ЛитМир - Электронная Библиотека

— А вы кто? — не выдержала Машка. — Огородник?

Собеседник рассмеялся. Мужчины редко умеют смеяться так красиво. Обычно они не дают себе труда тренировать это умение, а любое искусство, даже искусство смеяться, требует практики. Машка совсем расслабилась и неуверенно улыбнулась в ответ, надеясь, что таинственный собеседник увидит ее улыбку.

— Неужели я похож на огородника? — мягко спросил он.

— Вы вообще ни на что не похожи, — призналась Машка. — Потому что я вас не вижу. Тут слишком темно.

— Нигде не может быть настолько темно, чтобы не разглядеть настоящего эльфа, — категорично возразил собеседник.

— Так вы эльф? — поразилась Машка.

— Нет, драконьи какашки, — серьезно ответил он и абсолютно беззвучно вынырнул из темноты сада.

— Куриные какашки, — автоматически поправила Машка, глядя на эльфа во все глаза. Именно так она хотела бы выглядеть, если бы у нее была такая возможность.

— Как тебе будет угодно, — согласился эльф. — Я — Май, а он — Вий. Он старший.

От ближайшего древесного силуэта отделилась тонкая изящная тень. Товарищ Мая, кажется, был молчалив и не слишком общителен. Он махнул рукой в знак приветствия и тут же снова перестал быть видимым. Вероятно, с возрастом эльфы устают от чужого восхищения и стараются не общаться с уродливыми людьми. Машка быстро спрятала зa спину руки с обкусанными ногтями, чтобы комплекс неполноценности не так сильно мучил ее. Эльф мягко улыбнулся, с интересом наблюдая ее смущение. Его высокий лоб и невероятно длинные, чуть загнутые ресницы сделали бы честь самой высокооплачиваемой фотомодели. Совершенные линии губ и скул не нуждались ни в какой корректировке, а миндалевидные ярко-синие глаза... — боже, как же Машка хотела, чтобы у нее такие были! С такими глазами ей бы дома и сам черт был не страшен.

Дома... Это слово слегка отрезвило ее. Здесь-то она не дома! Здесь все другое и, возможно, опасное. Кажется, Айшма что-то говорила на тему того, чтобы она не смела сегодня ночью выходить из домика. Интересно, не из-за эльфов ли? Машка пригляделась к общительному красавцу и ахнула. Несмотря на все свое изящество, благородную осанку и породистость, сквозившую в каждой черте лица, в каждом движении эльфа, одет он был в грязную, засаленную спецовку, а его волосы, правда не спутанные, немыты были, похоже, с самого рождения. На щеке у эльфа красовалось пятнышко грязи, но это совершенно его не беспокоило. От него не пахло потом и грязью, как от рыцаря Дегрена, как ни странно. Его нельзя было назвать бомжеватым, скорее он был...

— А почему ты такой чумазый? — выпалила Машка.

— Какой? — опешил Май.

— Ладно, проехали... — спохватилась она.

— Погоди, погоди. — Властным жестом Май взял ее за подбородок, прикрыл глаза и шумно втянул точеными, как у элитной лошади, ноздрями воздух. — Я ошибаюсь или ты действительно родилась не в этом мире?

— Как ты догадался? — внутренне сжавшись, сдавленным голосом спросила Машка.

— Ты что, боишься? — удивленно спросил Май и звонко рассмеялся. — Ты, наверное, не знаешь. Эльфов нельзя бояться. Люди могут только любить эльфов или презирать их. Вий, иди сюда! Посмотри, что я нашел! Это первая гостья, которую я встретил!

— Ох, чудный мир, так его растак! — отозвался ворчливо старший, появляясь из тени снова. — Ты не мог повременить с этим немного?

— Я не виноват! — торжественно отмазался Май. — Это судьба.

— Не следует последствия собственного любопытства сваливать на судьбу, — нравоучительно заметил Вий, тем же хозяйским жестом касаясь Машкиного лица. — И правда гостья... Интересно.

— Стоп! — решительно сказала Машка, высвободив из ухоженной эльфийской ладони принадлежащий ей подбородок и отступив на шаг. — Я уже ничего не понимаю! При чем тут судьба и гости? Как вы узнали, что я из другого мира? У меня на лбу этого не написано, кажется!

