ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Никаких принцев!
Всё в твоей голове
Подсознание может все!
Врачебная ошибка
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан
Ненависть. Хроники русофобии
Проклятый ректор
Иллюзия 2
Я ленивец

Она обернулась.

— Ну?

— По заду пну! — огрызнулся раздраженно некромант. — Объясни мне, что в нем особенного! Ты же его в лицо узнаешь. И не ошибаешься, верно?

— Именно так, — подтвердила польщенная Машка. — Никогда не ошибаюсь. Мне совершенно непонятно, почему вы их не различаете. Вы ж меня с Айшмой не путаете?

— Но это совсем другое дело! — возмутился некромант. — Вас нельзя перепутать!

— Их — тоже! — безапелляционно заявила Машка, украдкой пытаясь поковырять в носу.

В правой ноздре зудело, но как решить эту проблему, не нарываясь на неодобрительный взгляд некроманта, она не знала. То есть, может быть, в этом мире ковыряние в носу являлось признаком хорошего воспитания, но Машка как-то не была в этом уверена. А, как известно, не уверен — не обгоняй.

— Нас как раз можно. — Май философски вздохнул. — Мы же не люди.

Повеяло откуда-то ностальгическим ароматом малосольных огурцов. Машка вздрогнула и заозиралась. Внезапно нахлынувший запах вызывал тревогу, а необъяснимый запах и того больше — панику. Если не знаешь, как пахнут все опасные демоны этого мира, от источников загадочных запахов следует держаться подальше. Но ни Май, ни Вилигарк никакого беспокойства не выказывали. Ветки растущего у дорожки дерева, как близнец похожего на иву, только с розовой корой, зашевелились и выпустили наружу слегка взъерошенного Вия.

— Надо понимать, что это — Вий? — неуверенно предположил некромант.

— Похвальная наблюдательность, — заметил старший эльф. — Все хорошо?

— Разумеется, — подтвердила Машка, небрежно пожав плечами. — Талиберов разогнали, а щит меня спас.

Вий подозрительно втянул воздух — принюхивался. Глаза его сузились, отчего он немедленно стал похож на симпатичного длинноухого японца.

— Это действительно щит, — поспешил заверить его Вилигарк.

Вий кивнул.

— Предположим. Следы заклинания я вижу, но не могу определить, каким оно было изначально. Я не силен в анализе человеческой магии. Возможно, это щит. Возможно, что-то другое.

— По-моему, у тебя мания преследования меня, — решительно прервала его Машка. Эльф, страдающий паранойей, — это было выше ее сил. — Ты не отличаешь след одного заклинания от следа другого. А Вилигарк не отличает одного эльфа от другого. А я не отличу молекулу воздуха от молекулы аммиака. Видимо, это явления одного порядка.

— Что-то ты странное несешь, — недоверчиво пробормотал Май. — Какие молекулы? Какого аммиака?

— Это газ такой, — вспомнила Машка. — Кажется, вонючий, но я бы не поручилась.

— Отличишь, — заверил ее Май. — Если вонючий, то точно отличишь.

— Тогда почему Вилигарк не различает вас? — поставила она вопрос ребром.

— Потому что они оба вонючие, — шепотом предположил Вилигарк. Видимо, тренировал свое остроумие, которое и впрямь нуждалось в тренировках.

Вий смерил некроманта косым взглядом и сухо отозвался:

— Потому что мы — эльфы. Мы действительно часто кажемся одинаковыми. Это правда.

— Ну не будешь же ты мне врать, что для вас все сородичи на одно лицо, а у меня — глюки? — ехидно спросила Машка.

— Не буду, — согласился Вий. — Только не понимаю, какое отношение имеет одно к другому. Если у тебя глюки — выведи их. Слава свету, в мире существует достаточно средств для этого.

— Вот это подход! — восхитилась Машка, — Есть глюки — выведи их, и всего делов. Мне нравится. Но если вы друг друга различаете, то почему Вилигарк не может?

Вий пожал плечами:

— Он — человек.

— Ну и что? Что вы мне тут дискриминацию по расовому признаку устраиваете?! — возмущенно поинтересовалась Машка. — Я тоже человек, но я-то вас не путаю! Так почему же Вилигарк, нормальный зрячий мужик и даже вроде бы не дальтоник, вас не различает? Вот в чем вопрос!

