ЛитМир - Электронная Библиотека

Айшма замерла ненадолго, потом нервно провела рукой по лицу и бросила раздраженно:

— Ну что ты стоишь? Идем!

Машка еле слышно фыркнула, но послушно потопала вслед за экономкой обратно к дому. Перед парадной дверью красовалась здоровенная статуя животного, поразительно похожего на унылого ежа в очках. Глаза его казались особенно выразительными из-за толстых нашлепок-линз, сделанных из местного аналога горного хрусталя.

— Это Неспящий уродец. — Айшма махнула рукой в сторону статуи. — Сторож.

— Да, все в мире взаимосвязано, — пробормотала Машка себе под нос. — Если где-то есть Спящая красавица, в другом месте непременно должен оказаться Неспящий уродец.

Ежик-очкарик вовсе не был уродлив, но, вероятно, у его создателя были свои представления о прекрасном, раз он счел нужным дать своему творению такое имя. И уж точно ему не пришло в голову предварительно проконсультироваться с Машкой.

Огромный холл замка некроманта внушал почтение и трепет. Внутри было довольно холодно и мрачно, но ни паутины, ни гниющих трупов и прочей атрибутики черной магии Машка не заметила. Вероятно, благодаря настырной Айшме, вокруг царила стерильная чистота. И верно: только войдя, экономка тут же окинула помещение цепким хозяйским взглядом, от которого у Машки немедленно зачесалось между лопатками. Хотела бы она посмотреть на некроманта, вздумавшего навязывать этой несгибаемой поборнице чистоты свои понятия об уюте и приличном дизайне интерьеров! Летучих мышей также видно не было — вероятно, Айшма не разрешала своему работодателю держать в доме животных, впрочем, судя по безжизненности сада, он и сам не горел таким желанием.

Из просторной прихожей вперед, направо и налево вели совершенно одинаковые, освещенные мягким желтоватым светом коридоры, а вверх и вниз тянулись лестницы. Вверх — широкая каменная, вниз — узкая деревянная. Эта последняя уводила в темноту, из которой доносились еле слышные стоны, скрипы и царапанья, вызвавшие у Машки совершенно неприличные ассоциации.

— Там внизу склад, — пояснила Айшма, заметив глумливое выражение лица новенькой. — Без разрешения хозяина туда заходить нельзя.

Почему-то именно это простое и знакомое слово «склад» оставило неприятчый привкус и гадливое чувство, словно вызвало в памяти прочно забытый мерзкий кошмар. Специфический такой сон, сюжета которого ты уже и не помнишь — только ощущение. Машка передернулась и решила, что вниз не пойдет ни за что, даже имея на руках письменное разрешение хозяина с печатью и пару охранников за спиной. В конце концов, от любопытства кошка сдохла! Приняв такое в высшей степени мудрое решение, она поднялась вслед за экономкой по куда более привлекательной широкой лестнице и обомлела. Уж это-то ни в какие ворота не лезло! Коридор, начинавшийся прямо перед ними, отделан был нежно-розовой тканью в белый горошек. На стенах висели небольшие гравюры с пасторальными сюжетами. Неяркий уютный свет давали широкие полоски плинтусов, за которыми вряд ли рискнули бы жить тараканы, — настолько они казались аккуратными. В стенных нишах красовались вовсе не приличествующие жилищу уважающего себя некроманта скелеты или хотя бы пентаграммы, а изящные кованые журнальные столики с парой стульев. На столиках стопочкой лежали книжки и журналы.

— Впечатляет, да? — гордо спросила довольная Машкиной реакцией Айшма. — Здесь работал очень, очень хороший пространственник. Лучший, пожалуй, в Астолле. Он задолжал хозяину кое-что и предпочел честно отработать долг. Мессир — весьма уважаемый человек, и ты еще успеешь осознать, в чьем доме ты удостоилась чести служить.

— Ага. — Машка ошарашенно кивнула, — По меньшей мере это свежо и оригинально.

— Это дорого, — отрубила Айшма. — До безголовости дорого. А это внушает клиентам трепет.

Наверное, будь у Машки деньги, она была бы очень неправильным клиентом, потому что ей розовая ткань в горошек никакого трепета не внушала.

— Конечно, — погрустнев, продолжила экономка, — некоторые простаки любят погорячее. Поэтому приемная выглядит совершенно иначе. Идем, мессир ждет.

