ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не обращай столько внимания на чужую прислугу, — не оборачиваясь, бросил ей Дегрен. — Это неприлично.

— А у вас глаза на затылке? — съязвила растерявшаяся Машка. За эту защитную реакцию, свойственную, по мнению школьного психолога, всем подросткам, в школе ее недолюбливали.

— Разве это так заметно? — удивился Дегрен, замедляя шаг, чтобы Машка могла поравняться с ним.

— Что — правда? — опешила Машка.

Вместо ответа рыцарь небрежным движением разлохматил свои шикарные волосы. На его идеальной формы затылке тускло блеснули два голубых камешка со зрачками в центре. Они казались вживленными в голову. «Киберпанк какой-то!» — передернувшись, подумала Машка.

— Я — телохранитель, — дружелюбно объяснил Дегрен. — Более того, я храню тело, которому многие желают как можно более мучительной смерти. И потому я должен видеть все, даже то, что я видеть в принципе не могу.

Машка кивнула.

— Ага, понятно. — Ну глаза на затылке, в самом деле, с кем не бывает?

— Конечно, это дорогая магия, ведь камни вообще плохо сочетаются с мягкой плотью, — разглагольствовал между тем рыцарь, — но ведь за все платит наниматель. Постарайся ему понравиться.

— Я постараюсь, — пообещала Машка. — Только можно мне обойтись без подобных украшений? Я подозреваю, что мне они не пойдут. Не мой стиль.

— Тебе и не нужно, — успокоил ее рыцарь. — Такие вещи делают только высококлассным специалистам, таким как я.

«Лучше бы он оплатил тебе новые мозги. Пользы было бы гораздо больше», — подумала Машка. Ей всегда казалось, что хороший рыцарь должен быть скромным: об этом во всех книжках написано. Чем меньше воин кричит о себе и расхваливает свои навыки, тем более крутым он оказывается на самом деле. Вот взять, скажем, Волкодава из нежно любимого Машкой цикла: уж на что неразговорчивый мужик был, а при случае врагов отделывал так, что мало не покажется. И она полностью уверилась в том, что хвастливый рыцарь Дегрен ничего особенного собой не представляет. Это отчего-то огорчило ее.

— Ну вот, мы почти пришли, — сообщил предмет ее размышлений и махнул рукой вперед, туда, где меж темно-зеленых кустов просматривалась низенькая калиточка. — Это поместье мессира.

— Это что, вход? — удивилась Машка. — А как же охрана и привратники?

Дегрен остановился и посмотрел на нее выпученными глазами, приоткрыв рот. Машка смутилась.

— Зачем некроманту привратники? — спросил рыцарь, произнеся последнее слово так, словно оно было неприличным.

— Как зачем? — растерянно пробормотала Машка. — Гостей встречать...

— У мессира таких гостей не бывает! — отрубил Дегрен. — Он не актеришка и не женщина, которая продает свою любовь. И уж тем более он не занимается разведением демонов-возлюбленных. Прежде чем мы войдем, я хочу, чтобы ты запомнила одну вещь: мессир — уважаемый человек. Его многие недолюбливают из-за его профессии, но имя господина Вилигарка известно в городе всем. Ты очень странная девочка, у тебя необычные представления о магии и некромантии, но ты не проживешь долго, если по недомыслию своему станешь поливать грязью таких людей. Ты поняла меня?

Машка молча кивнула и опустила глаза. Дегрен стал нравиться ей еще меньше, чем на ярмарке или даже по дороге к поместью. Может быть, он и смотрелся выигрышно на фоне всех тех мошенников, что заправляли на ярмарке, но сам по себе он не был ни идеальным рыцарем, ни вежливым, романтического склада мужчиной.

— Это хорошо, — одобрил он и, пробормотав какую-то тарабарщину, отворил калитку. — Тебе нужно идти прямо по дорожке. Айшма предупреждена о новой помощнице и встретит тебя. А у меня дела.

Это прозвучало так, будто он не хотел встречаться с Айшмой и вообще побаивался ее. Машка осторожно шагнула вперед, надеясь только, что экономка некроманта не окажется помесью демона и дракона. Обычная властная стерва устроила бы ее сейчас куда больше. Иногда немного обыденности в жизни совсем не мешает.

