ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней
Забей на любовь! Руководство по рациональному выбору партнера
Как бы ты поступил? Сам себе психолог
Generation «П»
Пятизвездочный теремок
Источник
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Думай медленно… Решай быстро
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!

— Ты ее что, боишься? — насмешливо поинтересовался Май.

Этого Машка стерпеть не могла никак. Закусив губу, она медленно подошла к животному и внушительно посмотрела ей в левый глаз. Потом резко подпрыгнула, оперлась в движении о лошадиную шею, нелепо взмахнула ногами и приземлилась. Пол, так приятно пружинивший до этого под ногами, пятой точке показался ужасно твердым. Вайра покосилась на Машку удивленно и отступила к самой стенке загончика. На ее замечательной породистой морде было написано, что связываться с ненормальной девчонкой ей совсем не хочется.

Первый урок прошел в тщетных попытках залезть на неоседланную лошадь. Хваленый эльф-инструктор, поначалу продемонстрировавший Машке еше пару раз технику «взлета» на лошадь, под конец уже даже ехидничать по поводу Машкиной бестолковости устал. Сидя верхом, он наблюдал за Машкиными попытками влезть на лошадь с тем оскорбительным выражением на лице, с которым учитель физики обычно рассматривал ее контрольные работы. Перед глазами Машки плясали красные и синие пятна, но ослиное упрямство заставляло ее повторять и повторять бесплодные попытки. Вайра терпеливо сносила эти попытки довольно долго. Она явно была воспитанной лошадью с покладистым характером, но и ее ангельское терпение не могло быть бесконечным. В чем-то Машка ее понимала — если бы кто-то вздумал так издеваться над ней, она бы такому клоуну быстро уши пообрывала.

Очередная попытка повторить эльфийский «взлет» закончилась тем, что Машка чувствительно приложила лошадь ногой по шее, вовсе этого не желая. Просто, когда падаешь, довольно сложно контролировать непроизвольные движения паникующего тела. Лошадь коротко ржанула, словно выругалась, развернулась и смачно приложила Машку своей филейной частью об стенку загончика. Машка хрюкнула и сползла вниз. Будь она неженкой, непременно потеряла бы сознание. Грудь теперь тоже болела. Еще бы — ударом из легких вышибло весь наличествующий воздух, а о том, чтобы не получить трещину в ребрах, оставалось только молиться. С трудом поднявшись на собственные ненадежные ноги. Машка схватилась за стенку и адресовала четвероногой скотине ненавидящий взгляд. Лошадь осталась к нему совершенно равнодушной. Видимо, считала, что она в своем праве. Никакие муки не могут продолжаться вечно, а особенно — издевательства дилетанта над дорогим верховым животным.

— Да, кажется, наездницы из тебя не выйдет, — сочувственно резюмировал Май.

Машка решила сначала как следует отдышаться и уж потом придумывать остроумный ответ нахальному эльфу. И почему им, остроухим, все так легко удается?! Дверь приоткрылась, и в конюшне появилось новое действующее лицо — некромант. Лицо это было весьма обеспокоенным.

— Что случилось? — спросил он. — Следящие за лошадями сказали, что тут происходит нечто ужасное.

— Нечто ужасное, что происходит здесь, — это она, — любезно пояснил Май, махнув рукой в сторону Машки.

Предательница Вайра обвиняюще фыркнула и, более того, неприязненно на Машку покосилась. Девочка тут же приняла воинственный вид и взъерошила пальцами волосы. Ноги у нее все еще дрожали, и это помогало ей чувствовать себя несправедливо обиженной.

— То есть тут за нами еще и следили? — спросила она задиристо. — Вот почему у меня ничего не получалось! У меня все время было ощущение взгляда в спину, и я никак не могла сосредоточиться!

— Вот поэтому меня так люди и раздражают, — вскользь зааметил Май. — Привычка сваливать вину за свои неудачи с себя на все что угодно, начиная с соседей и заканчивая смутными ощущениями, — одна из самых мерзких особенностей короткоживущих.

— Вот нет чтобы посочувствовать! — огрызнулась Машка.

— Видимо, у вас в хозяйстве лошади не было, — деликатно предположил Вилигарк, не делая, впрочем, ни единого движения, чтобы помочь пострадавшей от животного мира Машке.

По его руке пробежал толстый таракан, задержался на пальцах, суетливо зашевелил усиками. Машка содрогнулась от отвращения, а некромант как ни в чем не бывало поднес ладонь ближе к лицу.

