ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Ведьма по наследству
Луч света в тёмной комнате
Так держать!
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Клыки. Истории о вампирах (сборник)
Мастер клинков. Клинок заточен
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Чужой среди своих

— Привет, — сказала Машка, — Чем занимаемся? Ударным трудом во имя родины?

— Ну как-то так, — вяло ответил Май.

Вий же махнул рукой в ее сторону, демонстрируя, что еще не оглох и не ослеп, но взгляда от окон некроманта не оторвал. Видимо, то, что происходило там, было не только интересным, но и важным.

— Только не говори мне, что ты в дом идешь, — попросил Май, юродствуя. — Это разобьет мое старое больное сердце.

— А почему нет? — удивилась Машка.

Волоски на ее коже встали дыбом, лопатки зачесались. Это был верный признак того, что рядом ходит большое, как медведь, и, наверное, опасное приключение. И Машка, пожалуй, не смогла бы честно сказать, что ей это не нравится. Особенно в свете покровительства неведомого бога, которое ей довелось осознать. Когда сами боги, которым никто в мире ничего противопоставить не может, играют на твоей стороне, бояться в общем-то нечего. Как говорили средневековые христиане: «Бог с нами, кто же против нас!» Однако привычка опасаться неизвестного была у Машки в крови, и теоретические умопостроения не позволяли избавиться от нее так просто. Вот если бы бог стоял у нее за спиной и пугал местных хулиганов, это было бы совсем другое.

— И крупная бабочка с острым, как нож, языком уселась ко мне на ладонь, — напевно проговорил Вий, задумчиво глядя на узкую полоску радуги, вырывающуюся из окна некроманта.

— Ты о чем? — испуганно спросила Машка. В строчках, которые бормотал эльф, было что-то непонятное и жутковатое.

Вий не ответил.

— Посиди с нами пока, не ходи в дом, — подозрительно спокойно и ненавязчиво попросил Май.

Настолько ненавязчиво, что Машка сразу же сообразила: здесь пахнет магией. Да не просто пахнет — воняет на весь город. Такой шанс она упустить не могла.

— Что случилось-то? — затеребила она Вия. — Это очень опасно?

— Это талибер, — сказал Вий таким тоном, каким люди говорят: «Это песец!»

Мерзкая привычка никогда не отвечать на заданный вопрос прямо больше всего бесила Машку в эльфах. Если говорить откровенно, то не только ее. Некоторые даже считали, что первая Война Рас началась из-за этой безобидной эльфийской особенности, а вовсе не из-за того, что кто-то там у кого-то женщину увел.

— Прости, пожалуйста, это ты ругаешься, называешь животное, которое только что вылетело из окна, или процесс, происходящий в лаборатории у Вилигарка? — стараясь не слишком злиться, поинтересовалась Машка.

— Если бы я хотел сказать о процессе, я бы выразился иначе, — меланхолично произнес Вий. — Я сказал бы: вызов талибера. Животное, которое — что сделало? Вылетело из окна?!

И он тут же стал смешно похожим на большого взъерошенного воробья. До эльфов долго доходит, зато уж когда дойдет, действуют они куда быстрее людей. Машка не успела даже вякнуть, когда невесомое на вид и очень тяжелое на практике тело старшего из эльфов вдавило ее в землю.

— Ты чего? — прохрипела она.

— Лежи и молчи, — отрезал эльф. — Сделай вид, что тебя здесь нет и никогда не было. Солнца свет, плюнь на голову этому безмозглому человеку! Вызывать талибера в одиночку, не приняв соответствующих мер предосторожности! В голове у него совсем свистит от дырок!

— А может, он принял, но они не сработали, — попыталась оправдать хозяина Машка.

— Значит, они несоответствующие! — категорично сказал Вий.

В чем-то он, безусловно, был прав, а кроме того, Машка находилась не совсем в том положении, чтобы с ним спорить. Как ни крути, а он, кажется, спасал ее шкуру.

Что-то с треском разорвало воздух у них над головами, словно истребитель пронесся на бреющем полете. Послышался испуганный вскрик Мая, и Вий вскочил на ноги.

— Что? Что с тобой? — заботливо спросил он, кидаясь к младшему, как любящая, но нерадивая тетушка к доверенному ей рыдающему малышу. — Тебя не поранило?

— Нет, — отозвался Май. — Просто я никогда раньше не видел талибера. Я... испугался.

Вий сразу успокоился.

— Немудрено. Я, например, вообще от ужаса неделю говорить не мог после того, как талибера впервые увидел. Ты очень смелый для своего возраста.

— Был бы смелый, набил бы из этой твари чучело, — усмехнувшись, сказал Май, понемногу приходя в себя.

— Нет, — возразил Вий. — Был бы настолько смелый — был бы мертвый. Причем уже давно. Хвала богам, этот возраст ты благополучно миновал.