Машка оживилась и приготовилась к посещению местного варианта театра ужасов с хозяином театра в главной роли. По мере приближения к живописно затянутой паутиной двери приемной плечи Айшмы медленно опускались все ниже и ниже, спина приобретала некоторую сутулость, а на лице прорисовывалось запуганно-туповатое выражение. Отворилась дверь, как и положено, с надрывным тоскливым скрипом. Из темной приемной повеяло холодом и сыростью. Машка одобрительно и чуть сентиментально хмыкнула. Именно так пахло на лестничной клетке зимой, когда вездесущие бомжи в очередной раз вскрывали подвальную дверь. Навстречу им из кресла вежливо поднялся аккуратный скелет. Улыбаться ему было нечем, однако во всей его позе сквозило дружелюбие и приветливость. Казалось, сейчас он с сухим щелчком раскроет рот и произнесет: «Чем могу помочь, что интересует?»

— Неужели это он и есть? — вслух удивилась Машка.

— Это Рон, секретарь мессира, — едва слышно объяснила Айшма. — Когда-то он тоже был известным магом, но хозяин убедил его поступить к нему на службу. Он не говорит, однако все понимает, умеет писать и обладает отличной памятью. Наши постоянные клиенты очень хорошо к нему относятся.

— Эффектно, — оценила Машка.

Скелет благодарно поклонился ей. Над головами совершенно бесшумно пронеслась то ли летучая мышь, то ли какая-то небольшая птица. Ее можно было принять за галлюцинацию, но это только гриппом болеют все вместе, а с ума сходят поодиночке. Айшма проводила крылатого обитателя приемной задумчивым взглядом и нетерпеливо подтолкнула Машку туда, где за тяжелой портьерой скрывался еще один проход. Он вел в святая святых — сердце замка Роесна, лабораторию черного мага Вилигарка. Сзади тихо клацнуло, словно скелет-секретарь ободряюще помахал вслед Машке рукой. Вот тут-то истинно готический трепет и настиг ее. В памяти возникли дома Эшеров, поместье графа Дракулы, замки с привидениями и прочие негостеприимные места, описанные в читанных Машкой ужастиках. Что ни говори, а атмосфера много значит. Вряд ли можно почувствовать себя неуютно в коридоре, обитом тканью в горошек, зато в сумерках, царящих в грязной приемной, отсутствие уюта явно ощущалось.

Даже дружелюбная заботливость скелета не смогла прибавить Машке самообладания. Она чувствовала себя Марией-Антуанеттой, провожаемой к месту казни. Сердце вело себя подло — то колотило с частотой в сотню ударов в минуту, а то затихало, словно не желая привлекать к себе лишнего внимания. «Чертова тахикардия!» — зло подумала Машка, глубоко вдохнула и приказала себе успокоиться. Ну что в паршивом некроманте может быть такого особенного? Мужик, он и есть мужик. От банальной этой мысли удивительно полегчало. Машка выругалась про себя для закрепления результата и смело последовала за экономкой к своему новому работодателю.

Некромант Вилигарк оказался каким-то совершенно нетипичным черным магом. В отличие от высокомерной напыщенной Айшмы он был румян и несерьезен с виду, словно персонаж мультфильма, и вовсе не внушил Машке трепета. Вероятно, он действительно обладал огромной силой и знаниями, если даже при этой своей дурацкой внешности считался уважаемым некромантом и вселял в окружающих неприязнь и страх. Темноволосый одышливый толстячок с явно намечающейся лысиной и добродушным лицом, он как-то не тянул на Мефистофеля и даже на Саурона совершенно не был похож. Не впечатлял, в общем. Машку тянуло захихикать, но из уважения к магу она сдержалась. Мало ли, вдруг это его оскорбит? В глубине души она лелеяла надежду напроситься к нему в ученицы.

Айшма низко склонилась перед ним и чувствительно ткнула Машку в спину. Машка дернулась, хмыкнула и вежливо наклонила голову, здороваясь. Черный маг удивленно воззрился на нее.

— Хозяин, — еле слышно пробормотала Айшма.

— Кто это? — брезгливо оттопырив нижнюю губу, спросил Вилигарк, сразу потеряв специфический шарм, присущий безобидным немолодым мужчинам, страдающим излишней полнотой. Высокомерное поведение не шло ему абсолютно.

33
{"b":"7220","o":1}