ЛитМир - Электронная Библиотека

— Практично, — оценил Вий, пытаясь отдышаться после пробежки и интенсивной магической практики.

— А то! — гордо отозвалась Машка. — Мы, женщины, вообще очень практичные существа, не то что вы.

Дверь вздрогнула от удара, но выдержала.

Стиснутый стенами дворик за трактиром показался Машке колодцем. Странно, снизу дом вовсе не представлялся таким высоким. Поток крызов изливался из подвала и окон первого этажа. Эти твари были крупнее московских крыс и немного походили на хорьков плавностью и скоростью движений. Откуда они взялись, Машка даже не задумывалась. Может быть, пришли следом за разлагающимся головорезом, желая закусить им, когда он все-таки сдохнет окончательно. Может быть, это был почетный караул, присланный Хероном. А может быть, они жили здесь всегда, но гомон толпы побеспокоил их и заставил покинуть привычные убежища. Крызы вели себя так, словно ими управлял агрессивный инопланетный разум. В любом случае, их присутствие как-то не внушало надежд на счастливое будущее.

Желавший близкого общения покойник шумно скребся в дверь. Та пока держалась, но было видно, что выдержки ее надолго не хватит. Мужики потихоньку собирались внизу и, кажется, уже заключали между собой пари. Машка с опаской придвинулась поближе к эльфам. Все-таки какие-никакие, а мужчины, зашита и опора слабой девушки. Май звучно стучал зубами, да и Вий не выглядел рыцарем, стремящимся победить упрямую мертвую тварь. Самой сражаться с покойником Машке ужасно не хотелось. Яркие картинки воспоминаний о прошлой встрече с ходячим мертвецом мелькали у нее в голове навязчивым рекламным ро ликом. Прошлую встречу она не пережила. То есть пережила, конечно, но только потому, что Херон, который не-Херон, выставил ее из загробного царства. Правда, сейчас Машка сильно опасалась, что Мертвый бог будет недоволен тем, что она без спросу влезла в его сферу деятельности, как утверждал умный Вий. Оставалось только одно: каким-то образом спускаться вниз по стене и удирать со всех ног в надежде на то, что крызы растеряются, мужики тоже, а покойник не станет их преследовать до самого некромантского поместья. В конце концов, там обитал Вилигарк — не самый последний маг Астоллы. Вряд ли он будет счастлив необходимостью спасать их, но разве у него будут варианты? Работодатель все-таки, не чужой человек.

— Надо падать в кучу крызов. Тогда будет мягко, — задумчиво глядя вниз, сказал Май.

— Тогда будет остро! — возразил Вий. — Ты видел, какие зубки у этих мутантов? Это какие-то неправильные крызы! Я гораздо крупнее, но у меня таких зубов никогда не было и не будет.

— Не зарекайся, — хмыкнул Май.

— Нет, ребята, тогда будет плоско, — резюмировала Машка.

— Вот и прекрасно! — обрадовался легкомысленный Май. — Мне как раз новая подстилка нужна. Этот милый сepo-коричневый оттенок вполне подойдет, я существо скромное.

— Вообще-то крызы не идиоты, — сообщил Вий грустно. — Думаю, они успеют разбежаться до того, как мы приземлимся.

— Тогда у нас остается один выход. — Машка вздохнула и почесала щеку. Потом почесала нос. — Нам надо вырастить крылья.

— Начинай, — легкомысленно предложил Май.

— Вообще-то я не специалистка по этому вопросу, — призналась она. — У тебя нет никакой инструкции на этот счет?

Май вздохнул:

— С собой — нет.

Как будто желая подчеркнуть его «нет», дверь треснула, хоть и не разлетелась окончательно. Послышался еще один глухой удар, и средняя доска, переломившись пополам, вывалилась из двери на крышу. Машка проводила ее затравленным взглядом и сглотнула. «Крылья... — тупо думала она. — Черт возьми, крылья! Как сделать крылья? О господи, ну почему я такая дура?!» Поймав себя на этой мысли, она вдруг осознала, что дело совсем плохо. Машка никогда не думала о себе в таком тоне, в какую бы дурацкую ситуацию ни попадала из-за своего легкомыслия. Даже когда три одноклассницы заперли ее в раздевалке при физкультурном зале из-за того, что она ляпнула, что вечером встречается с футболистом Славиным, она не думала о себе — «дура!». Она действительно встречалась — чтобы отдать ему сочинение, которое сам он в жизни бы не написал. Но ведь этим пустоголовым, дорого одетым куклам не обязательно было что-то объяснять. Какие у них были лица в тот момент! Даже несмотря на то, что Машке два часа пришлось просидеть в раздевалке, а потом выбираться через подвальное окно, она чувствовала себя тогда победительницей, а не проигравшей. А сейчас она ощушала себя загнанной в угол без возможности сделать подкоп в этом самом вонючем углу.

