ЛитМир - Электронная Библиотека

Радостно кивнув, она последовала за Дегреном в приземистый домик, из окна которого вкусно пахло жареным мясом и кислой капустой. Поесть забесплатно она еще никогда не отказывалась. И не горела желанием практиковать это сомнительное удовольствие.

— Нам нужна девушка, которая будет прислуживать господину, помогать госпоже распорядительнице и при этом ночью помогать отпугивать от сарая сосущих мышей, — уничтожив по меньшей мере половину еды, которую радушный хозяин харчевни выставил на их стол, сказал рыцарь. — Ты ведь не из нашего города, правда? И у тебя, похоже, сложности с поиском работы.

— Ну, у меня есть еще несколько предложений, но они устраивают меня меньше, чем ваше, — туманно ответила Машка. — Я приехала издалека и еще не все здесь знаю.

— Дом мессира стоит на окраине, а все продукты доставляют на дом. Слуги почти не выходят за пределы поместья, так что это даже хорошо, что ты не знаешь города. Значит, тебе не нужны будут лишние дни отдыха, — одобрил Дегрен. — До появления мышей ты успеешь всему научиться и привыкнуть к дому. Думаю, ты вполне подходишь нам.

— Я такая страшная, что мыши меня испугаются и уйдут к другим сараям? — обиделась Машка.

— Какая ты плоская! — засмеялся рыцарь. — Разве ты не знаешь, что сосущие мыши абсолютно безразлично относятся к худосочным бабам?

— Неудивительно, — пробормотала Машка язвительно. — Очевидно, мужиков они просто обожают, особенно таких, как ты.

— Еще бы. — Дегрен приосанился. — Я здоровый, не то что ты. В тебе же есть нечего. Вот мне сосунов опасаться стоит. Они звери стайные. Как напрыгнут — одному не отбиться. Меня мать сильно от них остерегала, а она умная была, знала, что говорит. Мыши любят, чтоб крови в человеке много было, а все остальное их не интересует. Разве что тухлятина еще... Они в ней гнездятся. Оттого к сараям и жмутся.

И он рассмеялся. Изо рта его шибануло невероятной смесью смрадных запахов. Машка закашлялась и немного отодвинулась. «Неудивительно, что эти сосуны тебя обожают. Ты для них сразу и стол, и дом», — язвительно подумала она, но озвучивать свою мысль не стала. Вряд ли рыцарь по достоинству оценил бы ее искрометную шутку. У мужчин вообще чувство юмора сильно отличается от женского.

Новая работа Машке чем-то сильно не нравилась. Сердце ее тревожно сжималось. Разве в приличное место будут заманивать работников бесплатной едой? Все это отдавало изрядным обманом, но где именно кроется корень всех зол, Машка не понимала. Помощь по дому — почему бы и нет, если за это платят? Пока она не присмотрится к окружающей обстановке, можно и на должности «подай-принеси» перекантоваться. И мышей попугать в компании еще десятка слуг... в чем же загвоздка? Может быть, господин этот, которому предстоит прислуживать, — известный всему городу пьяница и истерик? Ничего, и не таких обламывали! Машка задумчиво поковырялась вилкой в рыбьих костях и угостилась еще одним сухарем из корзинки. Может быть, мыши эти — огромные и опасные хищники и об этом предупреждает ее интуиция?

— Послушай, а мыши, которые сосущие, они какие? — поинтересовалась она.

— Сосущие. — Дегрен удивленно приподнял брови. — Ты их что, никогда не видела?

— Ну видела, конечно, — смутилась Машка, страстно желая сойти за свою. Пусть за деревенскую дурочку, но не пришелицу из иного мира, которую запросто можно объявить ведьмой. — Но только в темноте и недолго. Не разглядела, понимаешь...

— Пушистые. Ушастые. Пищат. Крупные самки тебе по колено будут, — немного подумав, объяснил Дегрен. — И очень, очень заразные. Как укусят, потом все тело сыпью покрывается. Линяешь ужасно. Бывает, что вся кожа за несколько дней ссыплется, а потом новая долго отрастает — на улицу не выйдешь.

Рыцарь о сосунах явно знал не понаслышке. Рассказывая о них, он заметно вздрагивал и нервно порывался чесать локоть правой руки. Выходило это у него страшно комично, ведь руки его были закрыты металлическими наручами.

— А от этого лечат? — опасливо спросила Машка.

— А зачем? — удивился Дегрен. — Оно и само неплохо проходит. Можно, конечно, и к лекарю сходить, но толку от этого все равно не будет, только деньги потратишь. Да и что они могут, лекаря? Сыпь тебе вонючей мазью замазать, чтобы в глаза не бросалась? Так она побросается немного и перестанет. Что ты от этого, ослепнешь, что ли?

