ЛитМир - Электронная Библиотека

Решив, что на это нечего ответить, Джастис промолчала. Она попробовала поесть то, что лежало у неё на тарелке, но быстро опустила ложку.

– Ты не сможешь завязывать их, как мы, – сказала Роуз. – У меня самые длинные волосы в Хайбери-хаус, – добавила она.

Евины волосы были намного длиннее, но никто и слова не сказал.

– У Роуз ангельские волосы, – сказала Ева.

– На самом деле ангелы – мужчины, – сказала Джастис и добавила, поскольку никто не ответил: – Ну, знаете, Михаил, Гавриил и другие. И Люцифер, конечно.

Четвёрка Сипух уставилась на неё молча.

– В какую школу ты ходила? – спросила Роуз, прищурившись.

– Мама учила меня дома, – сказала Джастис. – Но она умерла, поэтому отец отправил меня сюда.

– Кошмар, – сказала Нора. – Как она умерла?

Джастис готовилась услышать вопросы о матери и собиралась отвечать спокойно, по-деловому, но, когда на неё глядели четыре любопытных, сочувствующих лица, оказалось, что это намного сложнее, чем она думала.

– От рака, – сказала Джастис.

– Сочувствую, – сказала Стелла. И по голосу видно было, что она говорит искренне. Все молчали, потом Стелла сказала: – Наверное, хорошо учиться дома.

Джастис порадовалась, что она сменила тему, но ей не хотелось рассказывать о своей жизни дома, с мамой, – она держалась, как могла, и не показывала чувств.

– Думаю, тебе будет сложно здесь учиться, – сказала Роуз, стараясь проявить сочувствие, хотя безуспешно.

– А может, и нет, – сказала Нора. – Вдруг она гений.

– Нора у нас умница, – сказала Ева.

– Да ладно тебе, – сказала Нора, поправляя очки, которые вечно сползали на нос.

– Сколько девочек в классе? – спросила Джастис.

– Пятнадцать, – сказала Роуз и отодвинула свою тарелку, не притронувшись к еде. – Пять Сипух, это мы, ещё пять Горлиц и пять Малиновок.

– Нора была третьей в классе в прошлом году, – сказала Ева. – Я была четырнадцатой.

– А первым кто?

– Стелла.

В таком случае это Стелла умница, подумала Джастис. Но вскоре она поняла, что, раз Нора носит очки, значит, она безоговорочно «умница», точно так же, раз Роуз – симпатичная блондинка, значит, у неё должны быть самые длинные волосы. Она не удивилась, что Ева четырнадцатая в классе, и она была уверена, что Роуз – примерно посередине. Она постаралась запомнить всё это, чтобы позже записать.

– Алисия вторая, – сказала Роуз. – Хотя могла быть первой, если б захотела.

– Алисия – лучшая подруга Роуз, – сказала Ева. – Она в Горлицах, и, поскольку у нас было свободное место, Роуз надеялась…

«Роуз надеялась, что её переведут к Сипухам, – подумала Джастис, – а вместо этого появилась я. Не самое многообещающее начало…»

Ева хотела сказать ещё что-то, но только она собралась заговорить, как девочки вдруг разом изменились. Они подняли головы с совершенно одинаковым благоговением – губы приоткрыты, глаза блестят. Джастис не сразу поняла причину такой реакции. Высокая девочка с длинными волнистыми светлыми волосами остановилась возле их стола. Более того, это видение обратилось к ней, к Джастис.

– Должно быть, ты новенькая, – произнесло видение. – Добро пожаловать в Хайбери-хаус. Я Хелена Блисс, староста.

– Приятно познакомиться, – сказала Джастис.

Непонятно почему, но Хелена рассмеялась на это.

– Правильно. Не стесняйся высказываться. Ты Джоанна, правильно?

– Джастис.

– Вот как. – Хелена глянула на неё так, будто заподозрила в непослушании, но решила не усугублять ситуацию. – Что ж, ты в надёжных руках у Сипух. Позаботьтесь о ней, девочки. Помните, принимая незнакомцев, вы, сами того не осознавая, можете оказать гостеприимство ангелам.

– Конечно, Хелена.

– Можешь положиться на нас, Хелена.

– Обязательно, Хелена.

– Спасибо, Хелена.

Видение удалилось, а Сипухи взволнованно распушили пёрышки.

– Какая же она красавица!

– Она пользуется духами – вы почувствовали?

– Она сказала, что Джастис в хороших руках с нами.

– Почему она не поднимает волосы? – спросила Джастис.

Все уставились на неё.

– Она староста.

– Это Хелена Блисс.