— Написано, — возразил Вий. — И именно, как ты изволила заметить, на лбу. Мы, высокие светлые, плоть от плоти этого мира. Неужели мы не заметим того, что ты не являешься его частью? Разве ты можешь перепутать свою руку с чьей-то еще? Имей в виду, тебе крупно повезло.

— Да что вы говорите? — насмешливо сказала Машка. — И в чем же? Я выиграла поездку на острова?

— Упаси тебя Владыки от такого везения! — отмахнулся Май, все еще улыбаясь. — На острова отправляют только преступников. Не могу поверить, что такое юное существо сослали в Ишмиз за какое-то страшное преступление... Хотя...

— Ишмизом называется наш мир, — педантично прокомментировал Вий.

— Отлично! — Машка кивнула. — Хоть что-то стало понятным. Теперь разберемся с везением.

— Ты первая гостья этого мира, которую я встретил, — объяснил Май. — Теперь мы должны быть очень близки.

— А может, не надо мне мозги конопатить? — скептически предложила Машка.

Эльф на секунду замер и немедленно залился краской.

— Не в том смысле, в котором ты подумала, — поправился он. — Не стоит настолько верить всему, что говорят об эльфах.

— А я, между прочим, о здешних эльфах вообще почти ничего не слышала, — невинно отозвалась Машка. — Хотя где-то читала, что они удивительно красивы и музыкальны.

— Приятно слышать. — Вий снисходительно улыбнулся.

— А еще они здорово стреляют из лука, — добавила Машка.

— Это оружие такое? — брезгливо поинтересовался Вий. — Вечно люди приписывают нам свои недостатки. Эльфы не пользуются этой глупостью, мертвые орудия убийства — исключительно человеческая выдумка. Нам, детям земли, нет нужды пользоваться оружием.

— Теперь я должен помочь тебе освоиться в моем мире, — сказал Май, которому наскучило, что на него не обращают внимания. — Это моя обязанность. Иначе удачи не будет. А ты должна слушаться моих советов.

— Даже у людей поговорка есть, — заметил Вий. — Эльф плохого не посоветует.

— Предположим, — согласилась Машка, прислушиваясь к своему внутреннему голосу. Тот не выражался матерно и вообще молчал, а интуиция подсказывала ей, что эльфы не лгут. Не может говорить неправду существо с такими невероятными ресницами. Да и взгляды эльфов искрились ехидством, вовсе не свойственным тем, кто пытается обмануть собеседника.

— Мы вообще не умеем говорить неправду, — обиженно сказал Май.

— Ты что, мысли мои читаешь? — дошло наконец до Машки.

— Все эльфы умеют читать мысли, — солидно подтвердил Вий. — И именно поэтому не приучены лгать. Попробуй обмани кого-нибудь, когда все вокруг видят тебя насквозь.

Удивительно, но никакой неловкости Машка не почувствовала. Наоборот, от понимания, что все ее мысли слышны собеседнику-нелюдю, стало как будто легче и спокойнее. Пожалуй, так было гораздо проще общаться: вероятность быть неправильно понятой уменьшалась в сотни раз. Их вовсе не шокировало то, что она попала в Ишмиз из Москвы. Их не волновало то, что она почти ничего не знает про этот странный мир, полный магии. И это оказалось очень приятно — найти кого-то, кому вменялось в обязанность помочь ей адаптироваться здесь.

— Вы тут живете? — спросила она.

— Нет. Мы работаем у Вили, — охотно отозвался Май. — Настраиваем его сад.

— Как это настраиваете? — не поняла Машка.

— Чтобы правильно рос, — объяснил Май. — Нам же это ничего не стоит. А здесь удобно и забавно.

— Кому как... — протянул Вий. Было видно, что у него свои взгляды на некромантию, в корне отличающиеся от взглядов Мая. Но уточнять не стал.

— Значит, будем работать вместе, — подытожила Машка.

Она еще никогда не работала в такой приятной компании. Как бы ей хотелось, чтобы об этом узнали ее высокомерные обеспеченные одноклассники! Она готова была прозакладывать голову, что никто из них не видел живого эльфа.

— Кстати, о работе, — напрягся Май. — Будь готова к тому, что вскоре Вили вызовет тебя к себе. Он, конечно, человек, но глаза у него острые. Только тем и жив.

Вий раздвинул губы в такой нехорошей улыбке, словно выживание некроманта зависело исключительно от него.

35
{"b":"7220","o":1}