— А при чем здесь возраст? — не поняла Машка. — И, кстати, куда оно делось? То, что так сильно шумело...

— Талибер? — Вий пожал плечами. — Не знаю. Или ближайший замок громить полетел, или в горы. Зависит от того, насколько его Вили зачаровал.

— Он вернется? — опасливо поинтересовался Май.

— Вряд ли. Подозреваю, что ему здесь не слишком понравилось. Вили редко вызывает такие создания из-за Стекла, чтобы покормить их с рук и продемонстрировать гостям свое умение. Обычно он сердит их и отправляет что-нибудь ломать. Так что талибер сейчас страшно зол.

— Из-за Стекла? — переспросила Машка. — Это что, аналог потустороннего мира?

— Нет, что ты! — отозвался Вий. — В потустороннем мире живут боги и мертвые. А мир таких созданий — за Стеклом, которое разделяет нашу и их часть реального мира. Нам практически нет места там, а они редко посещают нашу половину. Так сложилось.

— Угу, — буркнула Машка. — Поняла, это — монстры из телевизора.

— А у вас тоже есть что-то подобное? — немедленно заинтересовался Вий.

— Не совсем, — уклончиво ответила Машка. — Но близко. По крайней мере, я не часто видела на улице тех, кто постоянно мелькает за стеклом. И сама в телевизоре никогда не была. Хотя и хотелось.

— Это обычно очень опасно, — наставительно сказал Вий, вглянув на нее строго. — Обыкновенным людям за Стеклом тяжело. Надо быть талантливым и опытным магом, чтобы продержаться в мире застекольных существ.

— Я в курсе, — иронично ответила Машка. — Не волнуйся, уж я-то туда вряд ли когда-нибудь попаду. Даже если вернусь домой.

— Это хорошо, — серьезно сказал Вий. — Не знаю отчего, но я за тебя здорово беспокоюсь.

Машке его слова пришлись по душе, хотя это и грозило строгим надзором со стороны занудного нелюдя. Всегда приятно, если сохранность твоей шкуры волнует не только тебя.

— Ладно, — решительно сказала она, — раз уж эта ваша стекольная тварь отправилась передавать Вилигаркову весточку далекому недругу, могу я пойти в дом?

— А тебе этого хочется? — спросил Май.

— Вообще-то нет, но как я объясню свою задержку Айшме? — поинтересовалась Машка, взгромоздясь на нижний, толстый сук дерева.

Сидеть на нем было удобно, словно на хорошей скамейке, и, будто скамейка, пользующаяся популярностью, сук был отполирован. Кроме эльфов, на деревьях никто и никогда не сидел. Айшма — потому что боялась потерять достоинство, а прочие — потому что просто боялись. Ведь если бы боги желали, чтобы люди сидели на деревьях, у людей непременно росли бы крылья.

— Скажешь, что явился невнятной наружности бог и предупредил тебя, что в дом пока ходить нельзя, — пожав плечами, предложил Май. — Айшма такие случаи для коллекции собирает.

— Ну тогда помоги мне ее вызвать, — предложила Машка.

Эльф фыркнул насмешливо, однако без возражений обхватил изящными ладонями ее голову, надавил слегка на виски. Машка принялась усиленно думать об экономке и о том, как она мечтает с ней побеседовать. Если на чужие вызовы она худо-бедно отвечать научилась, то вот тонкое искусство вызывать кого-то самой ей не давалось никак. По-хорошему, ей не мешало бы проконсультироваться и взять пару уроков у того мага, который налаживал некроманту внутреннюю сеть связи. Но, как и всякого внештатного системного администратора, его было сложно найти именно тогда, когда он был больше всего нужен.

Только сейчас Машка оценила, как просто и разумно связь была устроена дома. Не нужно быть особенно умным человеком или великим специалистом, чтобы снять трубку и понажимать на кнопочки. Зная, какой номер кому принадлежит, можно связаться с кем угодно. И при этом вовсе не обязательно в деталях представлять, как абонент выглядит, а уж желать с ним поговорить и вовсе не нужно. Снял трубку, набрал номер, дозвонился. И никаких тебе магических заморочек. В этом смысле техногенная цивилизация далеко обогнала магическую. Да и прибегать к помощи эльфа каждый раз, когда Машке срочно нужно с кем-нибудь поговорить, было унизительно. У остроухих странное чувство юмора. Оно понятно только сородичам, а вот прочих может и обидеть. При этом эльфы искренне недоумевают, что именно в их словах такого уж оскорбительного. Откровенно говоря, они вообще полагают, что в словах в принципе не может быть ничего обидного: это же слова, а не булыжником по башке. И в некотором смысле они правы. Булыжником по башке куда обиднее.

61
{"b":"7220","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Спецуха
За пять минут до
Атлант расправил плечи
Билет в любовь
Выбери себя!
Любовница
Врач без комплексов