ЛитМир - Электронная Библиотека

— Постарайся не думать настолько эмоционально! — немедленно буркнула девушка-типа-волшебница. — Я не могу сосредоточиться.

Очевидно, все мысли Машки отражались у нее на лице. Она глубоко вздохнула и постаралась успокоиться. Получалось почему-то только задремать. Наверху заскрипели, завозились, словно усталый великан укладывался в свою пружинную кровать. Кровать громко жаловалась и злилась, потом умолкла. Великан наконец улегся и, наверное, закрыл глаза.

— Достаточно, — промурлыкала девушка, — Теперь подумай, чего бы ты хотела от жизни.

Машка не удержалась и хмыкнула. От жизни она хотела многого. Слишком многого, чтобы можно было надеяться на полную реализацию всех желаний. Она хотела денег, принца, счастья. Еще чтобы жизнь была интересная. И путешествовать тоже хотела. И друзей — но только настоящих. И на лошади хотела научиться ездить, а лучше — чтобы у нее была собственная конюшня. А еще, чтобы магия в мире была, как в недавно прочитанной книжке. И на дракона ну хоть одним глазочком посмотреть, пусть даже в зоопарке. А еще...

Девушка закашлялась. Машка приоткрыла глаза. Волшебница торопливо вытирала рот платочком, белым-белым, как в кино показывают. На платочке были видны следы крови.

— Послушай, — она беспомощно улыбнулась, — ты не могла бы выбрать что-нибудь одно, максимум два? Понимаешь, я не очень опытная еще волшебница, я не могу все и сразу сделать. А у тебя и деньги, и драконы... Ну хорошо, это хоть как-то еще совмещается. Как правило, там, где драконы, там и до золота недалеко... Но все сразу я не могу, извини. Я даже сосредоточиться толком не могу, такой сильный от тебя поток желаний идет.

— Подожди, ты что, мысли читаешь? — удивилась Машка, по-новому взглянув на свою собеседницу. — По-настоящему, а не как в рекламе?

— Ну не то чтобы дословно, но я же все-таки экстрасенс, — скромно кивнула девушка и даже покраснела немного.

«Врет! — подумала Машка. — Точно врет, по глазам вижу... Откуда она могла взять дракона? С деньгами понятно... Разве может не хотеть денег девочка, одетая, как я?» Она быстро оглядела себя. Ну конечно! С пояса джинсов свисал пластиковый брелок-дракончик, подаренный ей как-то одноклассником по доброте душевной. Просто так. Собственно, потому она его и носила. В нашем мире бывает нелишне иметь при себе напоминание о том, что не все в жизни делается за что-то и редко, но все же встречаются бескорыстные люди. Машка любила этого дракончика, несмотря на то, что он был похабного желтого цвета. Не золотого — такими драконы в половине книжек бывают, а скорее цвета очень жидкой детской неожиданности.

Догадаться о причинах удивительной девушкиной прозорливости Машка сумела, только вот радости особой ей это не доставило. Жалко все же, что магия — это сплошное вранье. Девушка взглянула на нее в упор и положила на стол руки, удивительно белые и ухоженные.

— Может быть, оставишь все как есть? — тоскливо спросила она.

— Что, никак? — поинтересовалась Машка скептически. — Карма не та или моя судьба лежит исключительно в этом мире и в этой квартире? Что ж, примерно этого я и...

— Не в этом дело, — попыталась оправдаться волшебница. — Просто с тобой невозможно работать. Ты — подозрительная, невоспитанная хамка, предпочитающая думать о людях плохо...

— Правильно, — Машка пожала плечами, — чтобы не получать лишнего бесценного опыта. Я, знаете ли, как-нибудь обойдусь без болезненных доказательств человеческого несовершенства. Все верно, кроме того, что я хамка. Наоборот, я очень воспитанная девушка. Это все учителя отмечают.

— О Светозарный Владыка! — вздохнула девушка. — Может быть, останешься здесь?

— Светозарный? — Машка нахмурилась, закусила губу. — Эт-то вы тут сатанизмом каким-то занимаетесь. Я, пожалуй, пойду отсюда.

— Иди! — обрадовалась девушка.