— Все хорошо, беспокоиться не стоит, — сказал он почти что ласково. — Ступай успокой Вайру. Она нервничает. Чего доброго, похудеет еще.

— Это как раз ей не помешало бы, — мстительно заметила Машка, смерив кобылу высокомерным взглядом.

Вайра ответила ей пренебрежительным фырканьем.

Таракан тем временем спрыгнул с руки Вилигарка и пробежал между Машкиных ног к лошади. По ноге взобрался наверх и юркнул в подрагивающее ухо. Машка передернулась и поспешно отвела взгляд.

— Всегда подозревала, что от тараканов ничего хорошего ждать не следует, — сказала она. — А если этот таракан еще и соглядатай, тогда тем более...

Настроение было непоправимо испорчено. Машка не любила, когда ей что-то не удавалось. Особенно если это «что-то» легко проделывал кто-то другой. Плевать, что этот другой был нелюдем, да еще старше нее почти на триста лет. Плевать на то, что он ездил на лошади, наверное, с самого рождения. Но ведь именно Машка, а не паршивый красавчик-эльф, пересекла границу миров и явилась в этот мир. Почему у героев ее любимых романов все получалось так просто? И на лошади они ездили как настоящие казаки, и магами становились, стоило им только глазом моргнуть... Что у нее, у Машки, карма какая-то неправильная?

Вилигарк сначала шумно втянул воздух, словно вдыхая какой-то незнакомый, но бесспорно приятный аромат, а потом занервничал. Машка хлюпнула носом, терзаясь своей обидой и никомуненужностью. Повернулась и, трогательно опустив плечи, побрела к выходу из конюшни.

— Э-э... — растерянно пробормотал Вилигарк.

В незнакомой ситуации он чувствовал себя крайне неуверенно. Ему явно нечасто приходилось утешать плачущих служанок. Май, оценив обстановочку, быстро спрыгнул с лошади и, небрежно кивнув Вилигарку, кинулся догонять Машку. Вайра же, проводив их понимающим взглядом, философски вздохнула. Она была существом мудрым и давно привыкла к тому, что мужчины бросают ее ради более важных дел. У них, двуногих прямоходящих самцов, часто бывают неотложные дела. Это закон жизни.

Ветер усилился. Потянуло откуда-то сыростью и запахом дыма с легкой примесью гнильцы. Ветер ерошил волосы Вия, отчего эльф казался моложе и легкомысленнее, чем был на самом деле. Волосы Мая, более длинные и тяжелые, чем у старшего собрата, ветер перебирал аккуратно и неторопливо, как влюбленная женщина. Машка сидела на толстой ветке, беспечно болтая ногами. Выражение ее лица бвло самым что ни есть мрачным. Глядя на Мая с нескрываемой завистью, она обиженно посапывала. Мая ее надутость, похоже, только забавляла.

— Ты похожа на мыльный пузырь, — сообщил наконец он. — Красиво, тебе даже идет. Я бы сказал — всегда так ходи, но, боюсь, лопнешь.

— Тебе-то что? — буркнула Машка. — Господин Совершенство!

— Да, я такой, — с удовольствием признался Май. — Но, надеюсь, тебя не мое умение держаться на лошади привело к такой замечательной мысли?

— Какая тебе разница? — с досадой отозвалась Машка. — Зато можно поспорить, что ты не справился бы даже с домофоном, не говоря уж о компьютере.

— Можно подумать, ты бы справилась, — усомнился Май.

— Легко, — с усмешкой сказала Машка.

Конечно, она изрядно приврала: компьютер она умела только включать и выключать специальной кнопкой, да еще набирать текст в программе Word, — но ведь вранье ничем ей не грозило. А кто откажется приврать в свою пользу, если это не вызовет никаких ужасных последствий вроде необходимости доказать свои слова? Остроухий умник, похоже, прочел ее мысли.

— Бездоказательно, — заявил он, пожав плечами.

— Но в целом она права, — неожиданно вмешался Вий. — Вероятно, мы действительно не разобрались бы в вещах, рожденных в ее мире. Правда, это не оправдывает ее чудовищного неумения обращаться с лошадью, но все же... В ее мире много рогатых железных повозок и металлических веревок, по которым бежит сила и передаются слова. Для нас это было бы так же обескураживающе и ново, как лошади и магия — для нее. Удивительно, почему она до сих пор не попросилась обратно.

69
{"b":"7220","o":1}