— Наверное, об этом действительно очень неприятно думать, но, кажется, нам на хвост наступает смерть, — сообщил Вий.

В дырке показалась покойничья рука, заскребшая по двери в поисках замка или засова — того, что нужно сломать, чтобы добраться до непокорной добычи. Паук, сидящий у мертвеца на голове, тоже принял в этом самое деятельное участие: просунул тонкую лапку и заскреб ею, направляя мертвое тело. Ему, восседающему наверху, наверное, все было хорошо видно.

— В нашем положении можно не церемониться, — огорченно сказала Машка. — По-моему, лучше обойтись и без «наверное», и без «кажется». Хотя меня это совсем не делает счастливой.

— Ну зачем же так мрачно? — рассудительно спросил Май. — Если нас быстро хватятся в поместье, мы непременно выберемся. С помощью Вили.

— Здесь ровно на одно «если» больше чем нужно, — сообщила ему Машка.

Ей ситуация страшно не нравилась. И не тем даже, что во дворе стояли разозленные мужики и приравненные к ним сочувствующие. И даже не тем, что летать она не умела вовсе. Больше всего ее пугало то, что легкомысленный обычно Май стал вдруг рассудительным. Непонятное пугает сильнее.

— Прыгайте, вредители! — призвал их снизу взбешенный Хрюк. Лицо его выражало крайнюю степень недружелюбия. — Прыгайте, у вас все равно нет выбора. И начнем бой.

В дверь красноречиво поскреблись снова. Покойник, желающий близкого общения, явно глухим не был и в воплях мужика-активиста разбирался. Видимо желая поддержать своего пока еще живого товарища, он тихонько завыл. От того воя у Машки по спине пробежали бешеные кошки, а волоски на руках встали дыбом.

— Вий, может быть, ты знаешь какое-нибудь заклинание, усмиряющее покойников? — отчаянно спросила Машка. — Он мне действует на нервы. Нужно быстро придумать, как нам отсюда выбраться без потерь, а из-за этого навязчивого мертвого господина я никак не могу сосредоточиться.

— Учись думать в любой ситуации. Это весьма полезно. Тепличных условий у тебя все равно никогда не будет, — нравоучительно заметил Вий, но тем не менее уселся на нагретую солнцем крышу и принялся усиленно размышлять.

Машка закусила губу и попыталась мысленно связаться Айшмой. Ничего не выходило, словно присутствие покойника блокировало доступ к местной магической сети. Тот подвывал и тупо бухался в дверь, стонавшую под его ударами.

— Знаешь, — сказал наконец Вий, — я так и не вспомнил ни одного заклинания, успокаивающего Восставших, но зато знаю, как их разъярить.

— Это-то нам зачем? — с досадой спросила Машка. — По-моему, он и так очень недружелюбен.

— У меня возникла отличная идея, как нам выбраться отсюда, — добавил эльф, чтобы немного подбодрить ее.

Машка от души понадеялась, что идея его действительно гак хороша, как он думает. Впрочем, у нее самой вообще никаких идей не было. Пришлось довольствоваться тем, что есть. Как говорится, за неимением горничной сойдет и дворник.

— Ну?! — с энтузиазмом спросила она.

Эльф замялся ненадолго, а потом осторожно сказал:

— Это рискованно. Подозреваю, что идея тебе не понравится, и совсем не обязательно, что она сработает. Но шанс есть.

— Все лучше, чем на крыше в ожидании смерти торчать, — мрачно буркнул Май. — Рано или поздно он все-таки снесет эту проклятую деревяшку, и тогда нам вряд ли можно будет позавидовать.

— Ну, я нам уже не завидую, — пробормотала Машка, поглядывая на спазматически дергавшуюся руку покойника. Локоть у него застрял в дыре, наколовшись на старый гвоздь и это причиняло несчастному Восставшему ощутимые неудобства.

79
{"b":"7220","o":1}