— Какое забавное слово — дальтоник, — пробормотал себе под нос Май. — Надеюсь, это не что-нибудь неприличное, как у тебя обычно бывает? И вообще, ты знаешь, я полагаю, что все дело в войне.

— В какой войне? — удивилась Машка.

— Первой мировой, — охотно пояснил эльф, — Ты же в ней не участвовала, верно?

— Ну разумеется! — подтвердила Машка. — Она когда была — о-го-го! Но, возможно, кто-то из моих предков в ней участвовал.

— Дура, — коротко заметил Вий, вообще довольно быстро всему обучавшийся и на раз запоминающий доселе незнакомые ему, но звучные и обидные прозвища. — Малыш имеет в виду нашу войну, местную. Которая стряслась в Ишмизе лет сорок назад.

— А что, была еще какая-то Первая мировая? — заинтересовался Вилигарк.

— Первых мировых, вероятно, было много. Но вас они интересовать не должны, потому как это знания бесполезные, — солидно заметил Вий. — По крайней мере, для специалиста вашего профиля.

— Во время Первой мировой люди показали себя наихудшим образом и потеряли массу народа, не без нашей, разумеется, помощи, — продолжил Май, ехидно поглядывая на совершенно растерявшегося после объяснения Вия некроманта.

Черный маг привык относиться к эльфам как к существам второго сорта и уж конечно не предполагал, что они могут знать нечто ему недоступное. Нелегальные иммигранты, дешевая рабочая сила — что на них внимание обращать?

— И что потом? — терпеливо подтолкнула течение мысли эльфа Машка.

— А потом был объявлен знаменитый Мир народам, — решил блеснуть своей эрудицией Вилигарк. Это название прозвучало у него так, как будто он зачитывал заголовок какого-нибудь важного документа вроде Декрета о земле.

— Более известный как Мир — народам, война — уродам, — педантично дополнил Вий. — После окончания Первой мировой войны травля нелюдей приняла поистине глобальные масштабы, и, если бы не вмешательство таких могущественных людских богов, как Правил и Разумец, вряд ли ты могла бы сегодня разговаривать с нами.

— Это что, лекция по истории? — ядовито поинтересовалась Машка. — Вы мне по-человечески можете рассказать, что там такого произошло, из-за чего теперь Вилигарк вас не различает?

— Нет, по-человечески вряд ли, — подумав, отказался Вий. — По-человечески — это к нему. Мы врать не приучены.

Он кивнул в сторону некроманта. Тот насупился, хотя должен был счесть это комплиментом. И в самом деле, черный маг, который не умеет врать, — это полная чушь.

— Хорошо, — согласилась Машка. — Давай тогда ты мне просто в два предложения уложишь объяснение того поразительного факта, что я различаю вас, а мессир — нет.

— Умеешь же ты завернуть! — восхитился Май. — Столько слов потратить на выражение одной простой мысли — это не каждый эльф сумеет!

Машка скрипнула зубами. Потихоньку она начинала злиться на бестолковых и многословных нелюдей. Теперь она, кажется, понимала, почему эльфов в Астолле привечают только дамы. Вий солидно откашлялся и поторопился объяснить:

— Участники войны и их потомки лишены возможности отличать одного эльфа от другого. Боги не хотели, чтобы кто-то из короткоживущих узнал в своем соседе недавнего врага и принялся мстить. Мир вовсе не был создан для мести и поминания обид. Он должен продолжаться.

— Шоу маст гоу он, — задумчиво пробормотала Машка, скептически взирая на остроухого умника. — А как же вы? Вы же прекрасно разбираетесь в людях, и все такое? Вы-то не рветесь мстить за убитых родичей, потравленные посевы и разбитую посуду?

— Так то мы, — отозвался Май. — Мы — совсем другие, гораздо сложнее и совершеннее. Нам листьев набросать на то, что было раньше. Нужно оставить в прошлом — мы оставим. И случившееся нам будет так же дорого и важно, как лошадиные какашки.

— Сильный подход, — уважительно сказала Машка, изо всех сил стараясь не захихикать. Патетическое выражение лица эльфа, торжественная интонация — все это не вязалось с пресловутыми продуктами жизнедеятельности домашней скотины.

— Кстати, о лошадях... — как бы невзначай заметил Вилигарк. — Я давно собирался тебе кое-что показать. Надеюсь, господа эльфы составят нам компанию.

— Это приглашение или указание? — осведомился Вий.

67
{"b":"7220","o":1}