— Если насморк лечить, он проходит всего за семь дней, — процитировала Машка. — А если не лечить — целую неделю мучаешься.

Дегрен задумчиво посмотрел на нее и коротко хохотнул. В глазах его было абсолютное непонимание Машкиного загадочного юмора. Наверное, он никогда не мучился насморком. Машка натянуто улыбнулась и брякнула, чтобы разрядить обстановку:

— Я согласна! А чем мышей гонять нужно будет?

— Как чем? — Дегрен пожал плечами. — Как всех — мокрой тряпкой. Мыши легко простужаются, а потому сырости боятся пуще любой магии. Вот и напугаются.

— Понятно. — Машка кивнула. — Мышей — тряпкой, привидений — дихлофосом. Идиллия.

— А вот привидений у нас нет. — Дегрен внезапно посуровел и обиделся. — Мессир Вилигарк — уважаемый маг, он результаты своей работы за пределы лаборатории не выпускает. Работал бы я у него, если бы у него по участку призраки свободно разгуливали?!

— Не знаю, — призналась Машка. — Я вообще не очень понимаю ваши столичные традиции. Я недавно приехала, а у нас в Москве магов совсем нет.

Взгляд светловолосого красавчика слегка изменился, стал сочувственным и располагающим.

— Так ты, миленькая, совсем ничего не знаешь про магов и магию? — поинтересовался он. — И никогда не имела с магами дела?

— Я все знаю про магов, а особенно много — про некромантов! — гордо заявила Машка, спешно припоминая содержание недавно прочитанного литературного цикла писателя Перумова. — Я столько книжек про них прочитала!

— Хорошо. — Дегрен посерьезнел. — Редко бывает, чтобы крестьянка читать умела. Это полезное свойство. Будешь помогать Айшме с документами. И что ты знаешь, скажем, про некромантов?

— Они умеют воскрешать покойников и делать из них зомби, — уверенно сказала Машка. — Еще умеют буйные кладбища успокаивать с помощью ритуалов, в которых они используют черных кошек и летучих мышей.

— Это весьма интересно, — дипломатично сказал рыцарь. Притворяться он был не обучен, а потому недоверие его к Машкиным знаниям было очевидным.

— Я что-то не так сказала? — смутилась она.

— Нет-нет, — энергично возразил Дегрен. — Все так. А что не так, я думаю, тебе мессир Вилигарк сам расскажет и покажет. Он любит работать с молодежью.

— Ух ты! — обрадовалась Машка. — Он что, меня учить будет?

— В каком-то смысле... — протянул Дегрен. — Вот только чёрных кошек не бывает.

— Как это не бывает?! — азартно возразила Машка. — Я их своими глазами видела! Дома, правда...

— Ну, может быть, это у нас они не водятся, — не стал спорить Дегрен. — А общему зверознанию меня не учили. Сказали, что я слишком развит для такого простого знания. Это крестьянское занятие. А ты много чудных зверей знаешь?

— Нет, не очень, — пробормотала Машка, слегка задетая самомнением рыцаря.

Редко кто с такой очаровательной наглостью рассуждает о своих уникальных способностях и высоком статусе. Дегрен нравился ей все меньше и меньше, по мере того как продвигалось их общение.

— Я полагаю, ты нам подходишь, — заключил он. — Идем?

— А договор или что-то в этом роде будет? — спросила Машка.

Рыцарь улыбнулся:

— Так мы уже договорились. Если Айшма тебя одобрит, ты будешь у нас работать.

Поместье некроманта находилось в другой, более респектабельной части города. Они шли пешком. Машка с любопытством разглядывала улицы, которые становились все шире и ухоженнее по мере того, как они удалялись от центра. Домики с выносными верандами и крылечками, с которых свисали кашпо с цветами, сменились зданиями более внушительными, скрытыми в глубине палисадников. Палисадники в большинстве своем были безлюдны. Буйная растительность только что не выплескивалась из них на улицу. Лишь крыши зданий, покрытые каким-то разноцветным материалом, возвышались над нестрижеными деревьями. Частью же за заборами можно было заметить деловитые команды садовников, чей невысокий рост, темная кожа, а главное — непривычная Машкиному глазу пластика движений рождали сомнения в их принадлежности к роду человеческому. Они занимались своим делом, не отвлекаясь на разговоры и перекуры, быстро, четко, уверенно и больше всего смахивали на трудолюбивых мультипликационных гномов.

29
{"b":"7220","o":1}