ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#ЛюбовьНенависть
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Рожденная быть ведьмой
Право рода
Это слово – Убийство
Супербоссы. Как выдающиеся руководители ведут за собой и управляют талантами
Assassin's Creed. Преисподняя
Теория заговора. Правда о рекламе и услугах
Брачный контракт на смерть

— Ну и где здесь склад магических предметов? — поинтересовалась Машка.

— Сейчас найдем, — отозвался Май и отправился тщательно осматривать стены пещеры.

Что уж он там собирался найти, трещины или кнопки, говорящие о потайной двери, Машка вникать не стала. Зато, углядев замаскированный пышным ковром из той же ангельской пыли стеллаж, ринулась к нему. Живописно сваленные в кучки на полках предметы выглядели так, будто их туда запихали в большой спешке, а потом прикрыли ковром, чтобы не травмировать психику гостей. Уж Машка-то хорошо знала, что в таких кучах часто можно найти что-нибудь интересное. Обычно в них мирно соседствуют деньги, затолки, фотографии, серебряные ложки и грязные носки. Где-то в районе солнечного сплетения возникло неприятное ошушение щекотки, сопровождаемое подозрением, что их здесь ждали. Может быть, конечно, не конкретно их, а вообще гостей, но ждали точно. Однако усилием воли Машка эту неуместную мысль задавила.

— Ничего не трогай! — не оборачиваясь, предупредил Май, как будто и на спине у него были глаза.

— Слушай, мы сюда воровать пришли или на экскурсию?! — возмутилась Машка.

— Воровать, знаешь ли, тоже следует с осторожностью, — сообщил Май.

— Ну да, у тебя, видимо, большой опыт, — огрызнулась Машка, с тоской созерцая залежи непонятных, но, бесспорно, ценных вещей на полках.

Чей-то небольшой череп соседствовал там со скукожившимся цветком и с ожерельем из разноцветных камушков. На листе бумаги были небрежно рассыпаны засушенные травки и цветы, а рядом лежал полосатый жезл гаишника, в магической природе которого Машка не сомневалась и дома.

— Май! — окликнула Машка эльфа. — А это что, волшебная палочка?

— Я не знаю, что это, но на всякий случай не прикасайся. Мало ли что... Подожди, пока я закончу, — отозвался он напряженным голосом.

Машка хмыкнула. Вот высокомерная остроухая скотина! Всем же известно, что в фантастических романах смелость всегда вознаграждается, а магические веши с легкостью подчиняются пришельцам из иного мира — ведь пришельцы эти, как правило, неподвластны магии. Убедившись, что приятель ее занят поисками, она осторожно протянула руку к жезлу, повторяя про себя памятное: «У тебя нет власти надо мной!» Вдаваться в подробности она посчитала излишним: на жезле ведь не написано, кто был его владельцем.

Прикосновение словно пробудило предмет. В ту же секунду он начал меняться. Полосатость стала менее отчетливой, линии поплыли, а в следующее мгновение коварный жезл сменил цвет, став ярко-синим. На ощупь он был холодным, но Машка сердцем чувствовала, что жезл радуется ей и готов подчиниться. Не зря же он так старался привлечь ее внимание. На пробу она пару раз взмахнула им, но ничего не случилось. «Ладно, дома разберусь», — решила Машка и попыталась сунуть добычу за пазуху. Бесполезно — пальцы прилипли к жезлу намертво. Она уже собиралась запаниковать, когда Май радостно вскрикнул и дальняя стена пещеры беззвучно отъехала влево, открыв тайник. Машка быстро спрятала руку за спину и ринулась вслед за эльфом.

Потайная комната, однако, оказалась практически пустой. Грубо сколоченный стол и скамья — вот и все, что там было. На стенах, правда, висело множество ковриков и занавесей, да на полу лежал тонкий ковер с растительным рисунком. Май тут же сунул нос за ближайшую занавесь, но, кроме загадочных приборов, ничего там не обнаружил.

— Кажется, у нас мало времени, — решительно сказал он, прислушавшись к своим ощущениям. — Поищи по той стороне, а я займусь этой.

— Что, больше никаких идей нет? — тоскливо поинтересовалась Машка. — Может быть, заклинание какое поисковое произнести нужно?

— Не думаю, что это хорошая идея, — пробормотал Май. — Здесь тяжелая атмосфера.

— Да? — поразилась Машка и потянула носом. — Странно. Я ничего не чувствую, хотя насморка нет.

— Я не в этом смысле, — объяснил эльф, — а в том, что в пещере вряд ли получится провернуть какое-нибудь магическое действие. Ангельская пыль, я же говорил тебе.