Солнечный луч, отразившись от одной из блестящих крыш, словно едкий лимонный сок брызнул ей прямо в глаза. В носу защекотало, и Машка оглушительно чихнула. Глаза немного щипало от солнечной атаки. Когда она проморгалась, рыцаря рядом с ней уже не было. Он исчез так быстро, будто обладал полезным умением растворяться в воздухе. Машка пожала плечами и пошла по аккуратной садовой дорожке. Можно подумать, что над созданием ее трудился отряд рабочих с линейками, такая она была прямая и ровная. Ступать по ней оказалось приятно и немного неловко, потому что Машка оставляла следы, которые нарушали идеальный порядок, в котором лежали песчинки.

По обочинам дорожки высажены были невысокие колючие кусты и растения, напоминающие дистрофичные кактусы. Чуть подальше виднелись деревья. В большинстве своем Машке они были знакомы: одно смахивало на яблоню, другое походило на гибрид экзотической сакуры и шиповника. Запах над садом плавал одуряюще сладкий, однако ни одной осы или пчелы слышно не было. Ни одна птица не подавала робкого голоса из ветвей деревьев. Ни одна бабочка не нарушала строгого спокойствия растительного царства. Это показалось Машке немного странным, но, может быть, некромант Вилигарк любил тишину и его раздражали любые животные и насекомые? Она решила пока об этом не задумываться, однако отнестись к работодателю повнимательнее. С ее точки зрения, человек, который не любит животных, не может быть вполне нормальным. У него наверняка есть какая-то тайна или психическая травма с детства.

Она прибавила шагу и почти сразу же услышала ритмичное шуршание. Навстречу ей по дорожке, усыпанной мелкими разноцветными песчинками, шла женщина, удивительным образом похожая на интеллигентную пожилую мышь. Вроде той мыши, знакомой всем, из сказки «Дюймовочка», только эта, вне всяких сомнений, знала массу сложных выражений вроде «процентное соотношение» и «биологическая активность». Это просто-таки было написано на ее породистом лице.

— Я так понимаю, явилась, — брезгливо приподняв подол тяжелого длинного платья болотного цвета, сказала она. — Ты и есть моя новая помощница, девочка?

Честное слово, для полноты образа ей не хватало только лорнета! Впрочем, ни очков, ни лорнетов Машка здесь до сих пор не видела и подозревала, что со стеклом в этом магическом мире дела обстоят неважно. Да и зачем очки человеку, который в любой момент может пойти к магу и попросить исправить ему зрение? Но лорнета стервозной гуманоидной мыши не хватало все же очень сильно. Машка хмыкнула тихонько и вежливо кивнула.

— Почему ты молчишь? — спросила леди Мышь немедленно. — Ты безголоса? Это замечательно! Ненавижу, когда прислуга болтает не переставая.

Обманывать экономку — а это, по всей видимости, была именно она, — Машке не хотелось. Долго молчать она не умела в принципе, так что рано или поздно все равно пришлось бы признаваться.

— Я умею говорить, — сказала она. — Не хуже, чем вы.

— Очень жаль! — огорчилась леди Мышь. — Ну да ладно, это дело поправимое. Меня зовут Айшма, и мое слово в этом доме — закон. Я экономка высокого мессира Вилигарка. Тебе все ясно?

— А высокий — это титул или определение? — немедленно спросила Машка.

— Это не должно тебя интересовать, — отрубила Айшма, чуть-чуть замешкавшись.

Вероятно, экономки всех богатых и приличных домов производят впечатление особ весьма образованных. Может быть, это что-то генетическое, но, похоже, далеко не все умные слова были известны уважаемой Айшме. Это Машку развеселило, она хрюкнула в кулак, взглянула на уже гораздо больше нравящуюся ей экономку черного мага и дружелюбно улыбнулась ей. В ответ та еле заметно приподняла уголки своих тонких бледных губ и качнула головой. А похоже, она не такая уж и противная, эта сушеная Мышь!

— Прошу следовать за мной, — сказала Айшма и двинулась по направлению к дому мага, больше похожему на средневековый замок.

Странно, в городе дома были вполне нормальными, только не слишком высокими. Машка не заметила ни одного здания выше пяти этажей, но построены они были в привычном ей стиле. Город ничем, кроме жителей, не отличался от обыкновенного подмосковного городка вроде Коломны или Сергиева Посада. Вилла же мага сплошь заросла какими-то вычурными башенками, флюгерами и балконами, с которых свисали разноцветные полотнища. От дороги дом отделялся рвом с зеленой пузырящейся жидкостью, высокой зубчатой стеной и огромным, гектара в два, садом. Замок имел всего три этажа, но высоты они были такой, что жилище мага вполне перекрыло бы московскую пятиэтажку. Наверное, и в этом мире маги должны чем-то отличаться от обычных людей. Например, жить в таких вот домах.

30
{"b":"7220","o":1}