ЛитМир - Электронная Библиотека

Айшма не отзывалась. Виной тому были не помехи и не Машкино неумение. Сколько эльф ни напрягался, пытаясь вызвонить экономку, в голове у Машки царила полная тишина. Ни потусторонних голосов, ни свиста ветра — связь умерла. То ли полет талибера сбил настройки, то ли с Айшмой случилось что-то непоправимое. Впрочем, Вилигарк не отзывался тоже. Машке стало весьма неуютно, да и эльфы, почуяв неладное, были не в своей тарелке.

— Пойдем проверим, как там дела? — неуверенно предложила Машка.

— А если плохо? — спросил Вий. — Понимаешь, если там случилось что-то, с чем не смог справиться Вили, нам там точно делать нечего. Разве что опробовать на себе какой-нибудь экзотический способ самоубийства. А к этому я пока что не готов. Подождем.

— Конечно, подождем! — радостно поддержал старшего Май. — Авось что-нибудь образуется.

В этот момент прогноз его сбылся самым наихудшим образом. По земле пробежала тень, похожая на силуэт планера, Машка задрала голову вверх и села. В небе парил талибер, которого почти невозможно было спутать с кем-то другим даже человеку, никогда в жизни талибера не видевшему. Он смотрелся настолько чуждо и чудовищно, что просто не мог быть никем, кроме застекольного демона, устроившего дебош в резиденции некроманта.

— Это он? — шепотом спросила Машка.

Недолго думая Вий схватил ее за руку и попытался оттащить под защиту ближайших деревьев. Усилия его были тщетны — Машкины ноги будто приросли к земле. А талибер снижался, и довольно быстро. Похоже, группа человекообразных внизу его заинтересовала. Май икнул, вцепился в Машкину руку тоже, но тащить никуда не стал. Машкин ступор прибавил ему присутствия духа. Вий посмотрел на него осуждающе, вздохнул и, сев на землю, принялся морально готовиться к неизбежному. Затянул какую-то мрачную чукотскую песню вполголоса и сплел пальцы в сложную фигуру.

Пока талибер был высоко в небе, его можно было принять за огромную бабочку. Когда же он изящно спланировал на землю, стало видно, что тело у него не длинное, поделенное на сегменты, как у бабочки, а вполне человеческое, только заросшее рыжеватой шерстью. Из головы двумя антеннами торчали тонкие длинные усики. Крылья его, переливающиеся и яркие, заканчивались острыми блестящими ножами. Четыре штуки, по одному на каждое крыло. Ножи придавали его облику дополнительную сюрреалистичность. Талибер словно сошедший с иллюстрации книги об ацтекской мифологии, безусловно, был прекрасен, но в качестве домашнего животного Машка бы его держать поостереглась. Слишком странно он выглядел. Помедлив немного, она решила осторожно погладить его, чтобы продемонстрировать свои добрые намерения. Блеск капелек на ножах завораживал ее. Казалось, талибер только что искупался.

— Это не вода, — вполголоса предупредил ее Вий, прерывая свое музыкальное мычание. — Это яд.

Машка руку отдернула опасливо и предпочла аккуратно погладить гостя по вроде бы безопасной спине. Мохнатая шерсть оказалась теплой и мягкой, приятной на ощупь, как свитер из ангорки. Машка никогда такие не носила — дорого и непрактично, потому как линяет после первой же стирки. Но среди одноклассниц они считались модными. Машка всегда подозревала, что такая уютная на вид одежда и на ощупь должна быть уютной. Вряд ли дома свитера вязали из шерсти талибера, но во всяком случае ощущение было похожее. Талибер ласково наклонил голову влево, раскрыл рот и, высунув язык, облизнул Машкину руку. Машка вскрикнула от резкой боли и руку отдернула. Из глубокого длинного пореза капала кровь.

— Что же это? — растерянно спросила она и посмотрела на демоническое животное.

Глаза у талибера были доверчивые и бездумные — как у овцы.

— Не суй руку куда не следует — опасно! — запоздало предупредил ее Вий.

— Любопытной Варваре на базаре нос оторвали, — пробормотала Машка, баюкая пострадавшую конечность.

— Дай лапу, — велел Май.

Машка протянула ему руку, стараясь при этом не приближаться к талиберу, следившему за их движениями бессмысленным птичьим взглядом. Его изящное женственное лицо было бы совсем человеческим, если бы не мохнатость и дебильное выражение. Май шепнул что-то, явно обращаясь к порезу, и тот немедленно затянулся. Боль сразу же исчезла, и на память Машке остался лишь тонкий розовый шрамик.