— Это ужасно неудобно, — попеняла Машка эльфу, словно именно он был тем самым садоводом-любителем, который насажал здесь дряни, глушащей магию.

— Неудобно, — согласился Май. — Но, увы, я ничего не могу с этим поделать. Попробуй попросить пещеру нам помочь. Чем Разумец не играет, вдруг ты ей понравишься...

— У меня, между прочим, нормальная ориентация, — напомнила Машка и уставилась на стену пещеры.

Ничего привлекательного в камне не было, да и Машка считала, что будет выглядеть довольно глупо, разговаривая с голой стеной. Тогда она закрыла глаза и попыталась представить себе, что в сером холодном камне живет милая пожилая женщина вроде Анны Петровны, терапевта из поликлиники, у которой Машка частенько выклянчивала справки после того, как прогуливала школу. Как назло, перед внутренним взором возникала только Степанцова, стоматолог из той же поликлиники, отличавшаяся крайне стервозным характером. Видимо, это должно было означать, что пещере Машка не очень-то нравится. Не сказать чтобы ее это удивило, скорее расстроило. Но на слепое везение она и не рассчитывала — не привыкла.

Машка, вздохнув, принялась обследовать дальнюю стену пещеры. Первая занавесь скрывала груду грязных тряпок, вторая — склад ржавого средневекового оружия. На третьей занавеси сердце ее тревожно екнуло. Левому уху стало тепло. Ощущение, что некто невидимый тихонько шепчет ей на ухо, не было неприятным, скорее просто необычным.

— Май, — позвала она.

— Что-то не так? — Эльф обернулся. Он выглядел встревоженным и слегка растрепанным, как весенний воробей. Это весьма шло ему.

— Мое ухо щекочет теплый ветер, — сказала Машка. — Так и должно быть?

— Вряд ли, — признался он, немного подумав. — Никогда о таком не слышал. Мне это не нравится. Попробуй отойти от стены. Встань рядом со мной. Ну как?

— Не проходит, — призналась Машка с испугом.

Май сплюнул.

— Мракобесие какое-то! Ладно, давай быстро искать все, что нам нужно, и бежать отсюда. Откровенно говоря, мне здесь тоже немножко неуютно.

— Немножко неуютно — не то слово, — поддержала его Машка. — Где же этот идиотский алтарь может храниться?!

— В маленькой пещерке слева, за коричневой занавеской, — любезно подсказал кто-то сзади.

— Спасибо, — машинально поблагодарила вежливая Машка и тут же переполошенно развернулась. Голос был мужским, а значит, никак не мог принадлежать пещере.

Обнаруженный ею мужчина ничуть не походил внешне на Бирюка, каким Машка его представляла. Но никем иным этот аккуратный наглый щеголь, так спокойно чувствующий себя в пещере, быть не мог. Слишком уж он был в себе у'верен. Машка таких всегда не любила. Богатый, властный, привыкший, что все вокруг ему подчиняются и стараются услужить. Маг он там или не маг, но Машка могла прозакладывать свои босоножки и библиотечную книжку в придачу, что официанты в ресторанах, завидев его, бегут со всех ног, чтобы успеть принести ему меню до того, как он проявит неудовольствие. Сейчас, правда, Машке стало не по себе.

— Здрасьте, — сглотнув, сказала она.

По плечам и спине протопали мурашки. Уши горели, а в горле было сухо и гадко. Хотелось бежать, но ноги не слушались свою перепуганную хозяйку. Машка возблагодарила полутьму за то, что она до сих пор позволяла скрывать прилипший к пальцам жезл, и осторожно скосила глаза на Мая. Тот выглядел растерянным и озадаченным.

— Приветствую вас в моем доме, — любезно отозвался Бирюк. — Чем могу помочь?

— Но вы же на конференции! — обиженно сказала Машка. — Так нечестно!

— А кто говорит о чести? — Бирюк изящно приподнял левую бровь. — Крали?

— Что? — не поняла Машка.

— Господа, я ошибаюсь или вы действительно пришли ко мне, чтобы что-то украсть? — Хозяин дома, похоже, начинал уже терять терпение.

— Конечно нет. Как вы могли такое подумать?! — с праведным негодованием произнес Май, наконец-то обретший голос.

— Я не приглашал вас в гости, — со скучающим видом сообщил Бирюк. — Я вообще никого не приглашаю в гости вот уже много лет. Я не люблю гостей. Удивлен, что вам это неизвестно.

57
{"b":"7220","o":1}