«Магический» шар, стоявший перед ней на столе, с ужасающим грохотом лопнул, засыпав ее всю мелкими осколками. Машка взвизгнула и прикрыла лицо руками. Реакции ей, правда, как обычно, чуть-чуть не хватило. Осколки уже осыпались на пол, не поранив никого. Деловито вытряхнув еще несколько опасных блестящих звездочек из волос, Машка подняла голову.

— Скажите, а у вас все оборудование такое... мм... ненадежное? — спросила она.

— Все относительно. — Девушка обреченно пожала плечами. — Вчера оно было надежное, сегодня — уже нет. Так бывает. Закрой, пожалуйста, глаза. Работать будем.

— Так мы же решили, что ну его к черту? — не поняла Машка, хотя и закрыла послушно глаза.

— Человек предполагает, а бог располагает, — отозвалась девушка. — Похоже, некоторые высшие силы желают, чтобы обряд совершился...

«Что-то какую-то она муть мистическую понесла, — обеспокоенно подумала Машка. — Не магическую даже, которую ей по должности положено сочинять, а религиозную. Как бы мне в гадость какую не вляпаться навроде секты...»

— Может быть, ты все-таки успокоишься и перестанешь психовать?! — раздраженно прикрикнула на нее девушка.

— Уже перестала, — ответила Машка.

А ведь действительно, что она могла сделать? Дверь не открывается, шары взрываются, а дурацкими проповедями ее все равно поймать почти невозможно. Если уж она ухитряется школьные уроки физики нормально воспринимать, то примитивные сектантские речи о новом восприятии бога ей вообще не страшны. Машка была уверена, что любому мессии сама неплохо голову задурит, если понадобится.

В этот момент за спиной кто-то явственно хмыкнул. Машка вздрогнула и обернулась. Никого. Странно. Она была совершенно уверена, что мгновение назад там кто-то стоял и насмешливо кривился, глядя на нее. Она очень, очень не любила, когда над ней смеются.

— Прекрати вертеться, — сказала девушка. — Я начинаю коррекцию.

— Уже? — удивилась Машка. — Что-то я ничего не чувствую.

— Ты ничего не почувствуешь до самого завершения. Расслабься. На, выпей.

Она вынула из ящика стола бутылочку с подозрительно синим содержимым. Цвет напитка у Машки четко ассоциировался с ненавистными уроками химии. Там тоже вечно булькала в пробирках какая-то ядовитая дрянь. Ну да, конечно: совсем недавно им показывали загадочный опыт с синей жидкостью, кажется, что-то связанное с реакциями меди. Машка не помнила точно, что это была за жидкость, но зато хорошо знала, что это не то что пить, даже нюхать следует с осторожностью.

— Что это? — спросила она.

— Специальный магический напиток, — объяснила девушка. — Профессиональный секрет. Ты пей, не бойся, не отравлено. Травки там всякие, вытяжки... Ноу-хау нашего салона.

Машка принюхалась. Ни спиртом, ни химией вроде бы не пахло.

— А если у меня аллергия на какой-нибудь из ингредиентов этого... хм... зелья? — поинтересовалась она. — Мне страховка вообще здесь полагается или так работать будем? На удачу?

— У тебя нет аллергии! — раздраженно бросила девушка. — Ни у кого не может быть аллергии на магические зелья!

— Откуда вы знаете? — не отставала нахальная Машка. — Может быть, я буду первой, кто от них пострадает?

— Слушай, — окончательно разозлилась девушка, — или ты пьешь и мы работаем, или я плюю на тебя и на все предзнаменования и ты уходишь, куда и как хочешь!

Машка с опаской посмотрела на девушку, а затем на потолок. Кто бы там ни шумел до этого, сейчас он согласно безмолвствовал. Ничего не взрывалось и не летало, и Машка сдалась.

— О'кей, — сказала она. — Но если отравлюсь этой синей гадостью, об этом завтра узнают все московские газеты.

Девушка улыбнулась:

— Сколько угодно.

Машка понюхала содержимое бутылочки еще раз и, зажмурившись, выпила. Синяя жидкость оказалась абсолютно безвкусной — как дистиллированная вода. Минутой позже в ушах у нее зашумело, а в нос будто пузырьки ударили — так бывает, когда залпом выпиваешь стакан сильногазированной воды. Перед глазами замелькали красные пятна, а в животе началось вооруженное восстание недопереваренного завтрака.

— Ох, что-то нехорошо мне, — еле ворочая языком, сказала Машка.

4
{"b":"7220","o":1}