— Ой, прошло, — удивилась она.

— А то! — Эльф самодовольно усмехнулся. — Потомственное умение, а не мухры-хухры, как ты говоришь.

Талибер повелительно курлыкнул и снова вытянул шею по направлению к Машке. Кажется, он желал, чтобы его почесали. Машка поежилась, но пожелание его исполнила. Застекольный демон довольно заурчал, как большой кот, не выказывая больше желания облизать её своим жутким языком.

— Нет, у тебя явно есть эльфийские корни, — задумчиво сказал Вий, наблюдая за ней.

Талибер, словно крупная курица, глянул на эльфа одним глазом, наклонив голову, причем второй глаз оставался неподвижным, и усмехнулся одними губами. Вий поежился, как будто ему внезапно стало холодно, и отошел подальше. Близкое соседство с талибером тяготило его.

— А может, и не эльфийские, — пробурчал он. — Может, у тебя вообще тэкацу в роду были. Ты вон как ярко краснеть умеешь. И демоны к тебе липнут явно неспроста.

— Ничего он не липнет. — Машка улыбнулась. — Просто он маленький, и ему одиноко. Вот если бы тебя ребенком в другом мире потеряли, тебе бы не стало неуютно? А я к нему отнеслась не так, как у вас принято, а по-доброму. И не очень испугалась. Смотри, какой он красивый.

Талибер довольно заурчал, подставляя спину для почесывания. Стараясь не касаться опасных крыльев демона, Машка ласково гладила его. От непривычного, но явно приятного ощущения талибер разомлел. Он даже глаза прикрыл от удовольствия.

— Маленький? — удивленно переспросил Вий. — Ребенок? Ты хочешь сказать, что у него и мама есть?

— Конечно, — уверенно отозвалась Машка. — У всех есть мама. А у некоторых еще папа, бабушка и старший брат.

— Май, — позвал Вий слабым голосом, — глянь, пожалуйста, на небо, там не летит орда разозленных взрослых родственников нашего случайного гостя? Нам могилку рыть не пора?

— Пока небо чисто, — беззаботно проинформировал его Май. — Бояться еще рано. И правда, посмотри, он действительно красивый. Я, знаешь ли, раньше никогда талибера так близко не видел.

— Я тоже, — проворчал Вий. — Потому, наверное, мы с тобой оба еще живы, что лично меня не может не радовать.

— Вы просто не умеете с ними общаться! — категорично заявила Машка, строя из себя единственного в этом мире специалиста по дрессировке талиберов.

Выглядеть уверенной ей нравилось, благо пока это не требовало никаких особых навыков. Демон не проявлял признаков агрессии, и, похоже, Машка действительно была ему симпатична.

— Угу, — мрачно сказал Вий. — Поколения магов — ничего не понимающие глупцы, одна ты умная.

Машка пожала плечами:

— Да нет. Дело в том, что Вилигарк талибера для чего вызывал? Для убийства. Я думаю, что другие маги тоже вызывали их для убийства и разрушений. А я его просто так глажу. Оттого, что он мне нравится. Вот и я ему нравлюсь.

— Слушай, а ведь девочка дело говорит! — восхищенно заметил Май. — Кстати, а можно, я его тоже поглажу? Он не против?

— Ты не возражаешь? — на полном серьезе спросила Машка у полуразумной демонической бабочки-переростка.

Талибер согласно фыркнул и потряс усиками.

— Гладь, — перевела Машка.

Май с некоторым трепетом коснулся мягкой шерсти загадочного и смертельно опасного талибера. Тот заурчал громче, стараясь не напугать маленького по сравнению с ним эльфа.

— Я вам не помешаю? — раздался вкрадчивый неприятный голос Вилигарка.

Талибер тут же развернулся, ощетинился и выставил вперед ножи. Маг нахмурился, провел руками по воздуху и пробормотал связку агрессивных, полных шипящих и рычащих звуков слов. Талибер поник, сжался. Глаза его потухли, став похожими на глупые зеленые стекляшки плюшевого медвежонка. Машкино лицо стало непроницаемым. а оба эльфа рефлекторно сделали шаг назад и растворились среди зелени сада. Общаться с хозяином они страшно не любили, особенно когда тот был зол. Вилигарк сделал еше одно странное движение всем телом, и талибер, немного помедлив, послушно улегся на землю. Выражение его лица стало глуповатым, как у дешевой пластиковой куклы китайского производства. Прикажи маг ему сейчас не просто лечь, а умереть, наверное, талибер выполнил бы его приказ так же без лишних раздумий. Машке стало больно и жалко бедного демона.

62
{"b":"7220","o":1}