– У неё такие же волосы, как у тебя, Роуз, – сказала Ева. – Когда ты станешь старостой, сможешь распустить их.

– Жду не дождусь, – сказала Роуз, не сомневаясь ни на секунду, что этот день настанет.

– Ты закончила, Джастис? – спросила Ева. – Можно уйти, если префекты ушли.

– И не переживай, – сказала Стелла, глядя на тарелку Джастис, на которой еды не убавилось, – у нас заначка в спальне.

«Заначкой» оказалась еда, и вечер получился не таким мучительным, как предполагала Джастис. Они играли в пинг-понг в общей комнате, и Джастис познакомилась с Алисией, лучшей подругой Роуз с льняными волосами и бледно-голубыми глазами. Они вдвоём сразу же уединились в уголке, где принялись оживлённо шептаться. Интересно, они обсуждают её? Возможно, но Джастис была слишком занята игрой, чтобы обращать внимание.

В восемь они поднялись в спальню, где Стелла и Нора поделились фруктовым пирогом и чёрствым печеньем. Они ели, сидя на полу, потому что «матрона взбесится, если найдёт крошки».

– Мы по очереди делимся тем, что нам присылают, – сказала Ева. – У тебя есть с собой что-нибудь вкусненькое, Джастис?

– Вряд ли. Наверное, можно попросить папу прислать что-нибудь.

Эти слова вызвали бурю восторга.

– Да, давай! – сказала Нора. – Попроси фруктовый пирог, он идёт на ура.

– И вкусности в банках тоже ничего, – добавила Стелла. – Сардины, консервированные ананасы…

Джастис попробовала представить, как отец собирает посылку с гостинцами, но не смогла. Может, поручит секретарю?

Роуз, капитан общежития, выключала свет ровно в девять. Сначала они отправились в ванную, до ужаса мрачную комнату – самое студёное место, в каком Джастис доводилось бывать. Затем Роуз велела Еве и Норе прибраться, а Джастис и Стелле – задёрнуть шторы. Подойдя к дальнему окну, Джастис заметила что-то вдалеке – тёмные очертания, мерцающие во мраке. Что же это могло быть?

– На что ты уставилась, Джастис? – спросила Роуз. – Уже давно пора спать.

– Там что-то есть. Свет в каком-то здании.

– Ах, это. Башня с призраками, ничего интересного – сказала Ева.

– Башня с призраками?

– Я выключаю свет, – рявкнула Роуз из коридора, поднося руку к выключателю.

– Можно читать с фонариком под одеялом, – сказала Стелла, когда они запрыгнули на кровати, – главное, чтобы матрона тебя не застукала.

– Может, у Джастис нет фонарика, – сказала Роуз.

Но фонарик у неё нашёлся. Мама всегда говорила: три вещи могут понадобиться в любой ситуации – фонарик, перочинный нож и компас. Так что когда Джастис узнала, что едет в школу-пансион, она подготовила свой «набор выживания». Добавила туда дневник и ручку, мама наверняка одобрила бы, потому что она была писателем. Она написала книги про Лесли Лайта – профессора античной истории и литературы, а также частного сыщика. Захватывающие, таинственные истории, когда до последней страницы не знаешь, кто убийца. А теперь Джастис подозревала, что сама попала в детективный роман. При жёлтом свете своего верного фонарика Джастис написала:

ХАЙБЕРИ-ХАУС:

Мои опасения оправдались. Здесь даже хуже, чем я думала. Условия: убогие. Еда: несъедобная. Общество: разношёрстное.

Девочки не такие уж плохие, но Роуз вполне может оказаться психопаткой. Стелла милая, Ева совершенно безобидная. Нора считается умной, хотя мне кажется, Стелла умнее. (Возможный союзник?)

РАССЛЕДОВАТЬ:

Таинственную смерть Мэри Хелены Блисс: копия Роуз. Пользуется необъяснимой властью над девочками. Башня с призраками:???

Джастис выключила фонарик. Дневник она сунула под подушку. Придётся завтра найти надёжный тайник. В комнате было темно, слышалось размеренное дыхание, время от времени слышались повизгивания – кажется, со стороны Евы. Но бледный луч до сих пор падал из окна под потолком в дальнем конце комнаты. Что же это, лунный свет или свеча в башне с призраками? Джастис представила, как вылетает из окна спальни, делает круг над домом и башней и устремляется через топи к морю. Но куда ей идти? Вот в чём вопрос. Домой нельзя, потому что папе она там не нужна, а мама… мамы там всё равно нет, так ведь?

3
{"b":"722468","o":1}