ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему не нужны, нужны! — отозвался мужик. — Миска варенки, шмат мяса и три ломтя хлеба за вымытый зал. Денег не дам. Куры тоже не дам. Кура — только за деньги.

«Ненормальный какой-то!» — подумала Машка. Но на предложение мужика с радостью согласилась. В конце концов, на курятине свет клином не сошелся. Мясо даже лучше. Если, конечно, этот псих не обманщик.

— Сначала работа, — лаконично предупредил мужик. — Потом еда.

— Ясное дело, — согласилась Машка и принялась за работу.

Грязи было много. Пол в забегаловке, кажется, не мыли с тех пор, как ее построили. Он буквально вопиял о недостаточном рвении сотрудников местного санэпиднадзора. Впрочем, возможно, в этом мире данной организации еще не существовало. В одном из темных углов обнаружилась старая засаленная куртка, в другом — ржавый кинжал с обломанным кончиком. Обе находки вызвали у мужика бурную радость. Он немедленно запрятал их куда-то под стойку и посмотрел на Машку доброжелательнее. Сковырнув шмат сажи из-под ближнего к стойке стола, девочка обнаружила тоненькое изящное колечко, которому в этой забегаловке было явно не место. Помаргивая крохотным зеленым камушком, оно как будто просило: спрячь меня, забери отсюда! И Машка, конечно, пошла навстречу его просьбе. Кто она такая, чтобы отказывать в помощи очаровательному беспомощному созданию?

— Умыться есть где? — спросила она, закончив работу.

Пол, увы, не сверкал, но смотрелся значительно пристойнее, зато сама Машка перемазалась основательно. Хозяин таверны удивленно хмыкнул, но ответил:

— Колодец во дворе.

«Странно, — подумала Машка, — неужели у них тут даже умываться перед едой не принято?» Вода оказалась страшно холодной, и кожа немедленно покрылась мурашками. Мужчина выставил перед Машкой миску с аппетитно пахнущей кашей, тарелку с мясом и еще добавил кувшин молока, очень жирного, но вкусного. Потом прошел за стойку и отломал три куска от огромного каравая своими не слишком чистыми руками. Машка вздрогнула, представив, в каких условиях готовилась принесенная хозяином еда, если даже хлеб он ломает, не помыв рук, однако есть хотелось неимоверно. И она промолчала, с аппетитом принявшись за кашу.

— Плохая прислуга, — заметил он. — Гордая. Много моешься, как высокорожденная, а по харе видать — простая. Работникам и крестьянам быть гордыми плохо. Бить будут.

— Я не крестьянка! — чавкая, возмутилась Машка, страшно обиженная на «харю». — Я учусь на юриста.

Тут она немного приврала, но кто бы не приврал в ответ на оскорбление? Мужчина поцокал языком и оценивающе посмотрел на нее.

— Из города? — спросил он.

— Ага, — отозвалась Машка. Каша оказалась невероятно вкусной, и оторваться от нее было просто невозможно.

— У меня часто уристы бывают, только у них деньги есть, — заметил мужчина. — Ты врешь, значит.

— Но я же только учусь, — оправдалась Машка.

— Уристам содержание платят, — сказал мужчина. — Они ходят к королю «ура» кричать и к дружинникам тоже, на турниры. Деньги получают. Мне платят. Ты не уристка.

Машка быстро дожевала мясо. От комментариев хозяина забегаловки голова начинала кружиться. Со всем этим чертовым параллельным миром что-то было явно не так. Кажется, девушка из салона забыла выдать ей распечатанную инструкцию по пользованию, и теперь у Машки будут большие проблемы с взаимопониманием. Или у них, обитателей этого ненормального мира, — это как посмотреть.

Путешествие в параллельный мир начинало все больше и больше напоминать Машке знаменитые приключения Алисы в Стране Чудес: ни грамма привычной логики, зато уйма всяких странных персонажей, которые над словами издеваются, как хотят. И понимай их, как получится. Пока получалось не очень.

— Спасибо, — поблагодарила Машка, отставляя тарелку.

— Самому бы как-нибудь спастись, — буркнул хозяин забегаловки, снова мрачнея. — Бо пусть сам себя спасает. Он наглый и денег больших хочет. У него дрынов полно и товарищей. Бо жадный. Ты что, из его други?

