполагать, что, по всей видимости, добровольно-принудительное разоружение «сверху» подразумевало и такой ультимативный пункт: кто не сложит оружие добровольно, у того его отберут силой, и такой, против которой нет встречного приема.

В своем государстве мы, слава богу, так и не доросли до сценария «звездных войн с инопланетянами». В этом и состоит наша отечественная стратегия выбора решения при максимальной неопределенности в вопросе разблокировки сценария «человека Земли, одинокого во Вселенной». Следовательно, неопределенность зарубежная предстает на 100 % искусственной. Сценарий, по которому «лучший инопланетянин – это убитый инопланетянин», обрекает не сложивших добровольно оружие на… силовое разоружение, т. е. налицо двухсторонняя определенность взаимоотношения мировых и иномировых сил (этой и «той» стороны).

Самый подходящий момент дать высказаться Главнокомандующему войсками ПВО И. Третьяку. Соображение человека, знающего свое дело, весьма проницательно и значительно, оно высказано в 1990 г. и сводится к следующему: «Если принять всерьез гипотезу существования НЛО как продукта высокоорганизованного разума значительно более развитой, чем наша, цивилизации, то всякая борьба с такими объектами и их экипажами до выяснения их намерений будет безрезультатной, и более того, может привести к непредсказуемой ответной реакции… Непонятные явления нужно изучать, а не сбивать». Цитата взята из статьи Г. Колчина (Молодость Сибири, 1994, No. 34).

Как видите, дорогие читатели, приведенное суждение отстоит далеко от шаблонного сценария «высокоразвитых стран». И в этом тоже прослеживается поляризация стратегий «Запада» и «Востока». Некоторые лихие головы россиян проводят аналогию между Гренадой (в лице ее президента сэра Генри, потребовавшего от ООН серьезного отношения к проблеме НЛО в общепланетарном масштабе и поплатившегося за это головой) и Россией, не внедрившей на своих просторах разработанный в США (не без помощи Ватикана) сценарий «борьбы против НЛО». Более того, эти головы объясняют развал Союза и его демилитаризацию как возмездие по типу Гренады («только войска не ввели»).

Но давайте будем собою, не станем смущаться при обращении к специфике российской неопределенности. Неопределенность эта в последнее время вылилась в социоразнообразие и грозит, по скрытым законам жизни, перерасти в иносоциологию, т. е. социологию, допускающую существование иноцивилизаций и на других планетах нашей Солнечной системы. Так ли это фантастично – давайте посмотрим. Для начала обзаведемся рядом предположений, причем вполне правдоподобных. Они пришли, в частности, ко мне летом 1984 года после беседы с полковником из Хакасии (дивизия в Ужуре). Он как раз и сетовал на «гостей сверху» и озадачил меня на прощание вопросом: «И чего это они так зачастили к нам на огневую?»

Кажется, вопрос простой и в чем-то с вызывающей хитринкой, особенно если учесть контекст разговора и интонацию военнослужащего. Но во мне вопрос вызвал парадоксальную реакцию: я не вернулся к экспедиционной машине, а пошел к высящемуся очередному холму, в отличие от военно-прикладного холма, естественного происхождения. Там среди ромашек и резных стебельков солодки долго раздумывал, а потом написал в дневнике вот что. Приведу в сокращенном виде.

1. «Они» – жесткий и упорный факт на Земле, и «они» – это Наземная часть Интеллектуальной структуры Солнечной системы. Поскольку космическое знание – Агни Йога – имеет адрес: «Говорю с вами из области Солнца…», то необходимо вдвойне серьезно подойти к сведениям, содержащимся в этом действительно новом и жизнеутверждающем потоке гелиосистемной информации.

2. «Они» хорошо осведомлены («видим вас среди дня и ночи…») и называют себя «Невидимым Мировым Правительством», корректирующим узкие места человеческой истории.

3. «Они» имеют средства и методы поддержки своего преимущества в Солнечной системе в требуемом соответствии с общими и частными задачами эволюционного прогресса Материи и Духа на данном участке Космоса.

4. То, что мы видим и регистрируем либо в качестве необычных светящихся образований, НЛО, либо в качестве «объектов целевого поведения» (ОЦП) является «их» средствами функциональной активности в нашей трехмерной реальности на планете Земля.

5. Силовые взаимодействия людей на Земле, в режиме использования «всех огневых ядерных средств стратегического, оперативного и тактического назначения», представляют угрозу не только для закономерности нашей планеты, но и для системы Солнца в целом.[4] Если это ясно для «нас», то тем более для «них».

6. Даром свободы воли и выбора обладаем не только «Мы» (люди Земли), но и «Они» (люди Солнечной системы). Поэтому на наше решение коллективной самоликвидации путем разгрома Земли «Они» имеют космическое право ответить решением самосохранения себя, Земли и Солнечной системы, что, собственно, и происходит.

7. «Там» было принято решение нанести «превентивный удар», т. е. разоружить славное человечество Земли на общепланетарном уровне. «Они» могут пойти навстречу неискоренимой людской привычке воевать, но – в сугубо локальных масштабах и без «стратегических средств», в режиме «ограниченных контингентов миротворческих сил».

вернуться

4

Заметим, что нашумевший сценарий «ядерной зимы», если рассматривать его серьезно, следует отнести под рубрику «физики шутят», поскольку основной разгром Земли – электромагнитный – так и не был отражен в «страшных последствиях». Начатые Ю.А. Израэлем оценки так и не завершены учеными на уровне требуемой серьезности и полноты.

32
{"b":"7218","o":1}