— Нет, — растерянно отозвалась Машка. — Я имела в виду, что мне понравилась ваша еда, она очень вкусная. А кто такой Бо?

— Гробитель, — пояснил мужчина, сделав ударение на букву «о». — Плохой человек. Со своей другой по лесу ходит, честных людей гробит и деньги забирает. Ну, у тебя денег нет, тебе бояться нечего, а у меня здесь большое дело.

Дело у него и впрямь было немаленькое — руки у Машки до сих пор ныли после уборки. Мужика явно обрадовало то, что к банде таинственного Бо она не имеет никакого отношения. Он разулыбался, сделался любезен и продолжил свои расспросы. «Вон что пережитый страх с людьми делает», — удивилась Машка и решила при случае с этим Бо познакомиться. Вряд ли он страшнее Кривого Черта из соседнего подъезда. Тот ведь тоже вор и убийца, даже сидел два раза, а договориться с ним вполне можно, если знать как. Машку он никогда не трогал, даже наорал однажды на парней из другого района, когда они хотели ее ограбить. Выглядит он, конечно, жутко, несмотря на то что парень-то довольно молодой: у него глаза одного нет, а лицо наискосок шрам пересекает. Ничего криминального на самом-то деле. Это еще в детстве его отчим об косяк неудачно приложил. Кожа у Черта совсем желтая, как у китайца, потому что он постоянно курит. И руки синие от татуировок. И зубов вставных половина, только не белых, как в клинике делают, а железных. В клинику-то он ни ногой, там документы нужны. А у него вечная проблема с документами. Но ведь можно же с ним договориться! Значит, и с другими можно.

— Ты так и бродишь одна? — спросил мужик, помолчав немного. — Не страшно?

— А что бояться? — легкомысленно отозвалась Машка. — Денег у меня нет, а двинуть по морде, если что, я кому угодно могу. У меня папа — каратист.

— Я тоже в молодости коротистом был. — Мужик вздохнул. Глаза его влажно блеснули, видимо, от сентиментальных воспоминаний юности. — Бывало, укоротишь кого-нибудь на голову, а потом садишься и куришь, чтобы не так стыдно было. Накуришься — и давай куролесить. А что делать? Молодость, девки — деньги-то нужны.

«Кажется, он имел в виду что-то, чего я не совсем понимаю, — подумала Машка. — Ну ничего. Герои книжек как-то осваивались, я что, тупее их? У меня тоже все получится, просто не сразу. Вот адаптируюсь немного и стану великой магичкой. В книгах всегда так бывает. Надо только узнать, как тут магия работает».

— Я вообще с родителями в лесу долгое время жила, — простенько схитрила она. — Могу чего-то не знать... Где тут у вас ближайший маг обретается? У меня к нему дело есть.

— Близко, — отозвался мужик подозрительно поспешно. Маленькие глазки его, скрывавшиеся под разросшимися бровями, заблестели. — Очень близко. Иногда даже ко мне заходит. По делам. Мы с ним в большой дружбе.

— Отлично! — обрадовалась Машка. — А где он живет?

— В замке. — Мужик пожал плечами. — Разве ты не знаешь, что все маги живут в родовых замках? Они строго соблюдают традиции.

— Я всегда это подозревала, — призналась Машка. — И как его найти?

— Он завтра зайдет. Поздно уже, темно, — заметил хозяин. — Можешь остаться здесь, в комнате для прислуги. За это утром посуду помоешь после постояльцев.

На улице все еще моросило. Машка задумалась. С одной стороны, мужик ей не слишком понравился. Черт его знает, что он может выкинуть. С другой — на улице очень уж неуютно, холодно и мокро, а при необходимости мужику она вполне могла свернуть челюсть. Очень хотелось горячего сладкого чаю напоследок, но спросить о нем мужика она постеснялась. Вдруг здесь чая нет совсем или это какой-нибудь страшный наркотик. Что мужик после этого о ней подумает? «Нет уж, как-нибудь перетерпим!» — подумала Машка.

— Договорились, — вставая со скамьи, сказала она. — Показывай свою комнату. Надеюсь, крыс у тебя не водится.

— Крызов нет, — ответил мужик. — Только постояльцы.

— Много? — подозрительно спросила Машка.

— Нет-нет, — поспешно ответил мужик. — Всего трое. И все — люди, ты не подумай чего, мы порядок и правила уважаем.

6
{"b":"7220","o":1}